18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:13 18.11.2018

Особое мнение / Сергей Шелин

все авторы
25.09.2010 11:47

Цены, вперед!

Месяц назад тревожились из-за продуктовых цен, особенно из-за гречки. На нее навалились всей мощью государственной машины, и она перестала считаться локомотивом инфляции. Сегодня дорожает уже все подряд, сентябрь станет месяцем рекордов, и в воздухе запахло очередной «антиинфляционной программой».

Месяц назад тревожились из-за продуктовых цен, особенно из-за гречки. На нее навалились всей мощью государственной машины, и она перестала считаться локомотивом инфляции. Сегодня дорожает уже все подряд, сентябрь станет месяцем рекордов, и в воздухе запахло очередной «антиинфляционной программой». Рядовым людям самое время быть начеку.

Первые двадцать дней сентября принесли инфляционный рекорд – индекс потребительских цен вырос на 0,6%. Это столько же, сколько было за весь август, а за весь июль цены приросли всего на 0,4%. Так сообщает Росстат, и понятно, что преуменьшает. Но будем надеяться, что преуменьшает он пропорционально, и саму картину разгоняющейся инфляции показывает добросовестно.

Для сравнения: в прошлом году, по росстатовским подсчетам, потребительские цены вообще не росли три месяца подряд – в августе, сентябре и октябре. Такой вот контраст.

Разумеется, в каждой темной картине есть свои светлые пятна. Надо только поискать. И этим светлым пятном, как вы и сами уже догадались, является гречневая крупа-ядрица. Та, с которой началась паника и на которую наши власти обрушились всеми своими силами. Обрушились, хочу сказать, в хорошем смысле слова – чтобы больше не дорожала. И успех не заставил ждать. Если в августе гречка-ядрица дорожала в среднем на 7% в неделю, то за последнюю подсчитанную неделю сентября – всего на 3,9%.

Так что битва на этом участке наполовину выиграна. Жаль только, что тысячи других товаров дорожают все быстрее, и на таком широком фронте сил может не хватить. Но отваги нашему начальству не занимать, и оно, чувствуется, что-нибудь предпримет.

Не хочется заранее портить настроение и гадать, что именно, но его репертуар для таких ситуаций был уже продемонстрирован инфляционной осенью 2007-го.

Между прочим, юбилей. Как раз три года от предыдущего всплеска цен и последующей антиинфляционной кампании. За сентябрь 2007-го индекс потребительских цен вырос на 0,8%. В нынешнем сентябре будет не меньше, а то и больше, но тогда это был рекорд для всех сентябрей нулевых лет. Сидеть сложа руки было бы смешно. И тогда, в сентябре 2007-го, премьера Фрадкова сменил премьер Зубков, а прежнего шефа Министерства экономического развития Грефа – новый шеф Набиуллина.

Понятно, что реальные причины этих перестановок были упрятаны под ковры, но инфляционный конфуз придавал им вид своевременности. Не говоря уже о том, что Зубкову и особенно Набиуллиной, при назначении на должности действительно было строго наказано покончить с инфляцией в самые сжатые сроки.

Начали с простого. Вызвали на ковры поставщиков и торговцев и велели им подписать бумагу «о замораживании цен на социально значимые продукты питания». Заморозили они их или не заморозили – дело темное, но уж на прочие товары цены вздули сразу же.

Тем временем обновленное Минэкономразвития за пару месяцев изготовило первую «Программу антиинфляционных мер». Букв там было много, но если передать одной фразой, то она будет такой: ценам надо приказать не расти, а если не послушаются и станут расти, то виновников ловить и наказывать. Это было так глупо, а цены к тому же поднимались так быстро, что в начале 2008-го премьер Зубков ее забраковал и для сочинения новой, второй по счету «антиинфляционной программы» учредил авторитетную рабочую группу во главе с Алексеем Леонидовичем Кудриным.

Мудрый Алексей Леонидович, в отличие от МЭРовских хлопотунов, спешить не стал, рабочая группа потихоньку шуршала бумагами, на инфляцию это зловещее шуршание никакого впечатления не производило, и весной 2008-го премьер Зубков, как было объявлено, «подверг резкой критике» уже и рабочую группу – чтобы быстрее хоть что-нибудь сочинила. Но тут настала пора летних отпусков, а когда она кончилась, то в сентябре 2008-го ударил кризис, и вопрос отпал сам собой.

Не навсегда, конечно. Сейчас он вернулся в прежнем своем безобразии. И власти опять готовы разглагольствовать о любых бюрократических «антиинфляционных мерах», за исключением тех, которые действительно оказали бы действие. Они не сложны. Они просто неприемлемы.

Инфляция вмонтирована в нашу систему. И пока система играет по привычным своим правилам, ценовые всплески будут происходить снова и снова. А средняя скорость роста цен будет у нас в разы больше, чем, допустим, в Китае, где на нужды тамошней стремительно растущей экономики печатается в разы меньше денег, чем у нас на нужды нашей стагнирующей.

Чтобы инфляция притормозила, государство должно жить по средствам и не изготавливать столько денег под расходы, не подкрепленные доходами. А для этого отказаться от той части своих трат, которые не имеют общественной пользы. Но поскольку это именно те траты, которые особенно близки и дороги властям, они от них не откажутся.

Разве можно отказаться от всего, что украшает жизнь – от олимпиад, чемпионатов, саммитов, мостов через проливы, начальственных дворцов, не говоря уже о вертолетоносцах и о новейшем проекте создания грандиозных болот вокруг Москвы в качестве идеального средства защиты от пожаров? Легче уж урезать социальные траты и поднять поборы с граждан. Но и тут, ввиду близости 2012 года, по-настоящему разгуляться не получится. Следовательно, рост цен будет продолжаться, и хорошо, если только сегодняшними темпами.

Что же до рядового человека, то в жирные годы утешением для него было то, что заработки росли быстрее инфляции. А в кризисном 2009-м поднятые тогда проценты по банковским вкладам впервые за несколько десятилетий были выше роста цен, и хотя бы сбережения не таяли.

Жирные годы прошли и не вернутся, а банковские проценты опять ниже инфляции. Что поделать, трудные времена. Удивительно только, до чего же долго нашим верхам не приходит в голову простая мысль - взять хоть часть этих трудностей на себя.

Сергей Шелин