18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:58 23.10.2018

Особое мнение / Евгений Вышенков

все авторы
27.05.2017 20:53

Один ребенок, одна полиция, одна на всех истерика

Одно видео истекающего воплями мальчишки перекрыло мировые новости. И общество кинулось на полицейских. По мне, так им деваться было некуда. Или это гениальная скрытая реклама маминой книги.

Москва, Арбат. 26 мая, 19:50. Полицейские ведут орущего от страха ребенка в служебную машину. Активная гражданка вступается. Вопросы, возмущение, перепалка под запись смартфона, толчки, теперь уже истерика женщины. Наряд побеждает и удаляется. Нервно. Занавес.

В антракте, предсказуемо, появляется видеоистория в Сети.

Сеть вытаскивает съемку на первое новостное место. МВД в панике, все спасают мальчика. Пятница, вечер, но и Кучерене некуда деваться.

Перед вторым действием, будто беседуем в буфете, отмотаем обратно. Количество слов и эмоций о детском попрошайничестве огромно, потому как за ним, как правило, стоят взрослые (что больше пакостно, чем незаконно). Центрее туристического Арбата трудно себе представить, вот наряд и обратил внимание на 10-летнего пацана, декламирующего какие-то стихи. Да, какие-то. Ведь полицейский не обязан знать монолог Гамлета «Быть или не быть» в переводе Бориса Пастернака, как не знают его подавляющее число ныне возмущенных.

Полицейские подозревают пацана в банальном сборе денег. Согласен, не нападение на Сбербанк, но им на каждом разводе этим мозг едят.

Такая сцена для патрульных привычна, процедура отработана. Были бы у мальчонки другие нервы, никто бы на планете Земля, кроме его родителей, ничего не узнал. Но случилась истерика. И что сотрудникам делать? Тут же отпустить? Тогда все их действия зависят от звуков, в данных случаях издаваемых детьми.

И ведут они его правильно. Никто его не ломает, а то, что сотрудник хватает за рубашку, когда тот извивается, – так что ему остается-то? Начал бы мальчик лупить его ногами, так схватил бы ногу рукой. Синяки бы еще остались.

Визг привлекает активную даму. (Кстати, неправильно, что она оказалась одинока, – но это другой сюжет). К ней тоже вопросов нет. Она, как с Гамлетом, не обязана понимать все тонкости и обязанности сотрудников наших внутренних органов. Разумеется, начинает снимать. Опять правильно. Любой адекватный так бы сделал. Здесь снова полицейским отступать? Дали бы задний, – значит, неправы.

Но для дамы это тоже экстремальная ситуация. Вой ребенка рождает и у нее припадок. Дальше она себя уже не контролирует, говорит лишнее. Ребенок питается лишним, и у него появляются новые силы для борьбы. Он даже заявляет о своих правах. А женщина трясется, путается в показаниях. То она соседка, то знакомая. Женщина-полицейский сквозь зубы вежлива, один сотрудник не выдерживает и начинает «тыкать». Это, пожалуй, единственный промах под видео. И то – этический.

Так что обыкновенная уличная свара, совсем не того масштаба, что ее издержки. Должно была закончиться вызовом родителей в участок и так далее, неинтересное.

Но Сеть взбивает мир.

Акт второй, федеральный.

В полицию срочно едет сам адвокат Кучерена со всеми своими регалиями вплоть до Общественной палаты РФ. Начинаются выяснения, за которыми нарастает разноголосица журналистских версий. И наши правы. Репортеру новости делать надо, а не ждать через неделю результатов официальной проверки. Вам же, читателю, надо сейчас.

СМИ обрушиваются информацией. Появляются данные, что заступалась за дитя то мачеха, то маму патруль не разглядел, что в двадцати метрах читала книгу. Единственный вразумительный комментарий последовал от отца, заявившего, что его сын часто читает стихи на людях, борясь таким образом с комплексами. Тогда и сын, и отец правы.

В такой давке никакой проверки не произведешь. Полиция дипломатично оправдывается. Но она же не идиотка говорить прессе, что думает. Мол, стойте, родители, рядом со своим ребенком, – и пусть он Гамлета хоть на монгольском читает. Так что протокол аннулировали, лишь бы мы затихли.

А в спешке Анатолий Кучерена раздает реакцию: «Те сотрудники, которые осуществляли задержание, должны объяснить, почему оно проводилось в такой форме. Почему, даже если была мачеха рядышком, не пригласили вместе с ребенком мачеху в отделение полиции и не разобрались». («Эхо Москвы»).

«Анатолий, может, она и мачеха, но мы об этом от нее не слышали. А по поводу формы задержания, – так, может, вы нам покажете, как правильно доставлять десятилетнюю истерику?» – переспросил бы я на их месте. Но мне легче.

Возмущаться полезно. Но есть же еще и жизненный опыт. Навряд ли нормальный человек считает, что полицейские в центре Москвы хватают ребенка, отталкивая его родителей, и волокут. А потом, очевидно, бросят разутого в темницу.

Жизнь так уж устроена, что всегда добавляет к событиям специй. Вот, Гамлета читал. Не хватило немного. Если бы под видео копы пресекли безобразие на строчках: «…Смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье…». Не повезло и, причем всем.

Зато ребенка зовут Оскар. Тут ирония, – удалось.

А если кто-то верит в то, что все-таки мама мальчика в этот момент сидела в двадцати метрах и читала книгу, то это все меняет. Такой мамы быть не может. Значит, в ближайшее время мы неожиданно узнаем, что она читала. То есть название книги. Такой, что при визге своего сына не оторваться.

Потрясающая реклама.

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"