18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:44 21.10.2018

«Бюджетобесие в плохом смысле». Зачем помощник президента захотел раскулачить олигархов

Из администрации президента в прессу утёк очень интересный документ. Его подлинность уже подтвердили в Кремле. В шести колонках таблицы указаны выручка, налоговая нагрузка и рентабельность 22 ведущих российских предприятий нефтегазовой отрасли, металлургической промышленности и химической. Начиная с девятой строчки, там, где заканчивается нефтегаз и начинаются металлурги, заполнена последняя колонка, озаглавленная так: «Возможные изъятия».

«Бюджетобесие в плохом смысле». Зачем помощник президента захотел раскулачить олигархов

кадр из видео/YouTube/Радио Свобода

 Исчисляются в миллиардах рублей. Касаются они сплошь предприятий, с владельцами которых у нас привыкли связывать слово олигарх. Напротив каждого с точностью до сотых долей указано, сколько с него можно «изъять» денег.

Автор идеи – помощник президента по экономике Андрей Белоусов. В общей сложности он придумал собрать для бюджета с олигархов-металлургов и олигархов-химиков 513,66 миллиарда рублей. Нефтяников трогать он не планирует, они, мол, и так много налогов платят.

Зачем нужно такое масштабное мероприятие, каким способом его можно осуществить, какой эффект это даст экономике и, главное, как сильно обрадуются владельцы предприятий из списка – «Фонтанке» объясняет руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников.

- Андрей Владимирович, какую вы видите логику в предложении Андрея Белоусова? Почему он предложил именно такой способ наполнения бюджета – изъять деньги у бизнеса?

– У нас вся политика сводится к тому, что деньги изымаются на выполнение «майского указа». Мы забираем деньги из экономики, а потом их даём электорату, чтобы купить его лояльность. Это единственный смысл, который содержится в «майском указе» номер 204. В этой логике строится и повышение НДС, и это предложение Белоусова. То есть это экспроприация в чистом виде. Вместо того чтобы отпустить экономику на свободу, из неё вытрясают последнее. Как в старом анекдоте про алкоголиков, которые окунули кошку в водку, а потом выжимают из неё «ещё капельку». Это катастрофическая логика.

- Фактически деньги берут у населения, чтобы потом дать деньги населению.

– Да, чтобы ему же и возвращать.

- А нельзя сначала не брать, а потом не давать? Так на так и выйдет.

– Вот об этом-то и речь. В указе номер 204 выражена вся логика засилья государства в экономике, государственных интервенций в экономику. Это бюджетобесие – в самом плохом смысле: когда бюджет используется не как инструмент для ускорения роста экономики или разумного балансирования каких-то индикаторов, а как способ поддержания экономики на плаву. А в рыночной экономике так не бывает. В рыночной экономике государственный бюджет – это всего лишь кубышка, инструмент точечного улучшения положения каких-то групп.

- Как же в рыночной экономике решаются социальные задачи, кроме как за счёт бюджета?

– Эти задачи сам рынок и решает, их решает экономическая свобода. А «майский указ» – это не про экономику и не про конкуренцию. Не про экономическую свободу и не про развитие. Он не способен сделать даже то, на что направлен: улучшить эти самые социальные показатели.

- Потому что он – про инфраструктурные проекты и стратегические задачи. Очень важно для экономики.

– Да-да, вот до этого мы и должны были дойти: до строительства моста на Сахалин. Без него никак нельзя. Это то, от чего отказывалась даже советская власть при всём её мегаломаническом безумии. Это просто уже последняя стадия «загнивания империализма» на нашей российской почве.

- А зачем это всё? Президента уже выбрали, у него, как мы знаем, последний срок. Зачем тратить деньги на лояльность?

– Лояльность нужна, потому что доверие, рейтинги одобрения – это вещь очень хрупкая. Причём не только Путина, а рейтинги всей власти. Но они-то как раз и падают ровно потому, что власть не занимается той сферой, на которую существует спрос. Уже сто раз социологи сказали, что внешнеполитические амбиции больше не оказывают того мобилизующего воздействия, как раньше. Оно не исчезло, но очень ослабло. И разнообразные патриотические начинания уже несильно мобилизуют людей. Надо заниматься внутренними делами, а государство привыкло думать, оно – главный игрок в экономике, оно всё тут решает. Вместо того чтобы отпустить экономику, оно всё больше её зажимает. Поэтому вынуждено собирать деньги – и тратить, тратить, тратить.

- Так оно же, государство-то, видит, что траты неэффективны. Ладно – экономика, но ведь и на рейтинг уже влияют слабо. Наверное, надо поднимать его какими-то новыми способами?

– К сожалению, набор инструментов остался прежним, ничего нового пока не придумано, кроме как расходовать бюджет на те участки, которые с точки зрения власти способны поддержать её рейтинг. В сфере идеологической мобилизации ведь тоже нет ничего нового. Чем запомнился Путин в последнее время? Принимал военно-морской парад в Петербурге, отмечал 1030-летие принятия православия с иерархами РПЦ и встречался с футболистами. Военные победы, история, православие и спорт – это инструменты, которые есть у него в руках.

- Наговариваете вы на правительство. Инструмент, предложенный Белоусовым, называется экспроприацией экспроприаторов. Он, конечно, не новый, зато когда-то был очень эффективным. Самое время вспомнить.

– Он был эффективным очень недолго.

- Зато какой эффект!

– Сегодня такой эффект закончится ещё быстрее. Его и измерить сегодня трудно, мы можем только следить за рейтингами власти. Даже не за экономическими индикаторами, которые тоже не блестящи. И прогнозы не блестящи. И то, чем всё время хвастались, например – низкая инфляция, как выясняется, не более чем стечение обстоятельств. Инфляционные риски никуда не делись. Даже Минэкономразвития признаёт, что повышение НДС несёт в себе инфляционные риски и риски замедления роста ВВП. Это логика существования авторитарного государства. Это не экономика, а в большей степени политика.

- Андрей Белоусов всё-таки экономист, он не может не понимать, какой результат даст экономике его идея. Может, этот список – просто элемент пиара, он нужен, чтобы обрадовать людей? Население любит, когда раскулачивают олигархов.

– Нет, конспирологии здесь, я думаю, нет. Это действительно судорожный поиск денег на реализацию «майского указа» – и больше ничего. Помощник президента – человек влиятельный, он имеет право предлагать какие-то… Неординарные шаги. И куда ему ещё обратить взор, кроме как на олигархов? Все эти металлурги-химики – это всё олигархический сектор. Монополизированная экономика сильно зависит от государства. И государство время от времени может призвать своих олигархов к социальной ответственности. Снимать с них сверхприбыль.

- Каким способом это могут делать? Судя по таблице Белоусова, всё рассчитано очень точно по каждому предприятию. Они просто придут к владельцам «Уралкалия» и потребуют 40,78 миллиарда рублей? А на «Евразе» – всего 5,49 миллиарда?

– В том-то и дело, что механизма нет. Но сказано – снимут.

- Здрасьте, мы ваша «крыша»?

– Да, когда кто-то приходит на предприятие и говорит: ты должен мне столько-то, потому что это справедливо, а я тут главный. Я – государство, я устанавливаю правила. В этой логике Белоусов и предлагает действовать. Он квалифицированный экономист, но он – дирижист: человек, считающий, что государство в экономике важнее всего, что оно вправе экономикой управлять. Он математический экономист. Это такой чисто математический подход к экономике. Не имеющий отношения к её развитию, к стимулам для бизнеса.

- Посмотрите на этот список: «Северсталь», «Норникель», «Алроса», «Сибур»… Если ко всем этим собственникам придёт некая условная «крыша», они же могут скооперироваться и оказать сопротивление хоть кому?

– Нет, они этого не могут. Справедливость вашего вопроса в том, что впервые в настолько открытой форме государство говорит: мы вас считаем олигархами, будем с вас снимать деньги. Но устроить бунт эти люди не могут, они слишком сильно от государства зависят. Они, по сути, своим благосостоянием обязаны государству. И сами они, я думаю, понимают логику Белоусова. И наверняка даже готовы на эту тему разговаривать всерьёз. Они тоже играют в этой системе, они такая же её часть, как Белоусов. Как и сам Путин.

- Вы хотите сказать, что свистнут – и прибежит условный Алексей Мордашов, неся в зубах ровненько 43,31 миллиарда рублей?

– Он поспорит, он попытается снизить цену, понимая, что коридор возможностей у него очень узкий, что совсем отказаться он не может. Он – в сделке, он со всеми этими людьми за одним ломберным столом. С представителями администрации, с силовиками. Он не уверен в том, что товарищи по цеху его поддержат. Не уверен, что будет какая-то солидарная защита олигархов. Когда брали Ходорковского, было письмо в его защиту, оно появилось после встречи других олигархов в гостинице «Балчуг». Но письмо это писал Чубайс, он тогда отличался чрезвычайной смелостью. Остальные поддержали, но вяло. И дальше с солидарностью олигархов всё было очень тухло. Они готовы секретно, между собой, ругать власть, но не готовы сопротивляться.

- Почему? Они же всё это друг про друга понимают?

– Это вопрос к ним. Но система взаимного недоверия достаточно крепка. Трусостью это назвать сложно, потому что они сами построили эту систему. В каком-то смысле они сами привели к этому ситуацию.

- Слушайте, но тогда всё просто классно: вот уже и полтриллиона для бюджета найдено. Почему тогда пресс-секретарь Путина говорит, что президенту идея не нравится?

– Сначала была информация, что идея президенту нравится, что он поставил резолюцию «согласен».

- Видимо, разонравилась. Песков так сказал.

– Разонравилась? Ну, очевидно, следили за реакцией экспертов-экономистов. А может, у предприятий этого уровня есть собственные лоббистские возможности, сопоставимые с возможностями Белоусова. Может, кто-то встретился с Путиным и убедил его, что сейчас так делать неправильно, что как-нибудь в другой раз, не у всех сразу…

- По очереди?

– Базовая проблема в том, что Белоусов как человек в какой-то степени простодушный позволил этому стать публичным. Он сделал это как чиновник: считая, что так правильно, и действуя открыто. А любая бюрократическая бумага может утечь.

- Ага, то есть дальше можно ждать, что тех же олигархов из той же таблицы будут отлавливать тихо и поодиночке?

– Возможно, и так. Или станут действовать в соответствии с тотальными договорённостями, которые устроят всех игроков.

- А вот мы, население то есть, уже можем обрадоваться, что взялись за олигархов, а с нас, кроме НДС, пенсионного возраста и новых пошлин, больше ничего не возьмут?

– Это очень правильный вопрос, потому что социологически значимое большинство людей, конечно, считает, что олигархов надо раскулачивать, что у них неправедно нажитые богатства, что с них и надо брать, а не с нас. Популярность идеи об экспроприации никуда не исчезала. Но на эти деньги живёт вся элита. Система действительно построена так, что существует за счёт государственных олигархов. И люди считают, что в этом смысле Путин представляет интересы олигархов. Но он же, по представлениям людей, представляет интересы силовиков и бюрократии. А здесь сошлись две силы: олигархи и бюрократия. Путин должен выступить арбитром, но он колеблется.

- Не может выбрать, кого обидеть, чтобы народ сделал правильные выводы?

– Да, в буквальном смысле.

- Вот они тут получат эти полтриллиона, плюс 600 миллиардов – от повышения НДС, плюс сколько-то от пенсионного возраста, причём не в один год. Но этого же на «майский указ» не хватит? Где возьмут остальное?

– Это никому не известно. Есть поручение президента: найти источники дополнительных доходов в кратчайшие сроки, за полтора месяца. Что это невыполнимо – это было известно заранее. Но бюрократия действует по совершенно другим принципам. Выполнимо, невыполнимо – надо найти объяснимые, мотивированные источники денег. Вот они и ищут.

- И нас могут ждать другие интересные идеи из правительства или администрации президента?

– Непременно. Очевидно, истерика дошла до того, что помощник президента вынужден был прибегнуть к крайнему средству: посчитать олигархов и их сверхдоходы с точностью до сотых. Это наверняка было очень интересное математическое упражнение. Даже в некотором смысле выдающееся.

Беседовала Ирина Тумакова, специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор