18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:08 18.10.2018

«Северокорейская тюрьма – это неприятно, но не ужасно»

Кто убил американского студента в тюрьме Северной Кореи, как за это корейцы поплатятся, – рассказывает востоковед Константин Асмолов.

«Северокорейская тюрьма – это неприятно, но не ужасно»

фото с сайта twitter.com

В больнице города Цинциннати умер 22-летний Отто Вормбиер – студент, привезенный в состоянии комы из северокорейской тюрьмы. Власти США обвиняют КНДР в пытках и издевательствах, которые и довели молодого человека до смерти. Северная Корея утверждает, что Вормбиер в тюрьме заболел ботулизмом, от него и умер. Что в этой истории бесспорно – это тюрьма, где американец провёл полтора года из пятнадцати по приговору за кражу агитплаката.

Отто Вормбиер отправился в КНДР из своей Вирджинии на несколько дней в новогодние каникулы. Хотел посмотреть экзотическую страну. Он прилетел в Пхеньян рейсом через Пекин 25 декабря 2015 года, а уже 2 января 2016-го собирался вернуться домой. Его сняли с самолёта и арестовали. Вормбиеру вменили организацию подрывной деятельности в КНДР: он хотел привезти в США сувенир и попытался украсть плакат с социалистическим лозунгом из гостиницы в Пхеньяне. Суд приговорил его к 15 годам исправительно-трудовой колонии, хотя обвинитель за такое преступление требовал пожизненного срока. В итоге заключение и стало пожизненным, хотя продлилось 18 месяцев: в тюрьме Вормбиер впал в кому, в этом состоянии его после долгих переговоров всё-таки отправили в США, но медики уже не смогли спасти юношу.

Специалисты говорят, что Соединённые Штаты не оставят КНДР без наказания за гибель своего гражданина. Но Пхеньян и так уже обложен санкциями – дальше некуда, их называют самыми жёсткими за всю историю «санкционной политики». Что на самом деле случилось с американским студентом, что за это будет Пхеньяну, – объясняет ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, преподаватель Института стран Азии и Африки МГУ Константин Асмолов.

- Константин Валерианович, что сейчас известно о причине смерти Отто Вормбиера?

– На данный момент коронер, то есть судмедэксперт, который должен сказать, насильственной была смерть или нет, вердикта не вынес. Вскрытия не было, от него отказались родители, поэтому коронер осмотрел труп внешне и изучает материалы – как присланные северокорейцами, так и полученные от медиков из госпиталя. Эти медики не подтвердили ни заявлений северокорейцев о том, что парень умер из-за последствий ботулизма, ни заявлений правозащитников о применении пыток. Во всяком случае, никаких следов избиений, физического насилия не обнаружено.

- Но ведь молодой человек долго лежал без сознания в тюрьме.

– Да, он уже был в вегетативном состоянии. Диагностировано было отмирание тканей мозга. Скорее всего, он бы и провёл там в состоянии «овоща» достаточно долгое время с малыми шансами на успех.

- Так о каких внешних следах может идти речь? Как теперь понять, что с ним случилось?

– Что с ним случилось – пока непонятно. Есть диагноз: гипоксия мозга. Но это могло быть следствием нескольких вещей. Например – упущенный инсульт. Если в тюрьме ему не оказали помощи в критическое время, то похожую картину вполне можно допустить.

- Я пока вынесу за скобки обстоятельства, при которых он попал в тюрьму. На каком уровне в Северной Корее медицина?

– Не очень. Хотя бы потому, что «железный занавес» препятствует обучению северокорейских медиков за рубежом. Объясняют так: медицина – это дисциплина двойного назначения, а вдруг они будут изучать не то, как лечить людей, а то, как разрабатывать биологическое оружие. Это касается и современного медицинского оборудования в Северной Корее: оно во многом под санкциями. Но вообще, насколько я знаю, там стараются всё-таки поддерживать медицину на относительно приемлемом уровне. Хотя не думаю, что это касается мест заключения.

- А что там с местами заключения? В каких условиях мог содержаться этот юноша?

– Есть важная деталь. Иностранцев, таких как Вормбиер, естественно, в обычные тюрьмы не отправляют. Им создают более комфортные условия.

- «Более комфортные условия» применительно к северокорейской тюрьме – это что?

– Об этом конкретной информации мало. Она идёт от перебежчиков и правозащитников, которые, естественно, очень активно рассказывают вещи странные, иногда это уже даже не пропаганда, а какой-то порнохорор. Есть, например, книга Ли Сун Ок «Глаза бесхвостых животных», в которой рассказывается, как люди работают на металлургическом заводе в горячем цеху полностью голыми. И этому верят. Есть рассказы о том, как христиан, отказавшихся отречься, поливают расплавленным железом из ведра.

- Ужас.

– Спокойно. Вы представляете, насколько реалистична эта картина?

- Нет. А она реалистична?

– Нет. Как вы представляете себе попытку полить кого-то из ведра расплавленным железом? Оно же просто расплавит ведро.

- Писательница могла перепутать название металла. Железо вместо олова – или чем там пытали в Средневековье…

– Нет-нет, она слишком часто рассказывала о таких вещах. То есть, если смотреть на вещи более или менее реально, то северокорейская тюрьма – это, конечно, очень неприятно, но не ужасно. Условно говоря, уровень Советского Союза 1950-60-х годов.

- Вот теперь всё-таки о том, как этот молодой человек туда попал. Он ведь должен был отсидеть 15 лет за то, что в гостинице снял со стены плакат, так?

– Не совсем так. Это в определённой степени тоже неправда. Молодой человек проник ночью в закрытое служебное помещение внутри гостиницы и сорвал большой настенный лозунг. Он попытался уволочь его, но не смог, поскольку был пьян. Это попало на камеры внутреннего наблюдения. Плюс нашли его отпечатки пальцев. Грубо говоря, юноша пытался привезти из экзотической страны «военный трофей».

- Что значит – трофей?

– Настенный лозунг. На всю стену.

- Да-да, наглядная агитация. За что 15 лет?

– Подобные лозунги в КНДР местами занимают ту нишу, которую в православии занимают иконы. То есть с северокорейской точки зрения это, если угодно, не хулиганство, а святотатство.

- Ну, 15 лет за святотатство – это понятнее…

– Тоже не совсем так. Ему несколько статей вменяли. Сейчас все не перечислю, но дело не только в этом. Мальчик же не стал объяснять поступок тем, что хотел просто куража. Он рассказал историю: дескать, протестантские пасторы, его знакомые, пообещали заплатить 20 тысяч долларов, если он привезёт из КНДР лозунг, а семья у него, мол, нуждалась в деньгах, поэтому он – несчастная жертва, которую не надо судить по всей строгости. Но у парня отец – директор металлообрабатывающей компании. И было понятно, что рассказал он всё это потому, что от него хотели признаний в таком стиле. А на самом деле, юноша просто искал приключений.

- Я не поняла: в глазах корейцев этот рассказ усугубил его вину, потому что фантазия, или смягчил?

– Он активно каялся и просил прощения. Вы помните историю Оливье Жюфера? В 2006 году этот гражданин Швейцарии тоже по пьяни закрасил чёрной краской портреты короля Таиланда. Четыре штуки. Суд сначала назначил ему по 5 лет тюрьмы за каждый плакат. В ходе рассмотрения, учитывая чистосердечное признание Жюфера и раскаяние, срок сократили до 10 лет. Он отсидел четыре месяца, король его помиловал, а потом его депортировали из страны.

- Всё-таки хеппи-энд.

– Так и здесь был бы относительный хеппи-энд! Есть чёткие данные по американским гражданам, которых задерживали в Северной Корее. Максимум, который отсидели такие люди перед депортацией, – это два года. Причём речь шла о человеке, который регулярно провозил в страну «подрывную литературу» и занимался тайной миссионерской деятельностью. Поэтому можно предположить, что весь срок он бы не отсидел в любом случае.

- Его бы тоже выдворили в Штаты?

– Вполне вероятно, что это произошло бы в течение полугода.

- Но мы-то знаем, что он провёл в тюрьме полтора года. Если он действительно там заболел, почему его не помиловали сразу? Почему корейцы дотянули до тех пор, когда его уже поздно было спасать?

– Вот тут действительно вопросы к северокорейской стороне: почему не связались с США сразу? Как именно лечили? Хотя, насколько я понимаю, они всё-таки каким-то образом известили семью о том, что парень в коме. Родители начали ходить по инстанциям. В итоге дошли до президента. При Трампе было проявлено даже более живое участие, чем при Обаме. В итоге спецпредставитель США по Северной Корее вылетел туда спецсамолётом с бригадой медиков.

- Но опоздал.

– К сожалению, да. К этому моменту юношу, скорее всего, уже было не спасти.

- Совсем недавно, в марте, после испытаний водородной бомбы в КНДР, Совбез ООН ввёл против этой страны новые санкции, и тут – такой инцидент с американским гражданином. Как Северную Корею ещё могут наказать?

– Теперь, конечно, недруги Северной Кореи постараются эту карту использовать по максимуму. Часть из них уже заявляют: неважно, что следов избиений нет, всё равно это были пытки, жестокое обращение, а может быть даже медицинские эксперименты. Есть же пытки, не оставляющие следов, – вот их-то наверняка и применяли, а что это пока не подтверждено – так это пока: это же КНДР, там точно ставят опыты на заключенных, «государству зла положено». Вполне могу допустить, что смерть станет поводом для новых санкций или даже специального закона – по аналогии с «законом Магнитского».

- Какие ещё можно придумать для Северной Кореи санкции? Всё, что можно было, кажется, «закрыли» мартовскими: она уже практически ничего не может импортировать и экспортировать, её банковская система, какая ни есть, полностью изолирована.

– Тем не менее северокорейцы ухитряются повысить уровень жизни. По крайней мере, в Пхеньяне. Это я вам говорю как человек, который недавно оттуда вернулся.

- Это откуда же и докуда они его повысили? И как им это удалось?

– В Фейсбуке мой товарищ, Владимир Хрусталёв, вывешивал довольно много фотографий современного Пхеньяна: улицы, кафе, продуктовые магазины.

- Это точно фотографии настоящих кафе и улиц, а не «потёмкинских деревень»?

– Не верите – можете запросить наше посольство в КНДР. Но я могу сказать не только о собственных впечатлениях, но и о впечатлениях моих знакомых: в последние несколько лет в Пхеньяне действительно растёт уровень жизни. Провинции это касается в меньшей степени, хотя там такие процессы тоже идут, хоть и медленнее. В Северной Корее уже 12 лет нет голода.

- Как они это сделали, если «железный занавес», опора на собственные силы, все дела, а ещё и санкции?

– Это тема для отдельного разговора. Если коротко, могу сказать, что они нашли некоторые альтернативные технологические цепочки, позволяющие игнорировать санкции. Да и соблюдаются санкции далеко не всегда полностью. И северокорейцы научились их обходить. Есть некоторая роль помощи со стороны Китая.

- Инцидент с американским юношей может ухудшить для них ситуацию?

– Теоретически – да, может. Скорее всего, как я уже сказал, будет ужесточение санкций со стороны США. А в целом ситуация, конечно, печальная. Да – идиотский поступок юноши. Да – наказание, которое можно назвать несоразмерным, если говорить о назначенном сроке. Да – смерть молодого человека, который, видимо, не получил нужной медицинской помощи. Но смерть ввиду врачебной ошибки – это не то же самое, что смерть в результате убийства с особой жестокостью. Это я хочу подчеркнуть.

- Теперь, видимо, Северная Корея станет страной, которая окончательно загнана в угол. Или они ещё могут что-то сделать, чтобы из-под санкций начать выкарабкиваться?

– А зачем? Северная Корея получила массу уроков, как ведут себя США. Что было с Ираком? Саддам Хусейн пытался объяснить, что у него нет оружия массового поражения – и чем это кончилось?

- Разве корейцы отрицают, что у них ядерное оружие есть? По-моему, они этим, наоборот, бравируют.

– Вы читали северокорейские заявления? В них почти всегда говорится, что удар они нанесут в ответ на провокации.

- Но не отрицают, что есть чем нанести.

– Не отрицают. А вы помните историю Муаммара Каддафи? Он свою ядерную программу сдал. На каком-то этапе все говорили: гляньте, как хорошо, Каддафи исправился. Хотя репутация у него была даже более одиозная, чем у Ким Чен Ира. И где теперь тот Каддафи? Вы знаете, что у Северной Кореи нет дипломатических отношений с Соединёнными Штатами? Что КНДР была целью американского ядерного оружия ещё до того, как у неё появилась своя ядерная программа, хотя, согласно документам ООН, неядерная держава не может быть целью для ядерного оружия? Здесь можно рассказать много интересного. Ситуация гораздо менее чёрно-белая, чем кажется.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор