«Моя сверхзадача — дать свободу тем, кто хочет ее взять». «Фонтанка» заглянула на арт-субботник в СИЗО

Московский художник Гарри Зух проводит арт-терапию с теми, кто ждет приговора.

4
Фото: Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Таксист, слыша, что ехать надо к СИЗО, замолкает и больше не пытается заговорить. Высаживая у проходной, тут же уезжает. Арсенальная улица безлюдна. Перед корреспондентом «Фонтанки» открывается несколько тяжелых металлических дверей с массивными ручками, которые надо поворачивать по щелчку, означающему снятие блокировки.

Мобильный телефон забирают на входе, вместе с наушниками, взамен выдают металлический жетон — и сотрудница проводит на территорию. Мы проходим мимо зданий, детской площадки, еще через несколько дверей — и попадаем во двор, где уже идет работа. Несколько девушек рисуют и раскрашивают в разные цвета меловые контуры лошадей на каменном заборе, увенчанном колючей проволокой. Напротив него — окна камер.

Художник Гарри Зух, который проводит арт-субботник в следственном изоляторе № 5 для женщин и несовершеннолетних, заметен сразу. Крупный мужчина, сосредоточенно перемещающийся от одной художницы к другой, поначалу кажется строгим, несмотря на свободный стиль одежды — толстовку с разноцветными профилями лошадей. Но когда мы начинаем говорить об искусстве, сразу оживляется.

«Суть в том, что я не учу рисовать — поскольку не уверен, что сам умею, — улыбается он. — Ведь каждый умеет по-своему, у каждого — свой рисунок в голове. Как ребенок: он всегда рисует свое. А потом начинаются стандарты, когда он смотрит на других, боится, старается нарисовать точно. А я пытаюсь, наоборот, «вытащить» из человека ребенка, чтобы каждый мог рисовать. И показываю, что можно рисовать небрежно — и получится лучше, чем если рисуешь старательно. Так и сам получаешь удовольствие, и даришь удовольствие другим».

Разноцветные лошади Гарри Зуха — яркие, не всегда традиционных для лошадей форм (например, у некоторых обнаруживаются обезьяньи хвосты). Они уже стали его собственным брендом, побывали на разных выставках в арт-пространствах, но прекрасно себя «чувствуют» и на улицах разных городов мира.

Путь к творчеству для будущего художника начался в начале 1990-х, когда он заканчивал физтех. Жадные до новых знаний студенты московского вуза отправились как-то все вместе в ГМИИ им. А. С. Пушкина.

«Картины я вообще не воспринимал, мне они казались смешными, — вспоминает он. — Но я пошел вместе с друзьями. Сел возле матиссовских рыбок, и что-то меня так задело, что я так целый день просидел. И после этого начал чувствовать картины, они стали на меня действовать. А через несколько месяцев купил краски и стал рисовать. И ушел из науки».

Впервые образ лошади у художника появился случайно. Он отправился на выставку в Германию, но работу решил нарисовать на месте. Жил на ферме у хозяйки, которая попросила его о рисунке: как раз тогда ее карликовая лошадь родила жеребенка. Трогательный вид маленького существа на дрожащих ножках вдохновил художника на серию работ. Потом, уже в Петербурге, рисовать лошадь довелось в гостях, на пару с девочкой, чей отец выбрал сюжет. Вскоре художник понял, что веселее выходит, если лошадей рисуешь сразу много: с его прирожденным чувством цвета раскрашивать их — одно удовольствие, а в целом они превращаются в яркий узор.

Чудесные существа Гарри Зуха «обскакали» разные страны: Габон (который художник уважительно именует «центром мира» за экваториальное положение и близость к Гринвичскому меридиану), Непал, Египет (там лошадки появились на улицах древней Александрии). Местные встречали их гостеприимно, в случае вандализма становясь на их защиту. Жители рыбацкой деревушки в Шри-Ланке предложили художнику и его помощникам расписать один из построенных ими храмов, — правда, рыбаки уговорили в паре секций заменить лошадей на рыб: для повышения улова. А в одном из украинских городов, где художник рисовал с разрешения мэра, не помешало даже то, что забор, как потом оказалось, принадлежал воинской части.

Теперь лошадки живут и на стене следственного изолятора № 5. Художник говорит, что искусство должно объединять людей — игнорируя границы и любые раздоры, в том числе — религиозные. «Граница» СИЗО оказалась не столь неприступной — благодаря доброжелательности начальства изолятора искусство ее преодолело. Теперь, ожидая приговора, женщины будут смотреть из окон не на унылый старый забор с торчащими из него гвоздями, а на веселых лошадей. И вспоминать о совместной работе с мастером.

ПоделитьсяПоделиться

Еще одной площадкой для творчества стал прогулочный дворик, куда выводят несовершеннолетних. Облупившиеся стены с выцветшим контуром футбольных ворот сменил стрит-арт мирового уровня, к тому же — созданный их собственными руками. Ребята сами взяли в руки валики с краской и, заполняя разными цветами ранее прорисованные художниками контуры лошадей, оживили его. Выходить в него они теперь будут совсем с другим чувством. Но важно и то, что творчество подарило им часы свободной жизни.

«Если дать духу свободу выходить в другие миры, время будет идти незаметно, — объясняет замысел своего «арт-субботника» Гарри Зух. — Как ребенок рисует: он не замечает времени! Я-то знаю точно: я когда-то даже думал, что если бы меня посадили в тюрьму, но дали рисовать — я и не заметил бы, где нахожусь. Хотя понимаю, что не так всё просто. Теперь у меня появилась сверхзадача — дать свободу тем, кто хочет ее взять».

Со своими подопечными художник общается доброжелательно, в действо вовлекает легко — собственной увлеченностью (даже корреспонденту «Фонтанки» довелось поучаствовать в создании одной из лошадей).

При этом нисколько не переживает, если что-то идет не так, отвечая рассказом:

«Когда-то Бог раздавал способности маленьким детям, которые должны были появиться на свет: «Ты будешь хорошо играть на пианино, ты — прекрасно рисовать, ты — хорошо работать с деревом». Ангелы быстренько всё раздали, а тут вылез я из-под стула — и мне ничего не осталось. Я начал плакать. И, чтобы я не плакал, мне придумали такую способность: «Этот мальчик ничего не умеет делать, но пусть всё, что он сделает, — ему нравится». И с этим я живу».

Наблюдая, как другие рисуют его лошадок, художник вспоминает фразу своего знакомого философа — Николая Иванова, придумавшего для него шуточный «девиз»: «Каждый — кузнец МОЕГО счастья».

«Вот и вы тоже, нарисовав лошадку, стали кузнецом моего счастья», — улыбается Гарри Зух.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Фото: Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (4)

Мыло так часто ронялось, что поднять не успел или было некогда?

Роняли и роняли мыло

побольше бы таких

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1