О литературе с Виктором Топоровым: Цветы зла

Все толстые журналы похожи друг на друга, но в каждом из них сходят с ума по-своему. В «Новом мире» печатают вымученную музыкально-поэтическую фантазию о блокадном Ленинграде. «Знамя» откликается развернутым монологом красного скинхеда и снабжает эту напыщенно-матерную публикацию под названием «Исход» веером сочувственных откликов.

0
ПоделитьсяПоделиться

Все толстые журналы (в просторечье «толстяки») похожи друг на друга, но в каждом из них сходят с ума по-своему. В «Новом мире» печатают вымученную музыкально-поэтическую фантазию о блокадном Ленинграде. «Знамя» откликается развернутым монологом красного скинхеда и снабжает эту напыщенно-матерную публикацию под названием «Исход» целым веером в основном сочувственных интеллигентских откликов.

«Исход» («Знамя», №9) на первый взгляд кажется фейком, но вчитавшись, понимаешь, что перед тобой произведение с определенной фактической основой (юрист сказал бы: с фактурой, причем для доброго десятка уголовных дел) и необоснованно завышенными литературными претензиями, которые, строго говоря, и наводят на мысль о возможной мистификации. Это не социальный протест и уж подавно не экзистенциальный, но закос идет и под первое, и под второе. На что, очевидно, и купились записные либералы из редакции «Знамени».

Тем более что написан текст от имени «антифа», а никаких не «фа», и вместо «разжигающих межнациональную рознь» экстремистских высказываний (как, допустим, в романе «Скины. Русь пробуждается» покончившего с собой год назад Дмитрия Нестерова) густо напитан расфокусированными антиобывательскими инвективами и бытовой матерщиной.

Вот идет сейчас суд над милиционером, анально изнасиловавшим шваброй доставленного в вытрезвитель пожилого художника и убившего его этим, – и подсудимый объясняет, что сделал это, выражая социальный и экзистенциальный протест против деятельности двух своих жен, которым никак не удавалось милиционера поделить. Протест анонимного автора «Исхода» и его друзей – примерно того же порядка.

Они пьют (как вариант: вмазываются), разъезжают по градам и весям с подпольными рок-концертами, отдыхают в (порой при) монастырях и/или за границей (повесть прислана уже оттуда), а в основном дерутся – до полусмерти и сильнее – с теми, кто сопротивляется, и бьют (вариант: забивают насмерть) явно не способных дать сдачи. Одеты они как скины (а не «как пидоры»), вооружены холодным и травматическим оружием. Умирают от передоза, гибнут, кончают с собой; наконец, на них шьют дела нерасторопные «органы», но защитники у них тоже есть. Уже на средиземноморском берегу рассказчик узнает о том, что в Москве убили «веселого адвоката» – то есть Станислава Маркелова. Убитая вместе с адвокатом Анастасия Бабурова при этом не упоминается.

В Петербурге был несколько лет назад снят сериал «Ментовские войны», в одном из циклов которого те же «антифа» были изображены скорее сочувственно. Соответствующие серии имели реальную подоплеку: возле магазина «Буквоед» был тогда убит один из лидеров местной «антифа». Но герои DJ Stalingrad (таков ник автора; в блогах, впрочем, уже можно найти его подлинное имя) ни малейшего сочувствия не вызывают: перед нами откровенные Цветы Зла, которые устами автора повести ищут себе оправдания в том, что они будто бы являются Детьми Зла – детьми обступившего их со всех сторон мирового зла, с которым они таким образом (в перманентном отцеубийственном порыве) и борются.

DJ Stalingrad подводит под эту нехитрую философию и культурологическую подоплеку: в «Исходе» есть несколько восторженных гимнов международному экстремизму в лице, например, пресловутого Унабомбера. Перефразируя отечественного классика, автору «Исхода» можно было бы возразить примерно так: «Конечно, царь Соломон был прав: всё суета сует и всяческая суета, но зачем же стулья ломать?» Хотя нет, не стулья – в описываемом случае черепа и позвоночники.

На том же Западе все Цветы Зла (кроме фанатического мусульманского терроризма и опять-таки мусульманского погромного анархизма в парижских предместьях) давным-давно выкорчеваны, а главное, изжиты идейно (хотя и без «дубины по голове», как выразился недавно наш премьер-министр, дело не обошлось) и задавлены информационной блокадой. В нарушении которой – самим фактом публикации «Исхода» – справедливо упрекнул «Знамя» один из участников тамошнего обсуждения прозаик Александр Кабаков.

Бороться с хулиганами и погромщиками (под какими бы лозунгами – хоть антифашистскими – они ни выступали) – дело полиции. Ну или, на худой конец, милиции. Информационная блокада – задача СМИ. Можно, конечно, иной раз напечать повесть раскаявшегося грешника, но DJ Stalingrad ни в чем не кается, наоборот, рисуется и даже красуется. А редакция «Знамени», задрав штаны, бежит за этим горе-комсомольцем – бежит наперегонки с «новомирскими» любителями блокадной человечинки, положенной на музыку Асафьева и Прокофьева. Бежит, кстати, всё к тому же премьер-министру за обещанной – вдвое против нынешней – бюджетной халявой.

Виктор Топоров
«Фонтанка.ру»

О других новостях в области литературы читайте в рубрике «
Книги»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1