18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:46 22.10.2018

Особое мнение / Надежда Кеворкова

все авторы
16.07.2016 11:44

Эрдоган отбил шар

На пять часов Турция, и, не побоюсь сказать, значительная часть мусульман Ближнего Востока погрузились в тяжелое ожидание, чем закончится попытка военного переворота.

За это время многим стало ясно, что именно Турция и лично Эрдоган являются целями ближневосточного кризиса, а вовсе не замученная в крови пятилетней бойни Сирия. За эту ночь была возможность убедиться, как широк и разнообразен фронт иностранных врагов Турции. И как много сторонников у Эрдогана.

Хочешь не хочешь, но многие задумались, что встреча Керри с Путиным и Лавровым началась с теракта в Ницце, а завершилась на фоне военного переворота в Турции. Госсекретарь США сам открыл шлюз для самых невероятных конспирологических конструкций, посоветовав не слушать, что они говорят, а смотреть, что будет происходить.

Происходило все бурно.

Около 22.45 в пятницу 15 июля появились первые сообщения из Стамбула о военном перевороте. Журналисты и очевидцы в соцсетях сообщали о стрельбе и танках в Стамбуле и Анкаре.

События развивались стремительно.

Ряд военных, отказавшихся сотрудничать с хунтой, были убиты. Против армии и жандармерии выступила полиция. В ходе перестрелок к часу ночи погибли 18 полицейских.

У входа в парламент взорвались две бомбы. С воздуха военные самолеты атаковали жилой дом. Офицеры захватили ряд телеканалов. На одном из них прозвучало обращение заговорщиков. Захват CNN Turk шел просто в прямом эфире, а затем из здания выносили раненых. С вертолетов стреляли по протестующим на площадях. В Стамбуле и Анкаре звучали взрывы.

Позднее Эрдоган сообщил, что военные бомбили Мармарис, где он находился на отдыхе, полагая, что глава Турции все еще там.

Прозвучало и множество непроверенных сообщений – о взрывах, бомбардировке площади Таксим в Стамбуле и аэропорта Ататюрк.

Обширная группа СМИ, отдельных журналистов и блогеров (российских, турецких, иранских, американских, египетских) азартно распространяла фальшивые новости о том, что Эрдоган запрашивает убежище в Германии, Голландии, Лондоне и Тегеране. Примерно та же группа всячески нагнетала известия об истинном положении дел и пророчила, что большинство турок поддержит хунту, что в Турции заблокированы соцсети и что наступает тотальный хаос.

Около часа ночи 16 июля Эрдоган призвал людей выйти на улицы против переворота. Клака вдоволь нахохоталась над тем, как, мол, несолидно, Эрдоган через телефон обратился к нации. А депутат Железняк и вовсе заявил, что Эрдоган поступает, как безответственный политик, обрушивающий страну в «гражданскую войну».

С минаретов мечетей прозвучал «вневременный» азан.

Самое поразительное, что люди вышли – в Стамбуле и в Анкаре, в приграничном Газиантепе и курортной Анталии. Вышли в таком количестве, которое позволило им начать блокировать военных, оказывать им гражданское неповиновение, выставляли живые цепи вокруг участков и муниципалитетов.

Эрдоган трижды обратился за это время к людям. Бывший премьер Давутоглу и нынешний премьер Йылдырым тоже выступили с обращениями.

В 3.30 Эрдоган, вопреки упорно распространявшимся слухам, приземлился в аэропорту Стамбула и вышел в эфир, хотя информационный шум о бомбардировке аэропорта и о том, что Эрдоган улетел, продолжался.

Переворот был подавлен. 750 мятежников арестованы. Количество жертв увеличилось втрое.

В российском политическом и журналистском сообществе уже несколько лет бытует обманчивое клише, что Турция – некое подобие России, Эрдоган – копия Путина, а потому и заморачиваться с пониманием происходящих процессов не стоит.

Российские телеканалы попали в собственную ловушку: они не знали, как им комментировать разворачивающиеся события.

Молчал и Кремль.

Разве что Песков сказал, что «решение об убежище может принимать только Путин», хотя Эрдоган и не думал просить убежища, тем более в России. Лавров рутинно призвал решать проблемы в «конституционном поле».

Политическую оплошность допустил Ходорковский, который по сути поддержал переворот. Вслед за ним значительное число журналистов и СМИ более или менее оппозиционного направления стали сочувствовать некоей гипотетической демократии, которую будто бы сулил военный переворот, и откровенно издеваться над Эрдоганом, «исламистами» и «титушками».

Прокремлевский сегмент спикеров вовсе растерялся, поскольку Эрдоган еще недавно был «безумным султаном», который принес «лживые извинения» за сбитый самолет.

Некоторые привычно грезили о «гражданской войне» в Турции.

Меж тем, по итогам этой ночи Эрдоган получил невиданную поддержку – и от светских турок, и от оппозиции, не говоря о мусульманах. Кемалисты выступили против переворота. Как и курды, которым как мало кому хорошо известно, что несет им любая хунта.

Даже Гюллен, которого Эрдоган обвинил в подготовке переворота, отмежевался от него (Гюллен – религиозный турецкий деятель, основатель сети сотен турецких лицеев в Турции и мире, 17 лет живущий в США и ставший отчаянным критиком Эрдогана).

Среди сирийских беженцев популярности у Эрдогана не занимать – 2,5 миллиона человек нашли приют в Сирии, получают все виды социальной помощи, и им обещано турецкое гражданство.

Переворот горячо и как-то слишком откровенно приветствовали в Сирии – там шли народные гуляния.

Из Сирии и от израильского сегмента «диванных экспертов» раздались первые обвинения Эрдогана в эскалации «провального исламизма» и в искусстве устраивать «поджог рейхстага».

Американцы довольно отстраненно наблюдали за происходящим. А когда дело завершилось, вяло поддержали Эрдогана. Столь же неспешную поддержку ему высказало НАТО.

Удивительно, за два дня до переворота в Анкаре оказался Александр Дугин и дал там пресс-конференцию. Активный сторонник Путина и идеолог вражды по отношению к Эрдогану и «исламизму», еще несколько лет назад он водил дружбу с турецкими военными проамериканскими заговорщиками. На этой пресс-конференции Дугин приветствовал российско-турецкое замирение и провозгласил, что дружить теперь следует против США.

Все это даже не мина при плохой игре.

Мало кто из экспертов понимает столь явственно как Дугин, насколько мнимыми являются какие-либо надежды на противостояние России и США. Сейчас и в дальнейшем.

За свои яростные призывы к воплощению антиамериканских лозунгов в жизнь Дугин поплатился кафедрой и карьерой.

На сегодня Эрдоган выиграл небольшую передышку и провел смотр своих безоружных большей частью сторонников.

Враг его силен и обладает мощью, превышающей возможности Турции, даже с учетом ее способности к мгновенной мобилизации, которую народ показал минувшей ночью.

За Эрдогана стоит мусульманская улица.

Много это или мало? В военном, стратегическом, тактическом плане, конечно, она уступает организованным и вооруженным враждебным армиям и спецслужбам.

Мусульманская улица не смогла удержать победы арабских революций нигде. Турция Эрдогана – ее последний бастион.

Определенная часть мирового истеблишмента ведет войну и с исламом, и с мусульманами, называя это неприятием «исламизма».

Можно называть эту силу Западом, либералами, США, олигархатом – все не будет точно.

В подручных у нее оказывается довольно разношерстная публика – от Гюлена до Ходорковского, от Асада до израильских деятелей, от вооруженных отрядов курдов до шиитских формирований.

Россия, с ее крайней подозрительностью к собственным мусульманам, списками неблагонадежных, массовыми арестами мусульман по пятницами, вошедшими в привычку ликвидациями и зачистками, естественно тяготеет не к тем, кто «противостоит Америке».

Если ты не противостоишь и не отвоевываешь каждый день свое право, то ты служишь на посылках.

Россия должна была, но не сумела втянуть Турцию в войну в Сирии.

Курды должны были, но не сумели дестабилизировать Турцию.

Теракты не лишили турок разума. И вот теперь была попытка переворота.

Она не последняя.

Но пока что Эрдоган отбил шар.