26.02.2020 15:26
19

Отряхнулся от грунта, набросили кабель. Экс-директор «Метростроя» Александров доставлен в здание ФСБ, а там новое уголовное дело

Еще недавно первое лицо ОАО «Метрострой» Николай Александров стал подозреваемым по новому делу. Его вновь привезли на Литейный, 4. Там ему говорят, что на волю он не выйдет. «Фонтанка» выяснила, почему. 

Прежде чем вновь привезти Александрова к себе в Управление ФСБ на Литейный, утром 26 февраля оперативники опять наведались к нему в квартиру статусного дома на Песочной набережной. Там они занялись поиском очередных улик по уже возбужденному 14 февраля делу по четвертой части статьи 160 УК — «Присвоение или растрата». По убеждению Следственной службы ФСБ, в материалах собраны факты хищения 155 млн рублей, отправленных по фиктивному договору поставки кабельной продукции для госконтракта на строительство Фрунзенского радиуса. Помимо «Метростроя» в деле также упоминается скромная компания «ОПТ Юнион».

Николай Александров
Николай АлександровФото: автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»

Отметим: формально это дело возбуждено по факту хищения, а не в отношении конкретных лиц, однако в фокусе внимания двое — сам Александров, а также руководитель УПТК «Метростроя» Олег Кузьменко, уже находящийся в следственном изоляторе.

Что особенно любопытно: оба уже проходят обвиняемыми по другому уголовному делу о растрате. Так, 10 декабря 2019 года Кузьменко и Александров, вместе с собственником компании «Циклон-КЗС» Анатолием Болотовым, были задержаны, но, правда, из-за договора поставки щебня. По версии УФСБ, другая компания Болотова, «Безопасные технологии и разработки» (БТР), двумя траншами получила за поставленный только на бумаге щебень 178 млн рублей. Эту сумму Болотов обналичил и передал Александрову и Кузьменко. Причем 80 млн были вручены главе «Метростроя» лично в его кабинете, уверены в ФСБ. Прикрыться, по версии следствия, пытались подложной товарной накладной и платежным поручением: по ней щебень прибыл из карельского карьера у города Суоярви.

Всё это сотрудники ФСБ 10 декабря рассказали в Дзержинском районном суде, который на два месяца отправил в изоляцию тогда еще генерального директора «Метростроя». Схожая судьба оказалась и у Кузьменко с Болотовым, с поправкой на то, что в СИЗО они уехали 11 декабря.

Однако 5 февраля на продлении меры пресечения судья Городского суда оказался благосклонен к Александрову и отправил его под домашний арест, оставив других фигурантов в изоляторе. По данным нашего издания, это изменение меры пресечения и есть точка невидимого конфликта. Госбезопасность восприняла домашний арест как жест Александрова: мол, еще посмотрим, у кого ресурс толще. ФСБ промолчала, дав в своих недрах команду накопать еще один эпизод. В их системе координат, если команда дана, значит, она выполняется. Так и появилось новое дело.

По словам наших бизнес-собеседников, разбирающихся в этом противостоянии, к вечеру 26 февраля Александрова вновь задержат на двое суток, вновь повезут на арест в Дзержинский суд. 28 февраля он имеет все шансы вернуться обратно в СИЗО.

Важно заметить, что дело Николая Александрова родилось на фоне недовольства городских властей тем, как «Метрострой» ведет работы. После декабрьского задержания компанию в статусе временно исполняющего обязанности возглавил Сергей Харлашкин, долгое время занимавший должность председателя комитета по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ). То есть того самого ведомства, которое фактически играло роль заказчика работ в договорных отношениях городских властей с «Метростроем».

20 февраля, когда Николай Александров уже понял преимущества домашней обстановки перед камерой, собрание акционеров «Метростроя» утвердило Харлашкина как гендиректора «Метростроя».

Напомним, что Александров возглавил предприятие в 2017 году, взяв бразды правления из рук своего отца Вадима Александрова, рулившего предприятием почти 25 лет. Уже тогда Александров-младший был вторым крупнейшим владельцем по величине капитала компании — с 24,15%. С тех пор он последовательно, хотя и понемногу, наращивал свою долю, и с 24,95% практически дышит в спину «Петербургскому метрополитену» (25%). У КИО — 21%, у Вадима Александрова — 13,62%.

Важно: если судить по обыкновенным акциям, кажется, что город в лице Смольного и метро полностью контролирует организацию. У них на двоих 28% и 33% соответственно, против 17,19% и 9,82% отца и сына Александровых. Все же с учетом привилегированных акций династия может принимать решения по управлению предприятием. Глава КРТИ Сергей Харлашкин даже сетовал на эту ситуацию: по его словам, такие бумаги нужны условным акционерам на Канарах, которые пользуются ими, лишь когда на предприятии беда. Именно поэтому привилегированные акции обретают право голоса, только если по ним недоплачены дивиденды. В «Метрострое» они всегда были у Александровых, и год за годом оказывались голосующими.

Нужно отметить и то, что город много лет пытался взять «Метрострой» под контроль, ряд попыток сорвался. Компания отмахивалась от разговоров о допэмиссии и отказывалась от публичных обсуждений, в то время как Смольный называл конкретные сроки. Из-за грянувшего локального постфутбольного кризиса в 2018 году у «Метростроя» возникли проблемы с выплатами зарплат, а отношения со Смольным дошли до разрыва всех контрактов. Однако довольно быстро городские власти перестали говорить на тему увеличения своей доли в «Метрострое», публично пообещав вернуться к этому вопросу после открытия Фрунзенского радиуса осенью 2019 года. Собственно, так все и произошло.

Нельзя не вспомнить и политическую ошибку «Метростроя», который не сумел доделать станции Фрунзенского радиуса к выборам губернатора Петербурга. Приехавший на церемонию их торжественного открытия 5 сентября Александр Беглов оказался вынужден констатировать, что станции практически готовы, но пассажиры смогут воспользоваться ими позднее. В результате «Проспект Славы», «Дунайскую» и «Шушары» открыли для петербуржцев 3 октября.

При этом в день открытия на «Дунайской» случился небольшой аква-перфоманс, когда с потолка на эскалатор плотной струей потекла вода. Вскоре течи стали обыденностью для станции, о чем «Фонтанка» подробно рассказывала.

Строительство станций шло на фоне бесконечного обмена претензиями между «Метростроем» и КРТИ, сроки переносились, а также постоянно возникали проблемы с банковскими гарантиями и закрытием актов. Ключевым доводом «Метростроя» в объяснении проблем всегда было изначально некорректное определение цены контракта, компания заочно кланялась бывшему вице-губернатору Марату Оганесяну. В 2014-м Главгосэкспертиза при заключении соглашения одобрила стоимость в 35 млрд рублей, но был применен коэффициент 0,7, и договор в итоге заключили на 26 млрд рублей.

Михаил Грачев, «Фонтанка.ру» 

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (19)

Жора  
Всех бы сынков перетрясти. А то - династия! Династии воров и жуликов.

Ага: "одобрила стоимость в 35 млрд рублей, но был применен коэффициент 0,7, и договор в итоге заключили на 26 млрд рублей" - почаще заключайте договоры с чиновниками

нус такой рожей ему сам бог велел сидеть на цугундере до скончания дней. а если серьезно: ну у нас и страна... вернее, у них

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор