Сейчас

+20˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+20˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 21

1 м/с, ю-з

758мм

62%

Подробнее

Пробки

2/10

Занятие: безработный

319

Есть ли среди ваших знакомых кто-нибудь, потерявший работу? Подозреваю, что есть. Не исключено даже, что и вы в том числе. А есть ли среди них кто-нибудь, кто получает пособие по безработице? А это вряд ли. Таких счастливцев у нас в пятимиллионном городе всего ничего – 6800 человек. Удивительно? Ничуть. Представьте себе, научно установлено, что безработица в Петербурге вообще идет на убыль.

Осенью 2007-го у нас было 11600 зарегистрированных безработных. Из которых получали пособия (и скажу вам, довольно недурные - от нескольких сотен до трех с лишним тысяч рублей) – 8500. Незаметно пролетел год, настал, как уверяют, кризис, но зарегистрированных убавилось на добрых 600 человек, а получателей пособий и того сильнее – аж на 1700. Видимо, чтобы не привыкали к сытой и бездеятельной жизни.

В чем секрет? Статистическое ведомство – одно из честнейших наших госучреждений, это я безо всякого юмора скажу – оно само его и раскрывает. Просто там ведут двойной счет. Один – для внутреннего употребления. Как раз тот, по которому в России сейчас миллион с небольшим безработных, одна сотая из которых у нас в Петербурге. И другой – для внешнего мира. По классификации Международной организации труда.

По одному счету, безработных у нас мало и становится еще меньше. По второму - их и сейчас порядочно, и становится все больше.

По этому второму счету («по классификации МОТ», как деликатно выражаются наши статистики) в России сейчас почти 5 миллионов безработных. А сколько в Петербурге, пересказывать не стану. С одной стороны, немало, а с другой – подозреваю, что на самом деле все равно заметно больше.

Первая кризисная волна уже показала, что логика нанимателей (они же – увольнители своих работников) сейчас не такая, как в «лихие 90-е». В те патриархальные годы увольнять людей не спешили, предпочитали просто задерживать им зарплату, а в радикальных случаях – годами почти ничего не платить.

А сейчас работник может входить в кризис примерно тремя маршрутами. В структурах старомодного типа вернулись к задержкам зарплат. А в организациях, идущих в ногу со временем, реализуют либо гуманный вариант (сокращают рабочую неделю, урезают зарплаты, останавливают производство «на модернизацию»), либо вариант радикальный – в форме массовых истерических увольнений персонала.

Этот последний вариант ударил у нас в городе довольно по многим, от гастарбайтеров-строителей до офисного планктона, и отражает в большинстве случаев не столько трезвую оценку ситуации, сколько панику нанимателей и топ-менеджеров, ничем не отличающуюся, скажем, от паники рядовых граждан, которые бросились в банки вытаскивать свои вклады.

Паника, даже имеющая под собой объективную основу – это всегда плохо, потому хотя бы, что панические решения редко бывают дальновидными. Что же касается их жертв, то есть уволенных работников, то уроки, которые могут быть ими извлечены, довольно противоречивы – скажем так.

Во-первых, трудно отстоять рабочее место, когда нет живых профсоюзов, а в законах, будто бы защищающих твои интересы, сплошные дыры.

Во-вторых, не надо было верить в сладкие сказки о небывалом процветании, которые распространялись сверху. Бум последних лет, сопровождавшийся стремительным ростом зарплат, объяснялся только дороговизной нефти и больше ничем. Внезапное осознание того, что заработки работников непомерно высоки – одна из причин нынешней паники нанимателей. Понятно, что каждый доволен своей квалификацией и никто не доволен своей зарплатой. Но в выигрыше сейчас будет тот, кто раньше остальных поймет, что эпоха высоких заработков откладывается на неопределенный срок. И приспособит к этому печальному факту свои притязания.

В-третьих, полагаться на казенную систему вспомоществования и трудоустройства если и следует, то в самую последнюю очередь. Она приспособлена лишь к той символической безработице, которую сама для себя нарисовала. Судя по официальным заявлениям, включая и недавние высочайшие, наши власти не готовы к резкому росту безработицы, не ждут его и почти ничего не предпринимают.

Несколько десятков дополнительных миллиардов рублей на пособия по безработице вместе со 150 миллиардами «на поддержку рынка труда» - это во много раз меньше тех триллионов, что уже розданы корпорациям, банкам и магнатам, и говорят лишь о нежелании видеть реальный масштаб проблем.

Государственные службы занятости просто захлебнутся, если к ним придут не привычные тысячи, а десятки тысяч, не говоря о сотнях. Получить даже и нищенское пособие (потолок которого недавно торжественно увеличен до пяти без малого тысяч рублей) будет трудно. А найти через эти структуры сколько-нибудь подходящую работу – и того труднее.

Отсюда и в-четвертых: самая реалистичная стратегия для человека, потерявшего работу – найти новую как можно быстрее, даже и теряя в заработке и статусе, а то как бы не стало еще хуже.

Впрочем, это мое субъективное мнение, клонящееся к тому, что наступают новые времена, которые не будут похожи на старые. А объективность требует уточнить, что ответов на вопрос: станет ли хуже? – сейчас дается все-таки два.

Официальный ответ лучезарен и прост: проблем нет, а те, которые есть, скоро совсем исчезнут, благодаря попечениям начальства. Власти сами верят или пытаются верить в то, что трудности – на полгода, а потом нефть опять подскочит, и жизнь пойдет себе по-старому, по-привычному.

Если новый безработный разделяет с начальством эту веру, то ему спешить не надо: зимой и весной погулять, отдохнуть, поправить здоровье, а где-нибудь к лету позовут обратно на старую работу, или откроется место позаманчивее прежнего.

Но можно ориентироваться и на другой прогноз, разделяемый почти всеми экспертами, не занимающими официальные посты. Вот он в самом мазохистском варианте: «Гражданам еще предстоят: девальвация рубля, инфляция, вызванная спасательными вливаниями государства в экономику, снижение зарплат, закрытие ставших привычными торговых сетей, исчезновение части спасавшего экономику импорта и рост цен на этот импорт, сокращение доступности кредитов, неизбежное снижение качества медицины и образования, неизбежный рост взяточничества…».

Так видит следующий год экономический комментатор одной влиятельной газеты. В других интонациях, но по существу примерно такие же предсказания делает и большинство остальных аналитиков.

Человеку, оставшемуся без работы, остается, опираясь на свою мудрость и знание жизни, выбрать тот из двух прогнозов, который кажется ему более реалистичным, и приноровить к нему свои действия.

Сергей Шелин

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора
Цены, вперед!
25 сентября 2010, 11:47
Кто выигрывает XXI век?
12 сентября 2010, 17:05
все статьи автора

Станьте автором колонки

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close