18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:47 17.12.2018

Спорт

12.11.2018 14:11

Идет волна. Как Бали стал столицей российского сёрфинга

Они продают квартиры и машины ради возможности кататься по волнам на доске круглый год на другом конце света. «Фонтанка» рассказывает о людях, для которых на Бали провели Кубок России по сёрфингу – с недавних пор олимпийскому виду спорта.

Идет волна. Как Бали стал столицей российского сёрфинга

фото: Гвоздулин Артем

Со 2 по 4 ноября на Бали в рамках сёрф-фестиваля Onego Heat Surf Fest проходил Кубок России по сёрфингу. Выбор места для подобного турнира может показаться странным. На самом деле все логично: вряд ли в самой России найдется другое место, где на постоянной основе живет столько русских сёрферов. Их здесь тысячи. И вот как они здесь оказались.

Остров, где многое очень просто

Балиан — небольшая деревушка на западном побережье Бали. Сюда редко попадают те, кто приехал за пляжным отдыхом. Это небогатый и, на первый взгляд, малопривлекательный район. Из-за больших волн до 2-3 метров в высоту здесь опасно плавать. Но именно это место называют столицей российского сёрфинга. Два года назад, вскоре после исторического включения сёрфинга в программу Олимпийских игр 2020 года в Токио, организаторы соревнований впервые вышли за рамки междусобойчика и провели Кубок Бали среди российских сёрферов. В 2018 статус соревнований подняли еще выше. Теперь это Кубок России, по результатам которого проводился отбор в сборную.

– Для меня это уже не другой конец земли, для меня это этот конец земли, – рассказывает «Фонтанке» действующий член сборной России и один из участников Onego Heat Surf Fest Георгий Феликиди. – Для меня сейчас уже Россия находится на другом конце земли. Этот турнир мы решили проводить, чтобы собрать очень большое русское комьюнити на Бали. Большинство из нас здесь живут по несколько лет. Не каждый может себе позволить прилететь в Россию, чтобы принять участие в чемпионате России (по регламенту чемпионат России может проводиться только в России. — Прим. ред.) и отобраться в сборную. Поэтому мы решили организовать Кубок России на Бали, чтобы отобрать лучших, кто есть здесь. Потом эти люди попадут в резерв сборной.


Смотреть в новом окне

Георгий из Москвы. Живет на Бали уже десять лет. Переехал, потому что захотел заниматься сёрфингом каждый день. До этого около пяти лет он наездами катался на разных европейских пляжах. Параллельно работал барменом в клубах. В какой-то момент устал от ночного образа жизни.

– Понял, что я хочу заниматься сёрфингом, вставать в пять утра, а не ложиться в это время, – говорит Феликиди. – На Бали уже тогда было большое комьюнити российских сёрферов. Чтобы переехать сюда, мне пришлось продать машину.  Сначала просто полгода здесь провел, тратил накопленное. До очередного нашего российского кризиса здесь было очень дешево. Сейчас стало чуть дороже. Не сказал бы, что мне было здесь трудно. Я сразу стал кататься на всех спотах (место для катания. — Прим. ред.). Потом нашел работу инструктором по сёрфингу. Трудно не было. Это же Бали. Здесь многое очень просто.

Дзюдоист и волейболистка на волне

Соревнования Onego Heat Surf Fest проводились по двум дисциплинам – короткая доска (шортборд) и длинная (лонгборд). 

Длинной считается доска не менее 9 футов в длину (около 2,7 метра). С лонгбордов начинался сёрфинг. Это классика или, как называют сами сёрферы, old school. На лонгборде очень сложно маневрировать. Поэтому катание на нем больше напоминает танец: спортсмены бегают до носа доски и обратно, делают повороты и другие элементы на удержание баланса. Звучит просто, но чтобы исполнить такие элементы на волне, нужны годы тренировок. Особенный изыск – добежать до носа лонгборда и встать так, чтобы свешивались все десять пальцев ног. Это один из самых сложных элементов, при исполнении которого невероятно сложно не потерять контроль над доской. На соревнованиях Onego Heat Surf Fest спортсмены максимум делали так только одной стопой, вторую ставя чуть сзади перпендикулярно для удержания равновесия. Самое удивительное, что судьи, которые находятся на берегу, видят все эти нюансы и безошибочно определяют, свесил ли спортсмен все пальцы с доски или нет.

Идет волна. Как Бали стал столицей российского сёрфинга

Шортборд — более зрелищная дисциплина. Здесь уже все то, что обычно попадает в красочные ролики на Ютубе и фотовыставки: резкие вертикальные маневры и катание в «трубах» (момент, когда волна обрушивается к своему основанию, образуя цилиндрическую полость, похожую на трубу).

– В этом году мы сделали видеозаявки, чтобы отобрать лучших, потому что на Бали больше сотни желающих принять участие в соревнованиях, но не каждый из них может показать что-то красивое на волне, – рассказывал на пресс-конференции перед стартом турнира президент Российской федерации сёрфинга Андрей Кнаус. – Каждый из участников должен был прислать короткое минутное видео того, как он катается. В шортборде было отобрано 30 мальчиков и 12 девочек, в лонгборде – 20 мальчиков и 12 девочек.

В качестве почетных гостей были приглашены бронзовый призер Олимпиады-2004 дзюдоист Дмитрий Носов и чемпионка России по пляжному волейболу Ольга Мотрич. Если Носов увлекается сёрфингом уже 14 лет, то для Мотрич это был первый и не очень удачный опыт: во время учебного занятия она травмировала шею. 

Турнир проходил в несколько раундов по олимпийской системе. В каждом раунде несколько хитов – так сёрферы называют заезды. В каждом хите участвовали от двух до пяти человек. Они катались в течение 20-30 минут (это заранее определяли судьи). За это время можно было поймать сколько угодно волн, но оценивались только две лучшие по 10-балльной шкале. Чем выше волна и чем сложнее сам по себе элемент, тем выше оценка. Еще важно делать разные маневры. За один и тот же элемент, повторяющийся много раз, большую оценку не поставят.

Несбыточная мечта

Россия обладает одной из самых больших береговых линий в мире, но сёрфинг в стране слабо развит. Есть отдельные места с неплохими волнами в Сочи, Петербурге, Калининграде и даже на Камчатке. Но для большей части страны это все еще что-то далекое и недостижимое. Поэтому в сёрфинг приходят, как правило, из других видов спорта уже в зрелом возрасте.

Уроженец Новокузнецка Степан Артемьев еще недавно выигрывал Кубки России по сноуборду. Сейчас он один из самых быстро прогрессирующих отечественных сёрфингистов.

– Сноубордом я занялся в 1998 году и прокатался 18 лет, – рассказывает он, сидя на черном песке пляжа Балиана. – Но все это время я мечтал о сёрфинге. Потому что сёрфинг – это прародитель всех досочных видов спорта. Это казалось несбыточной мечтой. Долго никак не удавалось добраться до океана. И вот в 2016 мой друг Артем Пичхадзе выиграл путевку на двоих на Бали, победив в экстрим-марафоне. Он взял меня с собой. Моя мечта сбылась: я попробовал сёрфинг и не смог улететь обратно.

По словам Артемьева, у сёрфинга много плюсов по сравнению со сноубордом. За свою карьеру сноубордиста он два раза ломал себе позвоночник, множество раз вывихивал суставы и рвал связки. Когда же Степан занялся сёрфингом, он почувствовал себя гораздо лучше.

– Мое тело стало восстанавливаться после всех этих многочисленных травм, – говорил Артемьев. – Ну, и мне очень понравилось жить в тепле. Я 18 лет находился в зиме, а тут океан, тебя окружают позитивные и творческие люди. Вот так и остался. Здесь много тренеров, волны круглый год. И я хочу быстро прогрессировать. Буквально несколько дней назад мне исполнилось 30 лет. Для русского сёрфинга это точно не возраст, потому что у нас не так много спортсменов. У меня есть друг. Его зовут сэр Питер. Ему 70 с чем-то лет. Он сам из Англии, а на Бали живет с 1974 года. Начал кататься около 50 лет назад. И каждый раз, когда мы с ним катаемся, он говорит: «It's never up». То есть сёрфинга никогда не будет достаточно. Поэтому я хочу постараться на максимум выложиться.  Он очень сильно меня вдохновляет. Если увидеть Питера на берегу, сложно сказать, что он занимается сёрфингом. Он выглядит как обычный дедушка. Но каждое утро он выплывает в океан и берет всегда самые классные волны. 

Живя на Бали, Степан зарабатывает несколькими способами. В России у него осталась квартира, которую он сдает. Еще он удалено занимается продвижением интернет-проектов и немного съемкой.

Но не стоит недооценивать сёрфинг. Это тоже очень травмоопасный вид спорта, хотя Артемьев и считает, что не настолько, как сноуборд.

– Потому что на сёрфе ты все равно падаешь на воду, – объясняет он. – Опасность существует только на спотах, где мало воды, где встают резкие волны и ты можешь удариться о дно. Вторая опасность — тебе может прилететь собственной доской. Недавно я начал кататься на больших волнах. Меня привлекает этот вид сёрфинга. Работаю с дыханием, задержками. Увлекаюсь фридайвингом. Скоро хочу пройти курсы повышения квалификации именно по фридайвингу. За это мне и нравится сёрфинг: чтобы повысить планку, нужно построить тело, поработать с дыханием, с мозгами. В воде нельзя допускать панику. Только ты начинаешь паниковать, сразу все может плохо закончиться. 

На Onego Heat Surf Fest Артемьев дошел до четвертьфинала в лонгборде, чего он, по его собственным словам, сам от себя не ожидал.

фото:  Колосюк Олег
фото: Колосюк Олег

Лучший друг сёрферов

– На Бали гибнет по 50 сёрферов в год, – говорит петербургский бизнесмен Александр Росляков, он же председатель попечительского совета Федерации сёрфинга России.

Александр Росляков – главный партнер Onego Heat Surf Fest. 

– На самом деле это очень опасный спорт. Когда ты падаешь в волну, она тебя стирает, как в стиральной машинке. В этом состоянии ты делаешь спазматический вдох – и всё. Ребята, которые катаются на гигантских волнах, специально тренируются в бассейне под водой, ползая с привязанными к телу кирпичами по дну, тренируя задержку дыхания.

На пляже Балиана Рослякова ничто не выделяет среди других сёрферов: простые шорты и футболка, которые можно купить в любом спортивном магазине, со всеми он общается на равных. Но каждый из спортсменов о нем говорит: если бы не Росляков, российский сёрфинг еще долго бы находился на любительском уровне. Все благодаря тому, что Александр — настоящий фанат этого вида спорта.

– Я потратил годы обучения, прежде чем поехал так, как хотел, – вспоминает Александр Росляков. – Я проехал по всем знаковым местам для сёрферов. Теперь я здесь помогаю ребятам сделать праздник ярче. У меня самая большая волна была, наверное, метра три, где я коленку себе в обратную сторону вывернул. Было страшно. Я ехал в стене волны, когда сзади образовалась труба, а по трубам я еще не имел опыта езды. Меня развернуло. Голову я сразу накрыл руками, чтобы не разбить, а доску крутило в другую сторону. Поскольку нога привязана к доске, мне вырвало коленку. Колено буквально смотрело в обратную сторону. Я десять дней лежал на койке. Хотя на этих соревнованиях ребята катаются на таких волнах влегкую, еще и со сложными маневрами. Не было ли мыслей закончить? Ой, у меня было много историй: я тонул, меня уносило в океан и куча еще всего. И я всегда говорил себе: это был последний раз. Но человек я такой слабовольный и опять лезу туда, куда нельзя.

На Бали Росляков приезжает каждые месяц-два, чтобы кататься на сёрфе и играть в гольф.

– 3-5 дней я катаюсь до беспамятства и потом еду домой со свежими силами, – говорит бизнесмен. – Плюс я здесь провожу период с декабря по март. Зима только на картинках приятна, а когда ты живешь в ней, не особо. Тебе на улице кто-то позвонил – ты руку из-за кучи одежды еле сгибаешь. Говоришь, уши отмораживаешь и думаешь: «Почему я не на Бали этот звонок получил?».

Перекричать шум океана

Каждый день турнир начинался в шесть часов утра. Сёрферы соревновались под музыку и бодрые, несмотря на раннее время, шутки двух ведущих. Несколько десятков зрителей наблюдали в тени пальм, другие сидели в кафе по соседству, из которого открывался отличный вид на Индийский океан. Каждые 20-30 минут сёрферы меняли друг друга. Ведущие, помимо того, что неплохо развлекали сонных болельщиков, по громкой связи подсказывали спортсменам в океане кто отстает и на какую оценку нужно взять волну, чтобы обойти соперника. Как признавались спортсмены, несмотря на приличное расстояние и шум океана, подсказки им помогали.

– Я услышала с берега, что иду третьей, и для себя решила, что должна взять такую волну, чтобы подняться хотя бы на второе место, – говорила после финала победительница в женском зачете шортборда Лена Болысова. – Но, видимо, настолько сильно собралась, что взяла волну сразу на первое место. Конечно, океан мне очень сильно помог. От других видов спорта сёрфинг отличает как раз то, что мы взаимодействуем со стихией и это очень непредсказуемо.

Лена живет на Бали уже семь лет. Когда-то она приехала сюда тоже ради сёрфинга, попробовать покататься. Через неделю она вернулась домой, в Москву, но только для того, чтобы почти сразу улететь обратно уже на два месяца.

– Вообще я артистка балета и танцевала в театре, – вспоминает Лена свою прошлую жизнь. – Потом я еще училась в университете и после университета приехала сюда. Мне помогала моя семья. Люди очень по-разному интерпретируют такие вещи, хотя последние два года я работала в школе сёрфинга и зарабатывала себе на жизнь сама. Я окончила МГИМО с красным дипломом по специальности «Международная журналистика». Папа хотел, чтобы я занималась чем-то таким серьезным. Сначала родители ждали, что я вернусь с Бали. Но сейчас они уже видят, что это мое, что это мне близко. Для них очень важно, чтобы я была просто счастлива. Они поняли и приняли то, чем я сейчас занимаюсь. Я очень благодарна им, что они меня поддерживают. Без них я не смогла бы быть здесь и делать то, что я люблю.

Миллиардеры без понтов

Почти сенсацией завершились соревнования в мужском шортборде. Член сборной России Георгий Феликиди стал лишь вторым. Он уступил золото Дмитрию Невскому, который всего несколько недель назад восстановился после разрыва внутренней медиальной связки на колене.

– Я совсем не разочарован, – прокомментировал итоги соревнований Феликиди. – Со мной такое редко случается. Я, наоборот, очень доволен результатом своего друга и напарника Димы Невского. Мы с ним вместе работаем в одной сёрф-школе. У нас была тактика дойти вместе до финала. Мы это сделали. Мне немного не повезло, не до конца завершал маневры, немного помешало оборудование, которое совсем чуть-чуть не дотянуло. Разница у нас всего 0,7 балла. Это очень мало. Поэтому тут все честно, без обмана. Сумеет ли он отобраться в основной состав сборной? Это уже решать нашему тренеру. У него свои требования. Скажу честно, они гораздо жестче, чем мы здесь привыкли.

Когда Невский вышел из океана, к нему бросились поздравлять с десяток болельщиков. Его подняли на руки и так несли несколько метров. 

– Сегодня были хорошие условия, – сказал он, немного отдышавшись. – Ветра нет, волны понятные. Вот вчера было сложнее, а сегодня нужно было просто ждать самую хорошую волну. Я умею выбирать волны именно здесь, в Балиане. Я знаю, как здесь строится волна, знаю, какую примерно нужно взять, чтобы она была длинная, до самого  берега. Как я порвал связки? Это был фрисёрфинг, и я был на уроке. Вышел на софтборде, волны были по колено, и я просто трюкачил. Ну и по глупости просто получил эту травму.

Невский живет на Бали восемь лет. Сёрфингом увлекся уже после переезда на остров.

– У меня сначала здесь была сестра, – рассказывает победитель. – Она меня позвала, я приехал, мне все понравилось – и я остался. Нашел работу. Я тренер по серфингу в школе Take off surf club. На доску я впервые встал в десятом году уже на Бали. Активно катаюсь где-то с 13 года. До переезда играл в футбол у себя в Иваново, профессионально занимался русским бильярдом, учился в Москве. Но мне было очень скучно, поэтому я и уехал.

Призового фонда в обычном понимании здесь не было. Помимо возможности принять участие в сборах национальной команды, призеры Onego Heat Surf Fest  получили от организаторов доски и сёрф-трипы. Все были безумно рады этим призам.

– Деньги сёрферов не особо интересуют, – объяснила обладательница бронзовой медали в шортборде Чулпан Галимова. – Нам как раз больше нужны либо доски, либо сёрф-трипы. Перемещаться очень затратно, а мы любим кататься на других островах. Доски – это тоже очень важный приз, потому что их нужно много. Они часто ломаются, плюс еще под каждую волну нужна своя доска.

Турнир уже давно закончился, но океан не опустел. Сёрферы до наступления сумерек продолжили покорять волны уже просто для удовольствия. 

– Иногда меня посещают мысли тоже переехать сюда насовсем, – говорит бронзовый призер Олимпиады-2004 по дзюдо Дмитрий Носов, наблюдая за сёрферами. Каждый из них выглядел по-настоящему счастливым и беззаботным. На Onego Heat Surf Fest Носов болел за друга Артема Зозулю, с которым познакомился несколько лет назад на Бали, когда учился здесь сёрфингу. Зозуля дошел на этих соревнованиях до полуфинала в лонгборде. – Не будь я политиком и общественным деятелем (Носов был депутатом Госдумы с 2011 по 2016 год. — Прим. ред.), 90 процентов жил бы уже здесь. К сожалению, в России с каждым годом условия для жизни ухудшаются. Все дело в среде. И ты не можешь жить отдельно от этой среды. Твои дети все равно пойдут в школу и будут учиться с другими детьми, которые неизвестно, как воспитаны. У нас среда отравлена, она злая, негативная. Если мы включим телеканалы, мы услышим, кто от кого родил, кто с кем спал, Сирия и Украина. Поэтому люди уезжают. И их можно понять: они живут там, где комфортно. А здесь ты счастлив. Здесь даже наши миллиардеры ходят без своих привычных понтов. Здесь все настоящие. Здесь ты носишь часы всего за 100 долларов и то, только потому, что они не промокают и противоударные. А на все остальное плевать.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор