18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:23 15.11.2018

Вопрос после приговора - почему?

Приговор по делу о нападении на семью Султоновых (так официально переименовали дело об убийстве Хуршеды) вызвал шквал мнений и заявлений. Мы приводим лишь некоторые - отца убитой, представителя горпрокуратуры, оправданного подсудимого...

Вопрос после приговора - почему?

На фото - 9-летняя Хуршеда Султонова. Это ей кто-то, знакомый находившимся на скамье подсудимых, нанес одиннадцать ударов ножом ночью во дворе дома N4 в переулке Бойцова. А ребенок шел с папой и двоюродным братом с катка в Юсуповском саду домой.

9 февраля 2004 года в 21.16 на пульт дежурного «03» поступило сообщение: неизвестные напали на мужчину и двух детей - 9 и 11 лет. Избив и нанеся ножевые ранения гулявшим, преступники скрылись. Через 9 минут после сообщения реанимационно-хирургическая бригада была на месте. Врачи обнаружили троих пострадавших: 35-летнего уроженца Таджикистана Юсуфа Султонова, его 9-летнюю дочь Хуршеду и 11-летнего племянника Алабира.

Все они имели официальную регистрацию в Петербурге в одном из ведомственных общежитий, а в доме на Бойцова снимали квартиру. По словам мужчины, он с детьми возвращался с катка в Юсуповском саду, когда за ними увязались группа 8-10 человек. В темном проходном дворе дома N4 на переулке Бойцова на мужчину и детей напали. По данным сотрудников правоохранительных органов, нападавшие нанесли всем троим ножевые ранения, но мальчик успел вырваться и закатиться под ближайшую машину. Девочка умерла на руках родственников - отец донес ее до квартиры. На ее теле врачи насчитали 11 ножевых ранений.

Сегодня в суде состоялось оглашение приговора по уголовному делу о хулиганском нападении на семью Сутоновых (так формально теперь называется дело об убийстве 9-летней Хуршеды Султоновой). Главного фигуранта дела, с которого присяжными было снято обвинение в убийстве девочки, суд приговорил к 5,5 годам воспитательной колонии. Шестеро подсудимых получили от 1,5 до 3 лет реальных сроков. Один подсудимый был полностью оправдан.

После оглашения приговора гособвинитель Светлана Ефименко заявила в интервью «Фонтанке», что, в отличие от присяжных, по-прежнему считает доказанной вину подростка, которому вменялось убийство по мотиву национальной ненависти.

- Говорить об обжаловании приговора можно будет только после того, как мы ознакомимся с протоколом судебного заседания. Если будут найдены кассационные основания, то прокуратура направит жалобу в Верховный суд, - сказала она.

Подросток, которого присяжные сочли непричастным к нападению на таджикскую семью и оправдали полностью, и его адвокат Сергей Пантелеев охотно общались с прессой по окончании слушаний. Оба удовлетворены приговором. Юноша заявил, что «другие обвиняемые оговорили его, но присяжные разобрались в этом вопросе».

Оговор со стороны подельников, давление следствия – об этих обстоятельствах говорили сегодня и другие подсудимые, не признавшие себя виновными.

- Сомнений в том, что следствие нашло именно виновных в нападении, у меня не было, - заявила «Фонтанке» гособвинитель Светлана Ефименко. – Я видела, какая колоссальная оперативная работа была проведена.

В ходе следствия, пояснила Ефименко, было получено полторы тысячи объяснений, изучено досье полутора тысяч молодых людей, опрошены сотни прохожих, видевших, как подростки выбегали из двора-колодца в переулке Бойцова. Трое нападавших по-прежнему фигурируют в деле как неустановленные лица: они, утверждают свидетели, убегали с места преступления в другую сторону. Как полагает обвинение, именно эти трое были вооружены битами. Не удалось найти и нож, которым убита Хуршеда.

- Присяжным были представлены не все доказательства, собранные по делу: некоторые исключены на стадии предварительных слушаний, - объяснила гособвинитель.

По ее словам, следствие учитывало самые различные обстоятельства. Так, у одного из нападавших была забинтована рука, и оперативники обошли несколько десятков лечебных учреждений в поисках того, кто обращался с травмой руки.

Представитель потерпевших Нателла Пономарева в интервью «Фонтанке» назвала приговор справедливым:

- С учетом того, что присяжные признали подсудимого К., обвинявшегося в убийстве, виновным в хулиганстве, срок приближен к максимальному.

- Как же так? – едва не плачет отец убитой девочки. – Никто не ответит? Почему?

В маленькой комнатке, где живут мама и папа Хуршеды, на стене – фотография дочки, на столике возле кровати – фотография дочки... Одну из них – ту, где девочке 5 лет, отец бережно вынимает из рамки и протягивает журналисту: «Есть и другие... Мы там вместе... Но эта – самая лучшая...».

Немало за последние дни было высказано слов в адрес присяжных, следствия, прокуроров. Мы приводим слова политолога – Валерия Островского:

- Я не юрист, но как человек могу сказать, что не понимаю, прежде всего, позиции обвинения. Получается, что если несколько человек пришли убивать маленькую девочку, и в нее втыкали ножи больше раз, чем ей лет, то все члены этой компании не стали соучастником убийства. Получается, если присяжные правы (а я с большим уважением отношусь к коллегии присяжных), то я вместе с друзьями могу прийти в любой двор и зарезать человека. Буду радоваться, кричать, и при этом я буду – хулиганом. Я не могу этого понять. Если бы прокуратура сразу же всех участников нападения обвинила в соучастии в убийстве, и им светило по двадцать лет, то уверен, они бы заговорили, а не юлили. Я не понимаю прокуратуры. И не верю словам прокурора города Зайцева после этого процесса.

Ирина Борухович,
Татьяна Востроилова,
Фонтанка.ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор