18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:12 15.11.2018

Комплекс Мендельсона попал под прицел

Уникальный архитектурный памятник 20-х годов прошлого века - комплекс Мендельсона на Петроградской стороне - обрел недавно нового владельца. Крупный бизнесмен Игорь Бурдинский планирует построить здесь Центр современного искусства. Но в последние месяцы Бурдинский вместо того, чтобы заниматься развитием концепции комплекса Мендельсона, ходит по судам.

Комплекс Мендельсона попал под прицел

www.spb-guide.ru


Уникальный архитектурный памятник 20-х годов прошлого века - комплекс Мендельсона на Петроградской стороне - обрел недавно нового владельца. Крупный бизнесмен Игорь Бурдинский планирует построить здесь Центр современного искусства. Здания бывшей трикотажной фабрики «Красное знамя» будут подвергнуты масштабной реконструкции. Уже ведутся переговоры с немецкими архитекторами. Получено благословение от директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. Но в последние месяцы Бурдинский вместо того, чтобы заниматься развитием концепции комплекса Мендельсона, ходит по судам. Его закидывает исками бывший деловой партнер Сергей Михайличенко, требуя вернуть сотни миллионов рублей по неким договорам займа... Появились и другие «товарищи», которые также инициируют судебные иски против Бурдинского. Атака прямого отношения к памятнику архитектуры вроде как не имеет, но почему-то кажется, что все судебные тяжбы затеяны именно ради комплекса Мендельсона. Почерк знакомый. Похожими действиями сопровождались поглощения многих питерских предприятий.

4,5 га в центре Петроградки - под музей

Комплекс Мендельсона уникален во многом благодаря зданию бывшей ТЭЦ, которое является памятником архитектуры, находящимся под охраной государства. Комплекс построен в 1926-1937 годах по проекту немецкого архитектора Эриха Мендельсона и относится к важнейшим образцам современной европейской архитектуры начала XX века. С середины 90-х годов фабричные корпуса пустуют. По убеждению многих специалистов Германии, «для продолжения совместных российско-немецких работ по охране архитектурного наследия в Петербурге особое значение может получить комплекс трикотажной фабрики «Красное знамя» на Петроградской стороне». Декан архитектурного факультета университета Карлсруэ профессор Матиас Пфайфер недавно обратился с официальным предложением о сотрудничестве к Валентине Матвиенко. Губернатор инициативу немцев поддержала. В рамках российско-немецкой правительственной программы «Петербургский диалог» была запущена работа по подготовке и реализации совместной концепции (а затем и проекта) полной реставрации комплекса «Красного знамени». Но мало кто знает, что генератором этого процесса стал именно Игорь Бурдинский.

Он уже оформил собственность на землю, став полновластным хозяином территории площадью 4,5 га в центре Петроградки. Старые цеха и производственные помещения новый владелец сносить не собирается. Грядет масштабная реконструкция. Этому предшествовали почти двухлетние переговоры, как с немецкими коллегами, так и с городскими властями. В здании бывшей ТЭЦ - по форме оно напоминает корабль - Игорь Бурдинский планирует создать Центр современного искусства.

Мое поколение бизнесменов созрело для того, чтобы восстанавливать памятники архитектуры на собственные деньги, - считает 45-летний Игорь Бурдинский. - Таким образом мы показываем свое отношение к городу. Не нужно бояться отдавать в частные руки тот или иной памятник. Государство в качестве обременения может дать компании-инвестору памятник для восстановления.

Надо сказать, Бурдинский с нескрываемым удовольствием окунулся в новую для него профессиональную среду архитекторов, художников, галеристов... Немцы уже осмотрели фабричные корпуса и пришли в полный восторг от увиденного. Здания из бетона еще советского замеса простоят века. В «корабле» Мендельсона можно построить совершенно необычный по «начинке» Центр современного искусства. Цеха высотой в 25 метров, лестницы, внутренние переходы - «криволинейные контуры плана», характерные приметы творческого стиля Эрика Мендельсона делают здание по-настоящему культовым.
Но мало кто из инвесторов способен оценить эту архитектурную эксклюзивность.
Большинство видят в этом объекте прежде всего высокодоходный бизнес - гостиницы, торговые центры... Часть «Красного знамени», кстати, уже продана бывшими владельцами. Но основные помещения, которые сегодня принадлежат Бурдинскому, все равно не дают спокойной жизни тем, кто спит и видит на этом месте элитный жилой комплекс, но совсем не музей или театр.

«Корабль Мендельсона» хотят засудить

На комплекс Мендельсона судебные приставы сегодня наложили арест - в рамках обеспечения исков Сергея Михайличенко к Игорю Бурдинскому. Работы по реконструкции комплекса заморожены на неопределенное время. Исков несколько, они разные и по содержанию, и по сумме, но обеспечительные меры у них, как правило, арест имущественного комплекса на Петроградке.

В чем суть этих претензий? В первом иске Михайличенко требует деньги, которые якобы по 15 (!!!) договорам займа ему задолжал Бурдинский. Сумма долга, по мнению истца, составляет 144 миллиона 659 рублей. Судье были представлены договоры займа, подписанные обеими сторонами. Но Бурдинский свою подпись не узнал - он расписывается более сложно и подробно, чем представленная для обозрения судьи «закорючка».

Эксперт Пашков из центра судебной экспертизы только в четырех договорах займа увидел несоответствие подписи Бурдинского с предоставленными образцами. «Установить Бурдинским И.И. выполнена подпись или другим лицом, не представляется возможным», - сделал вывод эксперт. Но по другим договорам, где стояла та же безликая «галка», Пашков вдруг вынес противоположное мнение: «подпись исполнена, вероятно, самим Бурдинским И. И.».

Вне рамок судебного производства было получено заключение специалиста в ООО «Бюро независимой экспертизы «Версия». Вывод специалиста - подписи на договорах исполнены не Бурдинским, а другим лицом «с подражанием подписи Бурдинского». Больше того, независимый эксперт оценил работу своего коллеги из Центра судебных экспертиз, официально заявив, что заключение Пашкова «является недостоверным, необоснованным и необъективным, поскольку ... эксперт грубо нарушил методику проведения почерковедческой экспертизы».

Между тем, несмотря на такие такие выводы, сделанные по подписям Бурдинского, судья Кронштадтского районного суда отказала Михайличенко в большей части исковых требований. Но почему-то думается, что это судебное решение вряд ли скажется на неугомонности Михайличенко. Он продолжает требовать от Бурдинского денег (и, судя по всему, продолжит это делать впредь). Складывается такое впечатление, что ему даже не важна суть претензий. Главное - заявить о долгах Бурдинского. Интересно, сколько десятков или сотен миллионов рублей он напишет в своем следующем иске. Ведь аппетиты его растут.

В своем следующем иске Михайличенко требует признать сделку недействительной и взыскать с Бурдинского еще 285 миллионов рублей. Судья опять накладывает обеспечительные меры на имущество Бурдинского уже на эту сумму, и судебные приставы бегут все на тот же комплекс Мендельсона. К сегодняшнему дню народилось уже более десяти актов государственных органов, запрещающих Бурдинскому распоряжаться его имуществом, стоимость которого в десятки раз превышает суммы предъявленных ему исков.

Ведь у Бурдинского в собственности есть другие объекты недвижимости, чья стоимость как раз укладывается в «арестную». Но для судебных исполнителей этот факт оказался не аргументом. Они упорно идут на Мендельсона.

Как рассказывает Игорь Бурдинский, в суде противная сторона укорила его в том, что он заказал концепцию развития комплекса Мендельсона немецкой архитектурной студии и заплатил за нее 60 тысяч евро. Мол, тратит деньги! Распродает недвижимое имущество. «А еще он ест!» - сыронизировал на этот выпад уже адвокат Бурдинского.

- Эта сценка говорит о многом. В первую очередь, о заинтересованности определенных лиц в комплексе Мендельсона, который, на минутку, вообще не является предметом судебного спора!

Еще одно интересное совпадение. Как только в Кронштадтский районный суд полетели иски от Михайличенко, Бурдинский оказался втянутым в судебные тяжбы неким Новиковым Александром Ивановичем, которому принадлежит одно из зданий, находящееся на территории «Красного знамени». Повод придуман банальный - мол, Бурдинский захватил его землю. «Межевая война» идет пока в судах. Обеспечительные меры на имущество Бурдинского и в этом судебном споре накладываются именно на комплекс Мендельсона! Просто уже какая-то традиция образовалась, привлекать к «ответственности» памятник архитектуры...

Я как-то поинтересовался у Новикова, знает ли о моих проблемах Михайличенко, - рассказывает Бурдинский. - Он в ответ засмеялся. Тогда я прямо спросил его «Вы вместе?». «Возможно, - ответил он. - Город у нас маленький, а имущество у тебя большое».

Был «братан», стал ответчик

Позволим себе небольшое лирическое отступление. Так, чтобы читатель понимал, в каком контексте разыгрывается весь этот, без преувеличения, детектив.

Игорь Бурдинский, безусловно, талантливый бизнесмен. Но он идеалист. Верит в человеческую порядочность. Удивительно, но за всю его бизнес-карьеру его ни разу не обманывали партнеры. Крупные финансовые сделки заключались крепким мужским рукопожатием. Ни одна из сторон потом не делала «задний ход», понимая, что доверие и репутация стоят миллионов. Понятно уже, что такая честность в современном, далеко не цивилизованном бизнесе, рано или поздно даст сбой.

Сергей Михайличенко не был близким другом Игоря Бурдинского. Дружить им обоим было некогда. Все их общение ограничивалось только одной работой. Но отношения за все годы знакомства сложились по-человечески очень теплые. Михайличенко даже называл Бурдинского своим… братом. «Братан!» - любил повторять он, обращаясь к Игорю. Эту вспышку родственных чувств легко объяснить. Люди, попавшие в орбиту интересов бизнесмена Бурдинского, вовлекаются в его проекты, становятся партнерами и компаньонами. Стремительно богатеют. Качество жизни растет на глазах.

Михайличенко к моменту знакомства с Бурдинским уже занимался мелким бизнесом. Представлялся замом гендиректора по экономическим вопросам в одной питерской компании. Но, видимо, эта деятельность не приносила ему большого материального удовлетворения. Потому что однажды он пошел на шаг, который с точки зрения всех моральных категорий, расценивается определенно.

Персонаж из Михайличенко получается, мягко говоря, неоднозначный. Родом из молдаванского города Бендеры. 47 лет. Его характеризуют как человека прижимистого, ведущего учет даже своим ресторанным счетам. И вообще чрезвычайно скромен, даже в выборе одежды предпочитает спортивный костюм. Но это так, штрихи к портрету...

«А не пойти ли тебе в монастырь?»

Отношения Бурдинского и Михайличенко разладились еще в ноябре 2006 года, когда Игорь Бурдинский купил у ЗАО «НПО «Экрос» (к ней мы вернемся более подробно в наших следующих публикациях. - Прим. ред.) несколько объектов недвижимости в Шкиперском протоке. Это была обычная сделка купли-продажи, в которой Михайличенко был в качестве одного из ее участников. Речь в его случае шла о 25 процентах доли. По словам Бурдинского, Михайличенко должен был получить гонорар за участие в сделке, не претендуя при этом на 1/4 доли. Он являлся гарантом определенных обязательств перед компанией... Сам он ни копейки в эту сделку не вложил. Но Михайличенко условия джентльменского договора выполнять не стал. Как только он подписал договор купли-продажи, он тут же оценил свое участие в сделке сначала в три миллиона долларов, затем в пятнадцать. О своем скромном желании бывший уже партнер известил «братана» весьма своеобразно.

В шесть часов утра на мобильный телефон Игоря Бурдинского от Сергея Михайличенко пришла эсэмэска следующего содержания: «А может, покаемся, уйдем в монастырь? Будем работать, спать не по три часа в сутки, там распорядок... Глядишь, и ПОЖИВЕМ ЕЩЕ... Дети у нас большие, мы одни остались. А когда ты один, не для кого жить. Велик ли выбор... и есть ли он?» (стиль и орфография автора SMS сохранена. - Прим. ред.)

Бурдинский, получив столь странное послание, конечно, удивился. Но мало ли, может, человеку сон дурной приснился, вот он спозаранку и чудит? Лишь спустя несколько дней стало ясно, что эта эсэмэска озвучила уже свершившееся предательство.

Вряд ли он решился на такой поступок, руководствуясь голыми эмоциями. Финансовую калькуляцию «проекта» ему наверняка помогли подсчитать. По крайней мере, он открестился от «родственника» сразу после консультации с адвокатом Николаем Давыдовым. Он и его коллеги из юридической конторы на Миллионной улице сейчас представляют Михайличенко в суде. Сам истец на суд не является. Болеет. Вряд ли он боится посмотреть в глаза Игорю Бурдинскому.

Как мне сказал Михайличенко, «я эту ситуацию уже продал. Это уже не твой бизнес-проект», - рассказывает сам Бурдинский.

«Ситуация», видимо, заключается во все том же комплексе Мендельсона....

Криминальная хроника

К слову, питерская трикотажная фабрика «Красное знамя» для нескольких человек уже стала, без всякого преувеличения, могилой. За право распоряжаться недвижимостью фабрики все эти годы шла настоящая война за право. Вот лишь часть криминальной хроники. Весна 1996 года - покушение на Павла Шарлаева, весна 2000 года - убийство Геннадия Иванова, осень 2000 года - повесился в своем офисе Николай Яруллов, конец 2002 года - покушение на Татьяну Бурлакову. Все они в свое время занимали руководящие посты в «Красном знамени» и, так или иначе, имели отношение к операциям с недвижимостью предприятия. Кроме производственных и административных площадей в них фигурировали и объекты социально-культурного назначения, такие как клуб и спортивно-оздоровительный комплекс «Красного знамени».

...В адрес Бурдинского сегодня несутся угрозы. Через третьих лиц передаются пожелания уйти по-хорошему. Как может быть по-плохому, бизнесмену уже продемонстрировали, уничтожив его «БМВ». Машину, припаркованную под окнами дома, сожгли. Бурдинскому тут же позвонили по телефону, мол, ты понял - это знак! «Лучше уйди сам, без нашей помощи». Примечательно, что звонок застал его прямо в кабинете дознавателей, где он как раз давал показания по поводу сожженного автомобиля.

Давление продолжается. Недавно на лобовом стекле машины кто-то оставил записку с текстом, по содержанию и стилю сильно смахивающую на SMS-послание от Сергея Михайличенко.

Выйти из тени

Сергей Михайличенко для общения с корреспондентом «ТС» оказался недоступен. На телефонные звонки он не отвечает. Но крайне интересно узнать его отношение ко всей этой истории. Что он чувствует при этом? Сам ли он решился на такой масштабный конфликт. Или за ним кто-то стоит? И кто именно имеет виды на комплекс Мендельсона и организовал столь мощную атаку на Бурдинского?

Татьяна Калашникова

Продолжение журналистского расследования - в следующих номерах газеты «Ваш тайный советник».

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор