24

«Я думаю, дефолта не будет». Врио директора «Ленфильма» — о долгах студии, «замкнутом круге» и идее общественного пространства на Каменноостровском

Инесса Юрченко четыре месяца на новом посту пытается разгрести наследство предыдущего руководства. Но поручения президента, призванные спасти киностудию, по-прежнему не исполнены. Причины — весомые, объяснила она «Фонтанке».

Исполнение поручений президента в отношении возрождения «Ленфильма» стало на прошлой неделе предметом закрытого совещания. По информации «Фонтанки», в нем приняли участие новый министр культуры Ольга Любимова, советник президента по культуре Владимир Толстой, помощник президента Владимир Мединский, врио директора киностудии «Ленфильм» Инесса Юрченко, председатель совета директоров киностудии Федор Бондарчук и руководство Банка ВТБ — президент, председатель правления Андрей Костин и старший вице-президент Дмитрий Снесарь. Итоги беседы, как и ее детали, участники не разглашают. «Фонтанка» решила выяснить, куда дует ветер в коридорах киностудии, о возрождении которой грезят много лет. И задала прямые вопросы Инессе Юрченко.

Фото: lenfilm.ru
ПоделитьсяПоделиться

— Инесса Юрьевна, что сейчас происходит с «Ленфильмом», в каком он состоянии?

— «Ленфильм» сейчас — в том же состоянии, что и все предыдущие годы. Особенно после того, как в прошлом мае были арестованы его счета и полностью парализована операционная деятельность. Весь этот год, естественно, долги растут и растут. Порядок действий при приходе нового руководителя всегда одинаковый: он проводит аудит — это в первую очередь обязательный аудит и инвентаризация. В данном случае у меня был ещё аудит Банка ВТБ, инициативный аудит и due diligence (оценка финансовых и правовых рисков. — Прим. ред.). Они до сих пор еще идут, по ним нет еще заключений.

Это небыстрая процедура: учитывая, что многие сотрудники, занимавшие ключевые позиции, уволились ещё до моего назначения, нам неоткуда было даже получать информацию. Взять, например, юридический отдел, представьте поток документов: договоры, иски, претензии, соглашения. И если бы мне было на что опираться, было бы проще. То же в отношении других структур. За последние 12 лет полной инвентаризации на «Ленфильме» не проводилось ни разу, и мне опять же не привязаться к документам предыдущей инвентаризации. А вы же понимаете объёмы: костюмы, реквизит — это же все переписывается. И всё это происходит на фоне дикого хозяйственного состояния студии: даже пожарная сигнализация, за которую я несу личную ответственность, где-то работала, где-то нет, а где-то её просто не было. Мы занялись параллельно этим, на фоне полного безденежья.

Почему денег не появляется: если предприятие стоит на картотеке (у него недостаточно денег для оплаты выставленных счетов. — Прим. ред.), в первую очередь расписывается заработная плата сотрудникам, а потом уже уходят деньги на налоги и дальнейшие претензии. А они есть: на сегодня у «Ленфильма» более 30 исков, из них уже 25 проигранных. Там и не могло быть других результатов, это, грубо говоря, невыплаченные деньги, незаконченные работы, и это всё уже стопроцентно проигранные иски.

Мало того — котельная, которая стоит на территории «Ленфильма» и обеспечивает теплом еще три жилых дома, — в дичайшем состоянии. Мы закончили отопительный сезон, и я сейчас только и думаю, где мне найти деньги на её ремонт, чтобы в следующем сезоне не оставить без отопления жителей этих домов. Кроме того, долги по налогам — это 26 млн. минимум, неоплаченные счета за свет, за газ. Плюс бесконечно прилетающие иски.

— От коммунальщиков?

— В том числе. Но есть еще иски от организаций и частных лиц — например, не расплатились с автором сценария, не заплатили какому-то поверенному. Или заказывалась большая юридическая работа и не была оплачена. По мелочам набегают приличные деньги. Мало того, студия была в таком виде... Мы вывезли более 600 тонн мусора, который был свален горами. Если вы помните внутренний двор, он был заполнен мусором, у меня всё зафиксировано. Почему я раньше не давала интервью — только потому, что нужно говорить о том, что ты делаешь, и мне нужно было доразобраться в этом всем.

ПоделитьсяПоделиться

Есть три поручения президента, которые касаются в первую очередь поддержки «Ленфильма», потому что долг Банку ВТБ составляет 2,2 млрд руб. Первое из которых — от 16 августа 2019 года.

— 2,2 миллиарда — это потому что проценты набежали? Брали-то полтора.

— Смотрите, полуторамиллиардный кредит был взят под стратегию развития студии. В первую очередь, эти деньги должны были пойти на ее модернизацию, на ремонтные и строительные работы. Проценты — это уже получается немногим более 600 миллионов рублей. Но когда вы берете кредит, вы должны понимать, что его придется возвращать. А этого не произошло. Между тем все мои просьбы, отправленные в Банк ВТБ, получили положительный ответ. Нам даны каникулы по процентам — сейчас у нас, с января по июнь, уже не 10 %, а 0,1 %. Дальше мы попросили каникулы в связи с пандемией ещё больше, и рассматривается вопрос, чтобы на год освободить нас от выплаты процентов вообще. Мы в очень тесном взаимодействии с банком, и он ведет себя очень порядочно при условиях, что это уже длится с 2013 года, 7 лет.

— К слову, Алексей Герман недавно обратил внимание, что близок срок дефолта. Тогда ВТБ ответил, что дефолта не будет, вопрос о переносе срока уплаты процентов и основной суммы долга — на рассмотрении.

— Да, на рассмотрении. Я думаю, дефолта не будет. Принципиальное решение принято, но его нужно зафиксировать, оно в работе. С моего прихода мы написали 155 писем только лишь с просьбами — в Росимущество об увеличении уставного капитала, в Минкульт — о поддержке, в Минфин. Мы разослали письма в крупные компании, чтобы кто-то стал, может быть, генеральным спонсором «Ленфильма». Потом мне нужно было выстроить всю внутреннюю структуру, начиная от юротдела, финансового отдела, бухгалтерии. Ведь не было даже материально ответственных лиц, когда мы пришли. Вплоть до мелочей. Нам говорят: «Направьте письмо». А у нас даже на Интернет денег нет. Чтобы выйти из этой ситуации, я тратила и трачу свои деньги, потому что не могу оставить студию парализованной на четыре месяца, ещё и в условиях пандемии.

Кроме того, продолжается история с «Золотой коллекцией», которая до сегодняшнего момента нам не передана. В 2017 году Госфильмофонд переподписал до 2030 года договор, по которому из двух тысяч картин «Ленфильма» 1432 фильма находятся у «Твин СП». Речь идет об исключительных правах на телевизионный показ. До 2019 года «Ленфильм» вообще не получал доход от «Золотой коллекции». Потом в 2019 году Госфильмофонд подписал договор с «Ленфильмом», по которому студии перешли интернет-права, включая те фильмы, которые находятся у «Твин СП». По этому соотношению доход делился пополам. Месяц назад мы подписали с Госфильмофондом дополнительное соглашение о том, что интернет-права мы продаем, и у нас остается 93 % от дохода, а им мы перечисляем 7 %.

— А насколько это вообще большая доля — интернет-права?

— Если правильно их продавать, они могут приносить неплохие деньги. Вот, например, сейчас с «Ленфильма» арендаторы ушли, либо не платили в условиях пандемии, и контракты на продажу интернет-прав помогли нам рассчитаться за май по зарплате. Когда я пришла, уже было заключено много договоров, на мой взгляд, не очень коммерчески привлекательных. Взять тот же китайский контракт, о котором говорил Эдуард Пичугин (бывший директор киностудии. — Прим. ред.) и о котором вы писали на «Фонтанке»: он говорил, что права китайской стороне передал не исключительные и на три года. На самом деле права переданы исключительные, и лицензионный договор — на пять лет. И самое интересное, что студия за год не получила ни копейки от китайской стороны. Но, возвращаясь к вашему вопросу, основные деньги «Золотая коллекция» приносит именно с продажи телевизионных прав. Они на сегодняшний момент находятся в лицензионном использовании у «Твин СП». И министр культуры Ольга Любимова говорила на прошлой неделе именно о том, что министерство очень плотно занимается вопросом о возвращении «Золотой коллекции».

— Хорошо, давайте вернемся к поручениям президента.

— Итак, поручений президента — три. Первое — что земельный участок, который находится на улице Тамбасова, перейдет по отступному ВТБ. На сегодняшний момент эта ситуация никаким образом не изменилась. Она замыкается на многие вопросы, потому что и участок все-таки непростой на Тамбасова, и в идеале мы бы хотели его даже сохранить, потому что он нам приносит доход. Там находятся помещения, сдаваемые в аренду, а самое сложное — там находятся автопарк и мастерские, которые ремонтируют наши старинные машины. И если мы утратим Тамбасова, нам будет очень сложно куда-то это все деть. Но мы к этому готовы и рассматриваем, где мы на «Ленфильме» можем найти хоть какую-то территорию, куда их перенесем. Эта ситуация находится в работе, но вопрос — в документах, одно цепляется за другое: у «Ленфильма» нет денег для того, чтобы сделать оценку, а предыдущая оценка закончилась в январе. Второе поручение президента касалось субсидии, которая была выделена на покрытие курсовой разницы при покупке оборудования. Она должна поступить «Ленфильму» и сразу пойти на погашение долга Банку ВТБ. Но мы не можем эту субсидию получить, потому что у нас арестованы счета. Минфин нам ее готов перечислить, но мы не можем её принять, потому что она целевая, а у нас долги по налогам более 26 млн, и взять нам эти деньги неоткуда. Поэтому как только субсидия будет отправлена, из нее спишутся наши долги по зарплатам, налогам, искам, и это будет нецелевое использование субсидии.

— Так, и что делать?

— Мы рассматривали вариант кредитоваться, чтобы погасить эти долги и открыть операционную деятельность. Но все отказывают. В мае «Ленфильм» был включен правительством России в список системообразующих предприятий. И сейчас Министерство культуры и Министерство финансов ищут варианты предоставления необходимых ресурсов.

— То есть Минкульт что-то может выделить?

— Смотрите, статус «Ленфильма» — акционерное общество. Стопроцентный акционер «Ленфильма» — Росимущество. Это государственная собственность. А Минкульту мы подведомственны. Мы не государственное предприятие, мы акционерное общество, и в этом вся проблема. Если бы мы были как «Мосфильм», тогда бы мы просили Министерство культуры и субсидировались от государства. А здесь получается ни два ни полтора. И если бы предприятие было успешно — это одна история, но, к сожалению, оно не успешно. Теперь о третьем поручении президента — как раз и касается «Золотой коллекции», о которой я уже подробно рассказала.

— Получается, ждать — это единственное, что вы можете сейчас делать? Пока Минкульт договорится о коллекции?

— Мы подаем на разные субсидии, ищем пути получения средств.

Вот еще что хотела сказать, в 2012 бывшим руководством была подготовлена стратегия развития, направленная на модернизацию и на строительные и ремонтные работы. Для ее реализации в Банке ВТБ, вы помните, и был получен тот кредит на 1,5 млрд рублей. Часть денег была потрачена на оборудование, которое покупалось у итальянцев. Действительно, был сделан кинотеатр, отделение постпродакшен, куплены две студии Atmos — малая и большая. Это очень дорогие позиции. По качеству звука в Петербурге не было такой студии, и расчет был на это. Но такое оборудование редко используется, в основном в полных метрах. В результате маленький Atmos сделали, но он не важен без большого, а большой так и не ввели в эксплуатацию. То есть студия должна была быть подготовлена уже в 2015 году, но когда я пришла — ее фактически нет. Мало того, дорогостоящее оборудование, которое должно было храниться при определенном температурном режиме, находилось в непригодных для него условиях хранения. И теперь мы имеем незакрытый контракт с итальянцами, причём конфликтный: с 2015 года предыдущее руководство не могло найти с ними общий язык. Мало того, часть денег сразу ушли в Италию не только на оборудование, но и на услуги — обучение, установку, наладку. И эти деньги зависли в Италии. Это около трех миллионов евро. Но для того, чтобы нам начать судиться, опять же, нужны деньги. И это замкнутый круг и серьезная проблема, потому что подходят сроки давности. Студия понесла серьезный ущерб.

Так вот, по стратегии: в 2019 году они должны были разработать новую концепцию оздоровления студии, и, насколько я понимаю, эта стратегия не была утверждена советом директоров «Ленфильма».

— «Они» — это кто?

— Предыдущее руководство. Когда я пришла, естественно, эти обязательства перенеслись на меня. Притом что я пришла 7 февраля, а срок предоставления стратегии оздоровления «Ленфильма» был — до 30 марта. Но мы её сделали, несмотря на столь сжатые сроки. Это серьёзный финансовый документ, где стратегия развития «Ленфильма» разбита на четыре этапа: оздоровление, оживление, возрождение, развитие, и там прописаны все финансовые выкладки с дорожными картами. Стратегия была утверждена советом директоров, и сейчас, после согласования, Министерство культуры отправило ее в Министерство финансов. Мы ждем дальнейших шагов. По этому документу видно, что при минимальной поддержке государства студия может на своих ресурсах при хорошем менеджменте выйти на прибыль лишь в 2025 году. Но если сейчас будет оказана максимальная помощь, то студия будет уже в прекрасном состоянии через два с половиной года — три. Студия должна зарабатывать сама, иметь деньги, чтобы полностью производить фильмы — и авторские, и детские, и дебютные. Мы сейчас сделали ставку на молодежь, у нас на «Ленфильме» коллектив очень молодой (притом что мы никого не увольняли), и у них множество идей.

У нас, кстати, есть чудесная задумка: есть театр «Аквариум», и есть ещё пятый павильон, это бывший рынок. И там сквозная улица — от Сытного рынка до Каменноостровского. Там можно придумать классное пространство — хоть с театром, с «умным пространством» или с катком — все можно сделать. Ну, я не говорю уже и по творчеству: молодежь приходит с кучей идей, много предложений от состоявшихся авторов. Но у меня нет для этого денег. Поэтому я сейчас пытаюсь, чтобы работа потихоньку шла по всем направлениям. Всё-таки «Ленфильм» — это большое имя, и очень многие болеют за него. Мы еще ждем поддержку и от города, потому что хотим быть яркими участниками в городских мероприятиях.

— Кстати, о творчестве. Когда Пичугин, незадолго до увольнения, рассказывал сотрудникам о положении дел, он показывал на презентации ряд фильмов, которые были уже фактически на финальных стадиях. Но премьер я так и не увидела.

— На сегодняшний момент в производстве «Ленфильма» — фильм Алексея Германа «Воздух», это копродакшен, «Ленфильм» выступает как сопродюсер.

— Была ещё картина «Этажи» со Шнуровым.

— Да. Когда пришла, она вроде бы как и завершена была, но по ней не выплачены долги. «Ленфильм» должен около 6 млн актерам и съемочной группе. Этой картиной занимался частный инвестор, а «Ленфильм» участвовал лишь 15 процентами своих мощностей. В связи с картотекой «Ленфильму» не удалось рассчитаться с актерами и съемочной группой и окончательно завершить производство.

— И с Безруковым была еще одна картина.

— Это картина «Учености плоды», которую делает Игорь Угольников. Эта картина завершается, Игорь ее уже отмонтировал на «Ленфильме» и звучит.

— И когда можно ждать?

— Он говорил, что завершит ближе к осени. Все равно мы раньше ее не можем нигде показать. Но там тоже участие «Ленфильма» около 10 %.

— То есть ни та, ни другая картина, даже при условии участия звезд, почти ничего «Ленфильму» не принесут.

— «Учености плоды» — может быть, будет суперуспешная картина, но, конечно, финансовые дыры, которые есть у «Ленфильма», она не закроет. Кстати, еще один момент: у нашего кинотеатра — безумные долги перед прокатчиками. И когда он возобновит работу, нужно будет с ними рассчитаться, чтобы потом получать фильмы и показывать их. И так во всём. С другой стороны, вы же понимаете, что моей мотивацией прихода на «Ленфильм» не была зарплата. «Триикс Медиа» (компания, которой руководила Инесса Юрченко до прихода на «Ленфильм». — Прим. ред.) я создала с нуля, студией было снято более 180 сериалов и фильмов, и я считаю, что это очень успешная компания. И мне искренне очень хочется, чтобы «Ленфильм» возродился. Представьте себе, это как Петергоф бы сейчас был бы в таком полуразрушенном состоянии. А как хранить «Золотую коллекцию»? А это всё-таки государственное имущество, на территории есть три павильона, которые признаны объектами культурного наследия. Это пятый павильон, театр «Аквариум» и первый павильон. Поэтому тут вопрос и творческий, и исторический. Моя задача — восстановить «Ленфильм». Я же помню, каким он был сумасшедшим по энергетике, и надо вернуть энергетику на «Ленфильм».

Беседовала Алина Циопа

Фото: lenfilm.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (24)

Не понимаю почему до сих пор Бондарчук и его шайка не в тюрьме? Кто там их прикрывает? Государственные деньги воруют и даже отчитаться не могут - берут новые! Все целенаправленно идёт к продаже Ленфильма!

Так там снимают что-нибудь или всё прошлое наследие делят?

Знала куда идёт!Что сейчас ныть тогда?

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...