18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
06:55 19.11.2018

Особое мнение / Михаил Амосов

все авторы
15.08.2018 16:13

Михаил Амосов: Пенсионная реформа как неизбежное зло

Повышение пенсионного возраста – это зло, поскольку доставит неприятности многим конкретным людям (я в их числе, мне стукнуло 59). И в то же время – это необходимость. Замалчивать это – значит обманывать людей, давать им необоснованные обещания. По-моему, это ещё и неконструктивно, поскольку уводит нас от обсуждения действительно важных вопросов.

Старение населения и вытекающее из этого факта повышение пенсионного возраста – общемировая тенденция. Далеко от Питера ходить не надо – все наши европейские соседи установили пенсионный возраст выше, чем в России. Например, в Финляндии и Эстонии это 63 года (и для мужчин, и для женщин). Кстати, в Эстонии уже решено поднять планку до 65 лет, а финны это ещё обсуждают. 

Уже слышу возражения: эти страны нам, конечно, не указ – там Евросоюз, демократия, развитое здравоохранение. Хорошо. Но вот данные по бывшим советским республикам, не входящим в Евросоюз. Все они, кроме нас и Узбекистана, уже повысили пенсионный возраст. 

Например, в Армении он тоже 63 года, притом без гендерных различий. На Украине решение о повышении пенсионного возраста для женщин принято ещё в 2011 году при Януковиче. В Грузии пенсионный возраст повысили при Саакашвили. В процессе повышения пенсионного возраста находятся Беларусь и Казахстан, режимы в которых по степени авторитарности покруче нашего. Бедная, но демократическая Молдова тоже повышает.

Из наших соседей за старые стандарты держатся только Китай и Узбекистан: 60 лет для мужчин и 55 для женщин. Однако в Узбекистане решение о повышении возраста готовится – ждут, когда можно будет сослаться на пример России. А в Китае есть маленький нюанс – крестьяне не получают пенсию (прямо как у нас при Сталине). И это в стране, где более 40% граждан живут в деревнях! Во всех этих странах (от Беларуси до Китая) уровень жизни и, в частности, здравоохранения ниже российского и уж тем более ниже западноевропейского. 

Заметьте, ни одна из перечисленных стран не ведёт войну в Сирии, в большинстве случаев они имеют весьма умеренные военные расходы (на уровне 1 – 1,5% ВВП; у нас этот показатель – 4,3%). Интересно, что в Израиле, где «наполовину наш народ», а на военные нужды тратят ещё больше, чем у нас (5,1% ВВП), возраст выхода на пенсию 62 года для женщин и 67 для мужчин. При этом женский пенсионный возраст готовятся приравнять к мужскому.

Получается, что политика повышения пенсионного возраста практически не зависит от типа политического режима, развитости или неразвитости здравоохранения, уровня военных расходов. Почему же все это делают? С чего это вдруг правительства самых разных стран занимаются таким непопулярным делом, как повышение пенсионного возраста?

Клаус Шваб, основатель и президент Всемирного экономического форума в Женеве, в книге «Четвёртая промышленная революция» (Москва, «Эксмо», 2018 год) пишет о старении населения не только в Европе, но и в мире как о серьёзной экономической проблеме. Под старением населения понимают такое демографическое развитие, когда в общей структуре жителей страны сокращается доля работающих людей и одновременно увеличивается доля людей старших поколений – тех, кто рассчитывает получать пенсию. Именно в связи со старением населения в самых разных странах и встаёт вопрос о повышении пенсионного возраста. Альтернатива этому решению фактически одна – постепенное уменьшение размеров пенсий. Практически все европейские страны выбирают иной путь  повышения пенсионного возраста. 

Шваб прямо говорит о перспективе резкого увеличения пенсионного возраста. И пишет он не о России, а об общей тенденции. Трудности, с которыми многие страны сталкиваются при обсуждении этого вопроса, по мнению Шваба, «являются ещё одним признаком нашей неподготовленности к этим изменениям и необходимости их обсуждения». 

Поэтому я считаю ошибочной позицию многих моих товарищей по демократическому движению, которые принялись отрицать саму необходимость повышения пенсионного возраста. В сегодняшнем мире этот шаг практически аксиома, без него невозможно успешное экономическое развитие, решение проблем образования, здравоохранения. Замалчивать это – значит обманывать людей, давать им необоснованные обещания. По-моему, это ещё и неконструктивно, поскольку уводит нас от обсуждения действительно важных вопросов.

Что это за вопросы? Я вижу, как минимум, три сюжета, о которых стоит поговорить.

Первое: сохранится ли уровень расходов на пенсионное обеспечение (в процентах от ВВП) на современном уровне? Если да, то тогда повышение пенсионного возраста – это шаг, который позволит увеличить пенсии. Из публикаций официальных СМИ я делаю вывод, что такое решение не планируется. Думаю, что об исправлении этого подхода как раз и нужно говорить. Это важнее всего – пенсионная часть финансового пирога не должна уменьшаться!

Второе. В современном мире гендерная дифференциация возраста выхода на пенсию – это анахронизм. Мало того, что сохранение различий между мужчинами и женщинами по этому показателю противоречит Конституции, прямо запрещающей дискриминацию по половому признаку, так это ещё и экономически неразумно. Ведь всем прекрасно известно, что средняя продолжительность жизни у мужчин меньше, чем у женщин, и это не только у нас. Поэтому я бы предложил установить единый пенсионный возраст, например в 63 года (вспомним армяно-финско-эстонский стандарт).

Третье. Сохранение в прежнем виде льгот по возрасту выхода на пенсию для силовиков – вещь сомнительная. Мой взгляд таков: для офицеров вооружённых сил и пограничников существующий пенсионный возраст можно сохранить, поскольку для их службы действительно нужно недюжинное здоровье, которое с годами неизбежно уходит. Но, например, участковый полицейский, следователь или сотрудник ФСБ – совсем другое дело. Работа у них, прежде всего, интеллектуальная – с людьми, с документами, и физические кондиции не имеют такого значения. Поэтому тут я бы предложил поднять пенсионную планку, например, лет на пять. Не настаиваю, что мой взгляд – единственно правильный, но существующие льготы многих силовиков мне представляются несправедливыми. Высокие зарплаты за трудную и опасную работу, за запрет на занятие бизнесом – это да! Но время выхода на пенсию можно и нужно корректировать. И для силовиков тоже. 

Отдельного разговора заслуживает предложение правительства о запрете пенсионных выплат для работающих пенсионеров. Насколько оно оправданно? Не будет ли это способствовать уходу людей в теневую экономику?  

Разумеется, всё это требует детальных расчётов. Одна из проблем сегодняшнего дня в том, что правительство не представило этих самых подробных расчётов. Нет чёткого плана реформы. И нет у нас привычки подробно и тщательно обсуждать подобные вопросы в парламенте. Да и у оппозиции уходят навыки серьёзного обсуждения крупных проблем. Всё это прямой результат недоделанности демократии в нашей стране. 

Михаил Амосов,

депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

P. S. «Фонтанка» готова предоставить слово всем участникам дискуссии из любых лагерей, если у них есть аргументы.