«Казанский стрелок». Системный сбой личности и системный сбой в обществе

К каким бы выводам ни пришло следствие по делу «казанского стрелка», какие бы причины ни вызвали эту трагедию, для специалистов, работающих с психикой человека, очевидно: перед нами молодой человек, не способный адаптироваться к сложной, постоянно меняющейся окружающей реальности.

29

Со временем у такого человека нарастает конфликтное отношение к миру: он чего-то хочет, ему что-то нужно, но он не может этого достичь и не знает, как это сделать. Девятнадцать лет — это в принципе опасный возраст, это время выхода из отрочества во взрослую жизнь. Это время экзистенциального возрастного кризиса. И когда у человека нет здоровых социальных ориентиров и опор, его начинает «штормить», он «падает», ему плохо, у него растет ощущение раздражения, ненависти, обиды. Он в отчаянии, и это отчаяние может выразиться в аутоагрессии, оно сопровождается депрессией и апатией, «уходом» от возможностей, которые может нам дать здоровая социальная жизнь. Таких детей часто приводят ко мне в психотерапию успешные состоятельные родители, не понимая своего выросшего ребенка и страдая от его пассивности. Но отчаяние неокрепшая и дезориентированная личность может вымещать и вовне.

Жизнь, как известно, это постоянный стресс, это вызов, это труд, это необходимость договариваться и считаться с другими людьми, а это поколение не научили тому, что жизнь — это не только удовольствия. Есть огромный разрыв между тем, что личность хочет, и между тем, что она имеет. И человек не только не знает, как этого достичь, самое страшное, что он не верит, что вообще на это способен. А ведь для каждого человека важны социализирующие стратегии, которые передаются родительским поколением. Когда человек оказывается в жизни один на один без здоровой помощи и поддержки, когда он чего-то хочет, но у него не получается, он не знает, что с этим делать. В отсутствие стратегий возникает примитивный импульс: выпустить из себя это раздражение, негодование, обиду; что-то разрушить, кого-то убить. Эти примитивные импульсы говорят о том, что у этой личности всё очень плохо с родительской ценностной поддержкой и что этим человеком не занимались, его не любили, никто не пытался «вписать» в эту жизнь.

Перед нами возрастной кризис, но не стоит ждать, что «перебесится — и все будет нормально», «само» — не пройдет: это системный сбой. Да, какие-то проявления этого сбоя пройдут незаметно для окружающих: человек пойдет в лес, будет там кричать, сломает несколько деревьев, ему ненадолго станет легче. Но его неспособность взаимодействовать с реальностью, договариваться с другими людьми, достигать своих целей — никуда не денется. Сегодня он сломает деревья, завтра задушит кота, послезавтра расстреляет людей.

Системный сбой личности сигнализирует о системном сбое в обществе: неблагополучные, неадаптированные люди вдруг «ни с того ни с сего» массово убивают других людей, и не только в России. Чтобы этого впредь не происходило, в обществе должны измениться ценности. Сегодня развитое общество живет в невротической парадигме. Эта невротическая парадигма может проявляться в двух видах. Первый — условно европейская модель, патологическая толерантность по отношению к тем, кому в жизни повезло меньше. Успешных состоявшихся людей принуждают жалеть, например, беженцев из Африки и Ближнего Востока, снисходительно относиться к резким, детским выпадам людей, не способных адаптироваться к цивилизованному обществу и жить в позиции «я — плюс и ты — плюс». В итоге появляются целые регионы, которые отказываются подчиняться юридическим законам страны. Бездумно жалея «униженных и оскорбленных», мы обесцениваем и себя, и их. Эта модель довольно опасна, об этом много пишут в последнее время, особенно во Франции.

Вторая невротическая крайность, больше свойственная России, — репрессивная модель, когда мы разнообразные меньшинства маркируем как плохие, дефектные. Основную популяцию настраивают по отношению к ним враждебно. Меньшинства начинают чувствовать себя аутсайдерами, в их представителях развивается чувство ненависти, агрессии. И европейцы, и американцы, и россияне, оказывается, не умеют находить баланс между поддержкой и умением считаться с границами других. Это общая проблема.

В обществе должны измениться ценности. Как это должно происходить — это отдельная большая тема. Но уже сейчас понятно, что эта трансформация будет сопровождаться волевыми усилиями, которые ни в коем случае нельзя путать с интеллектуальным и душевным насилием, когда просто говорится, что надо делать, без объяснения, без уважения. Если мы пытаемся насильственным образом человека заставить что-то или кого-то уважать и любить, мы никогда не достигнем успеха.

И понятно, что для выхода из этого общественного тупика должны использоваться достижения и наработки, которые есть в области практической психологии, психотерапии, психиатрии. Не только детей, но и родителей и педагогов необходимо обучать эмоциональной грамотности. Сейчас же для воспитания человека используются примитивные невротические стереотипы, и в итоге люди творят то, что они творят.

Ольга Лукина,

психотерапевт, кандидат медицинских наук

Согласны с автором?

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (29)

19 лет - переход от отрочества?! Отрочество с 12 до 14 лет, а в 19 лет парни уже в армии отслужили.

интуитивно чую, что написан какой-то разврат мозга. Имхо ужасно только, что произошли убийства. А так налицо лицемерие общества и незначительность одного перед всеми. Если бы он всё облил протухшим супом, об этом бы даже не было новости, но обитателям школы былр бы погано

Автор пытается всё объяснить двумя глобальными концепциями. В данном конкретном случае (Казанский стрелок) медицинская патология - заболевание мозга, которое сопровождается сильными головными болями. В остальном согласна.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...