25.09.2019 19:16
36

Глава ГМЗ «Царское Село»: Китайские туристы для нас ничем не отличаются. Но китайцев полтора миллиарда. А Янтарная комната одна

Директор ГМЗ «Царское Село» рассказала о том, что решило бы проблему с туристическим потоком в Царском Селе мгновенно и навсегда.

Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив
Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

Спустя два месяца после публикации «Фонтанки» о пятичасовой очереди из китайских туристов в Екатерининский дворец ситуацию заметили в Минкульте. Правда, предложенный министерством вариант решения — отдельные дни посещения для китайских туристов, чтобы сделать музей доступнее для россиян, — пришлось комментировать отдельно. В ГМЗ «Царское Село» уверены — поможет электронная система продажи билетов с точным указанием времени посещения. Но и здесь есть подводные камни. В интервью «Фонтанке» директор музея Ольга Таратынова объяснила, почему проблему Янтарной комнаты легко и просто может решить только сама Янтарная комната.

– Почему Минкульт именно сейчас поднял вопрос о туристическом потоке в Царском Селе, ведь о проблеме известно достаточно давно?

– 24 сентября я делала в министерстве доклад по концепции развития музея на ближайшие годы. И я ожидала этого вопроса. Проблема туристического потока, который по объективным причинам не помещается в наш дворец, — это данность, с которой надо смириться и жить с ней. Мы не можем принять всех, кто хочет к нам попасть. На нас сегодня обижены все. Индивидуальные посетители, и российские, и иностранные — из-за очереди в парке, туроператоры — потому что мы не можем увеличить в несколько раз и их поток. Но наш музей, при кажущейся величине, очень мал. Он намного меньше Эрмитажа и парка в Петергофе. Миллионы людей ежегодно хотят видеть Янтарную комнату — нравится нам это или нет, но она стала нашим главным брендом. Несмотря на все наши попытки заинтересовать посетителей Музеем Первой мировой войны, экспозицией средневекового оружия в павильоне «Арсенал» или маршрутом, включающим великолепно отреставрированную дворцовую церковь, все говорят: «Замечательно, но мы туда пойдем после Янтарной комнаты».

Китайские туристы для нас ничем не отличаются от русских, американских, немецких и всех прочих. Но китайцев полтора миллиарда. А наша Янтарная комната — это всего 100 квадратных метров. Она находится в середине довольно длинной и узкой анфилады, и, чтобы в Янтарную комнату попасть, надо пройти через всю эту анфиладу. Нам приходится работать в тех условиях, которые обозначила история.

– Вас устраивает решение, предложенное Министерством культуры, или есть встречное предложение? 

Хорошо, что этот разговор начат сейчас, когда высокий сезон заканчивается. Сейчас самое время поэкспериментировать. Мы готовы выполнить поручение и объявить какие-то дни только для туристов из Китая, чтобы посмотреть, как на это будут реагировать наши посетители.

В ближайшее время мы ожидаем представителей Министерства культуры и экспертов турбизнеса, вместе с которыми будем обсуждать варианты решения проблемы.

У музея есть и свое предложение — это переход целиком на электронную продажу билетов. Она позволит людям заранее спланировать свой поход к нам. На билете будет указано точное время посещения, очереди исчезнут. Но при входе надо будет предъявить документ, по которому билет был приобретен. Это исключит спекуляцию, которая сейчас, к сожалению, имеет место.

– ГМЗ «Царское Село» уже продает часть билетов через Интернет. Как эта система работает?

– Сто билетов мы предоставляем для бронирования в электронном виде ежедневно. Но этим летом стали поступать жалобы: «Ваши электронные билеты невозможно купить». Оказалось, что эти сто билетов разлетаются за 14 секунд. Мы поняли, что пять-шесть турфирм скупают наши билеты, чтобы потом перепродать с пятикратной наценкой. И мы ввели регистрацию по паспорту, с проверкой паспорта на входе. Ситуация сразу изменилась. Теперь эти билеты можно купить в течение всего дня. На аналогичную систему продажи билетов переходит и Лувр. Значит, это проблема не только нашего музея и не только нашей страны.

– В очереди для индивидуальных посетителей в парке постоянно скапливаются туристические группы из Китая. Это прямое нарушение правил музея?

– Китайские туристические группы действительно идут со стороны парка и оттесняют условную бабушку из Саратова, которой приходится ждать в очереди на вход четыре часа. Китайцы начинают занимать эту очередь в 7–8 часов утра. И стоят до открытия входа для индивидуальных посетителей в 12 часов. Если мы пытаемся сказать им, что это очередь для индивидуальных туристов, они говорят: а мы большая семья или группа друзей. Формально это не проверить, и мы не имеем права их не пустить.

– Уменьшится ли туристический поток, если ввести электронные билеты с указанием времени посещения?

– Трудно предугадать. Людям, в любом случае, станет удобнее. Не забронировал билет — не поехал в Царское Село. Мы пережили этот сезон с огромным напряжением сил коллектива. Люди не могут работать сверхурочно. Видя огромную очередь под окнами дворца, я прошу: работаем до конца, до последнего посетителя. Но люди и так работают по 12 часов в день, это огромная нагрузка, и физическая, и психологическая. В наших экстремальных условиях смотрители в залах так долго работать не могут, и никакие деньги это не компенсируют.

– А сколько получают смотрители?

– Летом зарплата смотрителей составляет 50 тысяч рублей с учетом премии — в высокий сезон мы даем премию в размере оклада. Зимой они получают меньше.

– Может быть, увеличить штат смотрителей и сделать ночные сеансы?

– Вы представляете себе, как выглядит музей к вечеру? Это мусор, грязные полы, духота, повышенная влажность и температура, от которых страдают живопись и деревянная резьба. Посетители жалуются, что у нас пыль на фарфоре. А это не пыль — это испарения от десятков тысяч человеческих тел. Мы можем запустить пять тысяч человек в день и закрыться. Похоже, так и нужно сделать.

– А сильно ли снизится выручка от продажи билетов, если ввести посещение по часам?

– О выручке вопрос вообще не стоит. Главное — комфорт посетителей и сотрудников. Если мы перейдем к нормальному рабочему дню, который длится не 12 часов, а хотя бы 10, станет легче. Надеюсь, что следующим летом мы откроем Александровский дворец, который должен немного оттянуть на себя поток.

Ольга Таратынова
Ольга ТаратыноваФото: Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

– Насколько сложной может оказаться разработка системы электронной продажи билетов?

– Для нас важна уже не цена вопроса, а уровень специалистов, с которыми мы будем работать. Очень высокий уровень айтишников в Сбербанке. Возможно, мы обратимся к ним. Мы через день собираемся с разными подразделениями, от бухгалтерии до экскурсионного отдела, и обсуждаем нюансы будущей системы. Самое сложное — продавать билеты, учитывая все льготы. А льготников у нас 16 категорий. Кто-то имеет право бесплатного входа, кто-то идет за полцены. Но еще сложнее — идентификация того, кто пришел с билетом, купленным через Интернет.

– Сопоставить на входе данные в билете и данные в паспорте?

– Да. Если сейчас кассир у нас оформляет билет за 25 секунд, то при проверке паспорта это будут все 40. Но сейчас вопросы идентификации волнуют не только музеи, готовая система идентификации есть у того же Сбербанка.

– Известно, что китайские туристы любят что-нибудь потрогать, потереть на удачу. В конце сезона приходится подсчитывать потери?

– Что вы! Такого в музее не может быть. У нас в зону экспозиции туристы не заходят вообще. Были такие случаи два года назад, когда посетители пытались что-то потрогать руками, мы приняли меры. Теперь это исключено.

– А решена ли проблема с китайским бизнесом по продаже печенья и аренде стульчиков для сидения в очереди в парке?

– Но в парке ничего не продавали, если бы расчет велся на нашей территории, мы бы тут же это пресекли.

– Да, это была доставка заказов, оплаченных по безналу за пределами парка, — но огромными баулами и на тележках. 

– С этим бороться сложнее. Видимо, туроператоры пытаются своим клиентам компенсировать это четырехчасовое ожидание в очереди. На территории парка достаточно киосков, где можно купить воду или пирожок. А вопрос со стульчиками мы решили. Посмотрев ваш сюжет, мы еще понаблюдали за происходящим и теперь с большим количеством этих стульчиков, с тюками мы никого в парк не пускаем. Если и проносят стульчики, то по одной штуке. А для посетителей мы собрали скамейки со всего парка и выставили вдоль очереди. И теперь и наши туристы, и иностранные могут ими пользоваться.

– С системой продажи билетов для туристических групп тоже есть проблема: юрлица, которые в ней зарегистрированы, перепродают билеты с наценками.

– Эта система существует много лет. Каждые 10 дней мы выкладываем сетку посещений для туристических групп, это 50–60% от общего потока посетителей. И 150 наших партнеров имеют доступ к этой системе. Партнерами хотят стать все. Мы думали над тем, чтобы отменить договоры и допустить в систему всех, тогда там было бы несколько сотен юридических лиц. И это был бы полный крах. Туроператорам нужно хотя бы 40 билетов единовременно, но они бы не успевали их забронировать. И мы заморозили количество партнеров, чтобы сохранить хотя бы мнимую стабильность. Те, кто не попал в систему, перекупают билеты у наших партнеров.

– А по каким критериям отбираются партнеры?

– Это многолетние партнеры, которые сотрудничают с Царским Селом, имеют безупречную репутацию и к которым у нас нет претензий. Мы не имеем возможности расширять этот круг. 

– Как много компаний-партнеров занимается перепродажей билетов?

– Этого мы не знаем. Мы не можем контролировать этот бизнес.

– А если уточнять, когда заходит группа, кто ее привел? И ставить галочку: какой-нибудь условный «Глобус» сам купил 40 билетов и сам привел 40 туристов. 

– Группы придут под шапкой условного «Глобуса», а кто они на самом деле, проверить будет невозможно. Перепродажа нас очень удручала года четыре назад. Мы обращались в МВД, в прокуратуру, но нам дали понять, что нет термина «спекуляция», есть «коммерция».

– Не было попыток оценить объемы теневого рынка, который сложился вокруг Екатерининского дворца?

– Об этом больше могут знать туроператоры и их ассоциации. Мы получаем запланированный доход и уже этим счастливы.

– Те, кто был в музее, обращают внимание, что осмотр дворца — сплошная гонка, на каждый зал отводится лишь несколько минут. Раскрывает ли музей свой потенциал для посетителей?

– Если кто-то хочет погулять по музею подольше, рассмотреть интерьеры, задать дополнительные вопросы, то я рекомендую приезжать в октябре-ноябре или в феврале. Летом, когда люди в очереди стоят по 4 часа, мы понимаем, что группа должна входить каждые 15 минут. Китайцы очень хотят остаться в Янтарной комнате на полчаса. Но в парке тогда будет 10-часовая очередь. Поэтому групповоды аккуратно, вежливо продвигают группу с определенной скоростью. И это не только наша проблема. Мы в шутку говорили: надо во дворце построить эскалатор и движущуюся ленту, чтобы посетители просто вставали на нее и ехали по маршруту без остановок. Тогда будет идеальная наполняемость. И вот в Лондоне, в Тауэре, я увидела, как по залам движется такая лента. Мы всего лишь шутили, а у них это уже реализовано.

– Вы сказали, что все недовольны Царским Селом. Неужели вам ни разу не сказали спасибо, что вы — самый популярный музей в России?

– В рейтинге Минкульта по качеству услуг мы чуть ли не на предпоследнем месте. Потому что на нас пишут жалобы ежедневно. Людей, отстоявших четыре часа в очереди, можно понять — я бы не стала так долго ждать возможности войти ни в один музей мира. Но если бы пришлось — была бы в ярости. И написала бы и министру, и президенту.

– Может быть, все же есть способ каким-то чудесным образом решить проблему Царского Села?

– Да, есть — надо найти Янтарную комнату, утраченную в годы войны. И выставить ее в отдельном павильоне, чтобы очередь стояла уже туда, а не в Екатерининский дворец.

 Венера Галеева,

«Фонтанка.ру»

Ольга Таратынова
Ольга ТаратыноваФото: Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"/Архив

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (36)

Мысль г-жи Таратыновой вполне реалистична! Причем, не обязательно искать настоящую янтарную комнату, можно создать ультрасовременный Музей янтарной комнаты с проекциями и экспозицией уникальных образцов янтаря неподалеку от ГМЗ. Китайцы именно так и поступают – они строят современные туристические объекты, имитирующие легендарные памятники или целые города, утраченные в пылу многочисленных войн. Например, в Кайфене (древней столице Поднебесной), несколько лет назад воссоздали средневековый город по древней гравюре, оживили его аниматорами, ремесленными мастерскими, сувенирными лавками и получился замечательный туристический объект 5*. Туристам очень нравится!
Кстати, доля китайских туристов в общем иностранном потоке в СПб составляет всего 10%. Просто, они сразу видны:)) Но это такие же туристы, как и все остальные. Да, фанатеют они от нашего янтаря, так надо с умом этим интересом воспользоваться – «если процесс нельзя остановить, надо его возглавить».

oleg_789
Позволю себе еще один комментарий специально ради Ольги Таратыновой:
«Да, есть — надо найти Янтарную комнату, утраченную в годы войны. И выставить ее в отдельном павильоне, чтобы очередь стояла уже туда, а не в Екатерининский дворец» — когда это свершится, надеюсь выставят ее вблизи вашего дома, домов ваших детей, внуков и правнуков. Чувствуйте себя жителями Царского Села.

Ситуацию заметили в Минкульте (спасибо Фонтанке). Директор ГМЗ, она ожидала
"этого вопроса" - просто здорово! Я летом 16-го, простояв в очереди часа полтора, попал во дворец по короткому варианту маршрута. И тогда все уже было оккупировано китайцами. За три года администрация ГМЗ ровным счетом ничего не предприняла. Сейчас будет внедрять электронные билеты еще года три. Наверно если нет идей, то директору надо искатьдругую работу. А то - "надо найти Янтарную комнату, утраченную в годы войны"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор