27.06.2018 20:30
14

Промолчать о теракте - недорого

Теракт в Казанском соборе сорвался по счастливой случайности. Бомбиста подвел запах. Его вдохновителям ФСБ обеспечила символические сроки.

pixabey.com/Aleks_Avakimov
pixabey.com/Aleks_Avakimov

Кировский суд Петербурга 27 июня отправил в колонию-поселение Алисхана Эсмурзиева по делу о теракте в Казанском соборе. По сравнению с замыслом взорвать православных наказание можно считать несерьезным. Эсмурзиев детально рассказал, как подводил смертника к цели.

Приведенный в зал под конвоем Эсмурзиев увидел на скамейке жену.

«Салам алейкум!» – улыбнулся он.

Женщина нервно озиралась. Ее беспокоили телекамеры.

Алисхана задержали в декабре 2017-го. Он, пока Владимир Путин благодарил Дональда Трампа за помощь в предотвращении теракта, заявлял о подброшенном чекистами автомате и отрицал всякую причастность. Но в Кировский сегодня приехал с покаянной головой и полным признанием.

Уроженец Ингушетии, образование 9 классов, приехал в Петербург на заработки, прораб. Женился, родилась дочь. Мать тяжело болеет. Искал друзей по вере, зачастил в Соборную мечеть.

«Моя жена вот тоже в исламе. В ФМС работает», – добавил Алисхан.

Судья Татьяна Ялцевич спросила:

– Ребенок здоров у вас?

– Да, аллаху акбар.

– За те полгода, что в СИЗО провели, какие-то выводы сделали для себя?

– Выводы? Нет еще.

– А причина преступления какая?

– Мне как есть, правду рассказать?

Повисла тягучая пауза. Эсмурзиев переглянулся с адвокатом:

– Виноват, Ваша Честь. Не знаю, как ответить. Не осознавал. Шесть месяцев, как шесть лет. Если нормально получится отсидеть, никогда больше не буду.

Эсмурзиеву вменили незаконное хранение оружия (статья 222 УК) и несообщение о теракте (статья 205.6). Так ФСБ квалифицировала глубокое, судя по обвинительному заключению, погружение «в тему».

С 10 октября 2017 года тесный кружок из прихожан Соборной мечети после молитв планировал теракт в Петербурге. Восемнадцатилетний Евгений Ефимов, считает следствие, предлагал напасть с ножом на прохожих. Его убеждали выбрать более действенный способ. Эсмурзиев подбросил идею совершить самоподрыв в расположении ОМОН. Их собеседник Шамиль Омаргаджиев, на днях получивший небольшой срок за то же, поддержал вариант с убийством мирных жителей.

8 ноября Ефимов, – зачитал прокурор, – получил от мужчины по имени Мансур одобрение на теракт. Они общались в мессенджере. Видимо, эту переписку и перехватило ЦРУ, но конкретики в ней не было.

В основном подрыв Казанского обсуждали при личных встречах. Кроме Соборной, встречались в мечети у метро «Сенная площадь» и в кафе «Халяль» у Сенного рынка. 25 ноября Ефимов сообщил о необходимости собрать бомбу, арендовал контейнер в Выборгском районе. Подрыв запланировали на 17 декабря. На Казанском остановились по двум соображениям: он многолюден, особенно по воскресным утренним службам, и среди жертв не будет мусульман.

Ефимов согласился на роль одиночки, потому что, заявил прокурор, очень хотел в рай.

Эсмурзиев готовил себя к другому. Он думал уехать в Африку воевать за признанную террористической и запрещенную в России организацию «Исламское государство», так как, по его словам, в Петербурге «у нас нет силы». В боях за радикалов в 2015 году погиб его брат Руслан.

Несмотря на перехваченную переписку, Ефимов беспрепятственно готовил взрывное устройство. Остановила его случайность. За неделю до намеченной даты, 10 декабря, владелец контейнера прошел мимо и учуял острый химический запах. Открыл замок и увидел компоненты. Устроил выволочку Ефимову за лабораторию и доложил силовикам.

Молодой человек в тот же день созвал кружок и рассказал о владельце контейнера. Эсмурзиев предложил подготовку продолжить и обещал подыскать неприметный вагон-бытовку.

Через пару дней молодой человек все же навестил разоблаченный контейнер и был задержан. Очень быстро назвал имена-фамилии конфидентов, и под арест попали Эсмурзиев, Омаргаджиев и еще двое – Антон Кобец и Фируз Калавуров. О Казанском они тоже были наслышаны, полагает следствие.

Составить из них организованную группу ФСБ не смогла или не захотела, Ефимов так и остался одиночкой. Его дело еще расследуется, вину он признает. Остальным к хранению оружия и взрывчатки добавили статью за молчание.

Осведомленность Эсмурзиева о теракте прокурор оценил в шесть месяцев принудительных работ. Статья 205.6 не предусматривает сурового наказания. Судья Ялцевич приговорила Алисхана за молчание к штрафу 50 тысяч, хранение автомата оценила в два года колонии-поселения.

Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (14)

Pleazant72
Сенцову за подготовку теракта припаяли 20 лет.За укус полицейского при разгоне несогласных реально получить реальные лагеря,а здесь.....На кого расчитаны эти сказки? Хотя все сказки всегда кончаются мирно.

скоро гражданам останется делать тоже самое, как и псевдо-судам с их псевдо-правосудием - ничего не видеть, ничего не слышать, затыкать глаза и уши, чтобы вам не припаяли 205.6 =)))))

IvanTopor
Терроризм - основа основ Ресурсной Федерации. Террор по отношению к русским - его главная и самая большая скрепа. Про Рязанский сахар, с которого всё начиналось, напоминать никому не надо, надеюсь?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор