18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
08:08 20.04.2019

Как судья Соболева и пристав Лукинский репортеров изгоняли

Начало процесса над директором "Экспо-тура" 13 мая 2015 года зампред Смольнинского суда Наталья Соболева закрыла без объяснения причин. Ее прихотью репортеры были изгнаны, а ретивостью пристава Петра Лукинского - спущены с лестницы. "Фонтанка" стала участницей перформанса с непредсказуемым правосудием.

Как судья Соболева и пристав Лукинский репортеров изгоняли

Начало процесса над директором "Экспо-тура" 13 мая 2015 года зампред Смольнинского суда Наталья Соболева закрыла без объяснения причин. Ее прихотью репортеры были изгнаны, а ретивостью пристава Петра Лукинского – спущены с лестницы. "Фонтанка" стала участницей перформанса с непредсказуемым правосудием.

В Смольнинском райсуде 13 мая 2015 года начался процесс по уголовному делу в отношении гендиректора туроператора "Экспо-тур" Игоря Рюрикова. Он был доставлен машиной УФСИН, так как находится под домашним арестом, дышал воздухом на улице, был спокоен и общителен с прессой. Обвинение в мошенническом хищении 2,7 млн рублей не признает, готов биться до конца.

Настроение на втором этаже у зала председательствующей судьи (она же зампред Смольнинского суда) Натальи Соболевой было нервнее. Прошел слух, что Наталья Николаевна закроет процесс. Не верилось. По 241-й статье УПК ("Гласность") заседания открыты для всех, от репортера до зеваки. В закрытый режим они могут быть переведены в исключительных случаях (дело о гостайне, преступлениях детей и против половой неприкосновенности).

Боевой настрой судья выказала с ходу. Проверив списочный состав участников процесса, остальным указала на дверь.





– Выходим. Все выходим! – приказала она и, глядя на оставшихся корреспондентов "Фонтанки" и "Невских новостей", добавила: – Я жду.

– Ваша честь, заседание открытое?

– Закрытое.

– А причина? – поинтересовались мы, ведь даже первокурснику юрфака известно, что о закрытом разбирательстве суд выносит мотивированное определение или постановление с указанием конкретных обстоятельств, препятствующих свободному доступу лиц, а до вынесения определения (постановления) суд не вправе никого удалять из зала.

– Я никому ничего объяснять не должна. Вы для меня никто. Зал покиньте, пожалуйста.

Подоспели приставы. Человек с жетоном ОП 18487, в миру Петр Николаевич Лукинский, был стремителен и напорист. Репортеры мирно вышли из зала и в коридоре хотели дождаться конца заседания. Но Лукинского, видимо, мучила недосказанность.

– Кто такой? Откуда? Документы. Вы нарушили порядок в зале. Я требую, чтобы вы прошли вниз! Вы что, совсем что ли? На каком основании находитесь в здании суда? – чередовал пристав эмоции, команды и вопросы, проявляя незаурядное любопытство.

– Ничего ребята не нарушали, – вступились очевидцы. – Заседание априори открытое, они просто интересовались у судьи...

– Кто вам такое сказал? Оно изначально закрытое, – энергичность и убежденность Лукинского обезоруживала. – Я жду ровно три минуты, документы! Иначе применю физическую силу.

– А время вашего ожидания чем-то регламентировано? – последовала робкая реплика.

– Да. Все, применяю! – схватил он репортера "Фонтанки". – Этого тоже вниз!

– Давайте, может, нас полиция рассудит?

– Полиция заканчивается перед забором суда, а тут – мы.

Корреспонденты были спущены с лестницы и заведены в будку поста охраны.

– Сюда сядь! – в Лукинском явно умер командир.

Изъятые паспорта поступили в его распоряжение, и за закрытой дверью началось редкое для судов таинство – привлечение газетчиков за неисполнение распоряжений пристава. Статья 17.3, часть 2, КоАП, штраф – до 1000 рублей.

"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Иногда писанина Лукинскому надоедала, и он заводил душеспасительные беседы. Коллеге Чулкову разъяснял, почему съемка в коридоре запрещена (по закону – нет. – Прим. ред.):

– Вы видео снимете, выложите в Интернет, а потом террористы посмотрят расстановку суда.

Когда на "Фонтанке" появилась новость об изгнании, фамилия судьи в коридорах зазвучала слышнее, а приставы стали торопливее.

– Это заместитель председателя суда, – увещевали они корреспондента. – Вы думаете, это вам с рук сойдет? Соболева властная женщина, с ней очень тяжело общаться.

– Ааа... поэтому в Смольнинском суде пахнет самодурством?

После процесса судья спустилась в холл суда. Подозвала журналистов:

– В следующий раз приходите. Заседания будут открытыми, – проявила она гостеприимство и интерпретировала свое "вон": – Вы обязаны предупредить о приходе и мне представиться, на этот счет существует пленум Верховного суда. Я должна знать, кто у меня в зале.

Постановление пленума ВС от 13 декабря 2012 года за номером 35 "Об открытости и гласности судопроизводства", конечно же, никого не обязывает ни уведомлять о приходе, ни представляться. Весь монолог Натальи Николаевны ей преданно в глаза смотрел жетон 18487 и, когда ему представилась возможность, поддакнул:

– И протокол на них составили!

– Какой протокол? – обомлела судья.

– 17.3, за неисполнение нашего требования... – голос докладчика дрогнул.

– Какого требования? Когда вы пришли, они сразу покинули зал, – уничтожила судья все рвение Лукинского.

Если все же приставу достанет бойкости отправить материалы на рассмотрение, позовем Наталью Николаевну свидетелем.

О деле "Экспо-тура" – как-нибудь в другой раз.

Александр Ермаков,"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор