19.02.2020 16:06
27

Скандал под куполом Генштаба.

Что скрывает дело «черных библиотекарей»

Уголовному делу о жульничестве с деньгами исторической библиотеки Генштаба предшествовали споры о приемке объекта после реставрации. Говорят, в генеральских кабинетах звучало слово «дура».

Фото с сайта mil.ru
Фото с сайта mil.ru

Скучное название ФКУ «Информационный историко-научный центр — Военная историческая библиотека Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации» таит в себе любопытнейший клубок из тщеславия, гордыни, зависти и гнева. Вознесенная на пьедестал забытая библиотека штаба Западного военного округа стала жертвой людских пороков. Ни полтора, ни триста миллионов по нынешним временам не деньги для уважающих себя коррупционеров, но именно в этих суммах придется разбираться военным следователям Петербурга.

*Для поколений Y и Z поясняем: для подзаголовков использованы цитаты из фильма «Королева бензоколонки».  
**Для суда и следствия: все приведенные ниже комментарии Кузнецовой «Фонтанка» получила до судебного запрета на общение с внешним миром.

«Заправщица Добрыйвечер все машины отправляет налево»*

Дело «черных библиотекарей» началось с доноса. В августе 2019-го в адрес четырех силовых ведомств ушла анонимка. «Мы, сотрудники (…), хотим заявить о своих подозрениях (…) со стороны руководителя Учреждения Ирины Викторовны Кузнецовой», – так начинается письмо о «мертвых душах» в библиотеке, созданной императором Александром I с подачи Светлейшего князя Петра Михайловича Волконского. Список душ состоял из восьми фамилий и прилагался. Особняком – имена матери и сына Кузнецовой. «Просим внимательно отнестись», «рассмотреть», «принять меры», отсутствие подписи объяснялось страхом «стать объектами несправедливого отношения, травли и принуждения к увольнению».

Насколько внимательно отнеслись в военной прокуратуре, сказать сложно, но ответа на свою анонимку сотрудники не получили. Пришлось преодолеть эмоцию и направить повторно, но уже с указанием персональных данных. Второе письмо, которое также имеется в распоряжении «Фонтанки», говорит о том, что травли боялись не зря. «Подвергаемся сильнейшему психологическому давлению и принуждению к увольнению», а причина, по их мнению, в том, что Ирина Кузнецова узнала о доносе.

Фото: mil.ru
Фото: mil.ru
Фото: mil.ru
Фото: mil.ru
Фото: mil.ru
Фото: mil.ru
Фото: mil.ru

Если погрузиться в детали внутреннего конфликта, что годами зрел в самом сердце штаба Западного военного округа, можно потерять веру в то, что библиотечному делу посвящают себя люди исключительно с критическим образом мышления, высокой степенью социально-психологической рефлексии, способностью к систематизации знаний и опыта. «Фонтанка» невольно погрузилась, но не будет травмировать читателей. Скажем только, что нашлось место и служебным романам, и кумовству, и даже подпольной ячейке, члены которой называли себя «Волконскими котиками» и мечтали о свержении не одной лишь деспотичной Кузнецовой.

«Слезами недостачи не перекроешь»

Уголовное дело в отношении Ирины Кузнецовой было возбуждено в середине января этого года. В ходе проверки военные прокуроры, а затем и следователи усомнились не только в трудовой эффективности указанных в зарплатных ведомостях персон, но и заинтересовались качеством обращения с командировочными расходами. По состоянию на 18 февраля, Кузнецовой предъявлено обвинение по четырем эпизодам ст. 160 УК РФ – «Присвоение или растрата». Суммарный ущерб государству пока чуть превышает 1,7 миллиона рублей.

Вторым фигурантом по делу проходит бухгалтер Федорова. По данным «Фонтанки», она сотрудничает со следствием и дает показания против Кузнецовой. Кузнецова тоже не молчит. Вину за махинации с командировочными она возлагает на Федорову, которая якобы воспользовалась доверием руководителя, то есть Кузнецовой. В своих показаниях директор библиотеки утверждает, что у бухгалтера был бесконтрольный доступ к электронной подписи, а документы с «живой» подписью Кузнецовой — это результат все той же наивности, мол, подписывала не глядя.

О фантомных сотрудниках объяснение сложнее. По словам Кузнецовой, души действительно были, но вполне себе живые. Кроме того, подавляющая часть из них якобы родственники и знакомые все той же Федоровой. От Кузнецовой же список представлен лишь сыном и матерью. Ирина Викторовна настаивает, что ее мать 1938 года рождения пять лет назад действительно работала, пусть и не бухгалтером, как числилась. Об этом «Фонтанке» рассказала сама Кузнецова — до того, как суд наложил запрет на коммуникацию. По словам Кузнецовой, на тот момент 77-летней маме домой привозили копии инвентарных книг, та вручную их пересчитывала и переоценивала. В 2016-м мать Кузнецовой уволилась, потому что «все 75 инвентарных книг были посчитаны», а в 2019-м снова трудоустроилась — в этот раз на полставки уборщицы. «Конечно, моя мама не мыла полы, – призналась Кузнецова. – Это делала я, потому что мне нужно было платить ипотеку».

Под особо крупным размером Уголовный кодекс понимает сумму больше миллиона рублей. 1 700 000 получились у следователей путем сложения 9–11 тысяч командировочных и ежемесячных зарплат в 11–18 тысяч рублей, Эту сумму на протяжении шести лет получали шесть человек. К слову, из нажитого «Фонтанка» обнаружила за Кузнецовой только «двушку» в Купчино. Ни автомобилей, ни дач, ни заграничных поездок. Это не для того, чтобы понять и простить. Это для того, чтобы сравнить.

«Не будем экономить на красоте»

Для описания декораций, на фоне которых, вероятно, расхищались казенные средства, придется потревожить умерщвленные пачками пресс-релизов эпитеты вроде «сокровищница уникальных экспонатов». Библиотеку в 1811 году начал собирать основатель русского Генерального штаба князь Петр Волконский. К середине XIX века она превратилась в базу данных, куда стекались все военные книги и документы империи, а также донесения русских военных разведчиков. В тиши кабинетов библиотеки Генштаба совещались императоры, а в исторических списках допущенных к секретам сплошь имена именитых полководцев. В библиотечных каталогах подшиты и учтены донесения, например, барона Маннергейма. Среди 130 тысяч раритеных книг и рукописей XVI–XIX веков – единственный в мире прижизненный экземпляр «Воинский Устав Петра I», правки в нем сделаны рукой императора. В фондах библиотеки залежи русских и трофейных боевых документов, которых еще не касалась рука современного историка. И все это в интерьерах, чье происхождение и возраст сами по себе обязывают к статусу особо охраняемого объекта.

Именно здесь, в «храме военных знаний», как любит называть библиотеку Кузнецова, и познакомились в 2013 году новоназначенный министр обороны и скромный документовед, заведующая военной библиотекой штаба ЗВО.

На фото: Ирина Кузнецова, министр Шойгу, нач. Генштаба Герасимов, бывший командующий ЗВО Картаполов (сейчас замминистра)
На фото: Ирина Кузнецова, министр Шойгу, нач. Генштаба Герасимов, бывший командующий ЗВО Картаполов (сейчас замминистра)пресс-служба ЗВО

Знаток ценного и ценитель значимого Серей Шойгу прошелся по помещениям, что не ремонтировались со времен Русско-японской войны, оценил уникальность «контента» и принял решение. Библиотеку, как и в имперские времена, подчинили начальнику Генерального штаба. Учреждение с новым, федеральным, статусом возглавила Кузнецова. Перед научным центром была поставлена задача – оцифровать архивы и раритетные издания. Для этого был увеличен штат, выделены деньги на сканеры, заключили ремонтный контракт.

Книги разложили по снарядным ящикам и задвинули в полуподвал бывшей типографии, начался капитальный ремонт, а Ирина Кузнецова и ее коллектив погрузились в блестящий мир международных выставок и салонных встреч. Торжества к 250-летию Генштаба, 150-летию Петербургского военного округа, 205-летию «Библиотеки Главного штаба Его Императорского Величества».

Кузнецова в центре, справа министр Шойгу, слева начальник Генштаба Герасимов
Кузнецова в центре, справа министр Шойгу, слева начальник Генштаба ГерасимовФото: пресс-служба ЗВО
Фото: пресс-служба ЗВО
Фото: пресс-служба ЗВО
Фото: пресс-служба ЗВО

Свои сокровища Кузнецова показывала прокурорам на профильной Международной ассоциации, белорусским офицерам во время привалов совместного учения «Запад-2013»; гордостью стали Международные Волконские чтения, в 2018-м они прошли в Константиновском дворце, в списке приглашенных – 35 иностранных делегаций. Ах, это был золотой век, эпоха красивых платьев, галантных кавалеров, занимательных бесед…

Ирина Кузнецова в центре. Справа депутат Госдумы Владимир Шаманов, слева командующий ЗВО Александр Журавлев
Ирина Кузнецова в центре. Справа депутат Госдумы Владимир Шаманов, слева командующий ЗВО Александр Журавлевфото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях
фото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях

«Поймите же, наконец, что искусство безжалостно»

Государственный контракт на реставрацию библиотеки был заключен в 2015 году. Генеральным подрядчиком значится стопроцентная дочка Минобороны АО «ГУОВ» (Главное управление обустройства войск). Одним из субподрядчиков стало АО «Балтстрой», который после краха «Интарсии» подхватил знамя миллиардных заказов. Техническим заданием были предусмотрены: ремонт стеклянного купола над читальным залом, замена инженерных сетей, монтаж противопожарной системы и сигнализации, а также реставрация интерьеров и мебели. 331,6 миллиона рублей – крохи для компании, чей портфель заказов в 2015 году оценивался в 14 миллиардов. Закончить должны были в конце 2016-го, но весной того года в «Балтстрой» пришли оперативники ФСБ. «Дело Минкульта» стерло и этого подрядчика с лица реставрационного рынка.

После удаления с поля хозяина «Балтстроя» Дмитрия Михальченко работы в библиотеке не остановились, но потеряли должный энтузиазм. В июле 2018 года «стройку» посетил замминистра Тимур Иванов, в чьем подчинении как раз и находится АО «ГУОВ». Резолюция ближайшего сподвижника министра Шойгу была раздраженной – заканчивайте уже, сколько можно. Здесь важно понимать, что ФКУ «ИИНЦ Военная историческая библиотека Генштаба ВС РФ» не является стороной ни одного из контрактов, но подпись руководителя необходима в акте приемочной комиссии. А принимать работу Ирина Кузнецова оказалась не готова. И полетели тревожные письма в адрес замминистра Иванова, должностных лиц Минкульта и Минобороны, лично министру Шойгу.

В обращениях Кузнецова указывала на то, что стеклянный купол как протекал, так и протекает, армированное стекло местами потрескалось после зимних перепадов температур, а новые полки не предназначены для хранения тяжеловесных фолиантов. Вентиляционную систему начала XX века демонтировали, а современная создает микроклимат, явно недружественный для артефактов. Зимой в хранилище неприлично холодно и сыро, летом жарко, а ближе к куполу даже пожароопасно.

Купол библиотеки Генштаба во время ремонта в 2016 году
Купол библиотеки Генштаба во время ремонта в 2016 годуФото: фото предоставлено И. Кузнецовой
Стекло купола библиотеки во время сдачи объекта после реставрации
Стекло купола библиотеки во время сдачи объекта после реставрацииФото: фото предоставлено И. Кузнецовой

С августа 2018-го по март 2019-го Кузнецова отправила полтора десятка писем. На словах говорила, что подпишет акт, только если в нем будут перечислены все недостатки. Ее упрямство не то что осложняло, а делало невозможной сдачу объекта. Юридически библиотека подчинена Генштабу (дислокация в Москве), но фактически контроль за реставрацией помещений и приемка работ были возложены на штаб ЗВО (дислокация на Дворцовой). По словам Кузнецовой, уговорить ее лично пытался командующий округом Александр Журавлев. Но Ирина Викторовна, видимо, еще не отошла от головокружительного вальса на последних Волконских чтениях. Иначе трудно объяснить природу ее дерзости – в присутствии высших офицеров штаба она заявила генерал-полковнику Журавлеву: «Мой непосредственный руководитель – начальник Генштаба Валерий Герасимов, и только он может мне указывать».

Так совпало, что именно после этого разговора в осажденную библиотеку пришел офицер из службы РАВ (ракетно-артиллерийское вооружение) и поинтересовался у сотрудников, давно ли видели Богдана Косенко. Дело в том, что сын Кузнецовой только числился в службе РАВ, а фактически работал в библиотеке – такая схема была реализована после того, как в 2015 году проверяющие рекомендовали Кузнецовой убрать родственников из прямого подчинения. Любопытному офицеру ответили: Богдана в здешних коридорах наблюдают нечасто. Директору это показалось предательством, посыпались должностные взыскания, лишение премий. Так началась война Кузнецовой и подчиненных ей по службе «Волконских котиков», которая анонимкой выстрелила в военную прокуратуру, и в дело вошли офицеры юстиции.

«Судя по началу – жертвы будут»

Свое уголовное преследование Ирина Кузнецова напрямую связывает с ремонтом библиотеки. Она убеждена, что следующим шагом станет отстранение ее от должности, а затем лояльный назначенец подпишет все нужные бумаги, которые позволят расставить книги по полкам. Помощи Кузнецова просит у Шойгу и генерала ФСБ Родионова. Письма им она успела отправить до суда. В них говорится об еще одном госконтракте – на те самые сканеры за 62 миллиона.

Из письма министру обороны:

«Сергей Кужугетович, странное обстоятельство, но именно мне, в мирное время внучке кадровых военных сегодня, вот уже более 7-ти лет приходится вести «военные действия» за сохранение «Храма военных знаний» с недобросовестными, непорядочными Заказчиками, Генподрядчиками, Субподрядчиками, которые используют самые лживые и подлые методы в целях достигнуть того, чтобы с позором уволить меня, а на место руководителя библиотеки «посадить» человека, который подпишет ВСЕ документы и акты приемки работ по Государственным контрактам декабрь 2013 г. – на 62 млн. руб. и Государственным контрактам 2015 г. более чем на 332 млн. руб».

Как следует из обращения, несмотря на подписанные акты, сканирующая техника так и не поступила в пользование библиотеки. В разговоре с «Фонтанкой» Кузнецова пояснила, что в 2014 году ей принесли на подпись документы и показали десятки ящиков на складе. Но она отказалась их принимать, заявив, что распаковать коробки и монтировать оборудование должен специалист. Ходят слухи, что злосчастные сканеры все эти годы гниют в закромах штаба ЗВО, а раритеты оцифровывают на других, закупленных по новому контракту.

Письмо Сергею Шойгу на десяти листах, в нем говорится об угрозах, что якобы поступали в адрес Кузнецовой. «Сама того не понимая, стала помехой в чьих-то разборках и денежных интересах», – пишет она. 
 

Из письма министру обороны:

«Генподрядчики угрожали мне, как должностному лицу, «…обещали, что я могу нечаянно упасть со стеклянного Купола», если я вновь напишу письмо вышестоящему руководству МО РФ; заместитель командующего ЗВО Кузнецов, открыто при моих подчиненных называет меня «полоумной дурой» (…), из ГУКа (Москва) по телефону заставляют добровольно написать заявления и уволиться, так как у них на мое место уже подобрана кандидатура! Службы и управления штаба ЗВО «затравили» не только меня, но и всех моих близких, «затравили» честных и порядочных сотрудников коллектива».

В обращении к главе регионального ФСБ Родионову Кузнецова напирает на то, что не может быть преступником, так как на генном уровне любит землю своих предков. В послании Шойгу более конкретна и просит защитить ее от петербургских подчиненных уже арестованного в Москве замначальника Генштаба Халила Арсланова, перечисляет фамилии генералов штаба ЗВО и просит взять дело под личный контроль. Получить ответ, даже если такой будет, Кузнецовой затруднительно. 14 февраля суд запретил ей любое общение с внешним миром. Ближайшие два месяца она не только не может отправлять и получать письма, но и разговаривать с дочерью-подростком, которая сейчас учится в Москве.

«Фонтанка» постаралась задать вопросы всем структурам, что принимали участие в ремонте и сдаче объекта. В пресс-службе Западного военного округа обещали прокомментировать в ближайшее время. Нет пока ответа и от генподрядчика — АО «ГУОВ». Из субподрядчиков единственным, кто согласился на разговор, стал заместитель гендиректора ООО «Гласстрой» Алексей Семенов. Он уточнил, что их компания занималась исключительно реставрацией предметов декоративно-прикладного искусства, иначе говоря мебели. По словам Семенова, столетние шкафы и столы восстанавливали по методике, разработанной той самой «Интарсией», чья реставрационная звезда закатилась в 2015 году.

«Мы использовали технологии XVIII–XIX веков, – рассказал Семенов. – Это политура, ручная работа, чрезвычайно трудоемкая и непростая работа. Что касается купола, то претензии к нему у Кузнецовой действительно были. Купол давал течь, его многократно проверяли, ставили специальные датчики, там целый огород развели. Насколько мне известно, замечания устраняли. Я давно не был в библиотеке Генштаба, но в последнее время я не слышал, чтобы на нашу драгоценную мебель лилась вода».

Вопрос о слишком тонких книжных полках вызвал у Семенова положительную реакцию — смеялся он почти минуту.

– Это очень забавно, полки слишком тонкие, не выдержат книг, – отсмеявшись, сказал он. – Во-первых, каких?

– Тяжелых, старинных.

– Я же никуда не делся, и если будут какие-то вопросы эксплуатационного характера, то напоминаю, что компания несет гарантийные обязательства по результатам своего непосильного труда. Поэтому, если какие-то дефекты будут проявляться при эксплуатации и будет доказательно видно, что это результат нашей небрежности либо иных каких-то причин, мы, без сомнения, появляемся и восстанавливаем за наш счет.

Семенов также подчеркнул, что если «не класть кирпичи на столетнюю мебель», то она еще долго проживет, при условии, что в помещении установлена система контроля и управления температурно-влажностным режимом. А вот установлена и отрегулирована ли такая система в библиотеке, Семенов сказать не может: «Вопрос не по адресу».

Ирина Кузнецова второй месяц находится на больничном, здоровье пошатнулось 15 января, в день, когда в ее квартире прошел обыск. По данным «Фонтанки», следователи не обнаружили крупных сумм, но заинтересовались редкими книгами – все 28 экземпляров направлены на экспертизу, предстоит определить их ценность и принадлежность библиотеке Генштаба. 14 февраля, в день, когда следователь окружного ВСУ просил суд о домашнем аресте Кузнецовой, на Шпалерной его коллега рангом ниже печатал постановление об уголовном деле в отношении руководителя регионального управления заказчика капстроительства ЗВО Юрия Домолазова. Ему примеряют ответственность за сомнительное качество реставрации здания Суворовского училища на Московском проспекте. Следователю выпала уникальная возможность спросить, не рухнет ли однажды купол Главного штаба, так как Домолазов – в списке тех, кто уговаривал Кузнецову принять ремонт библиотеки на Дворцовой площади.

Юлия Никитина,
Юрий Кондратьев,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

На фото: Ирина Кузнецова, министр Шойгу, нач. Генштаба Герасимов, бывший командующий ЗВО Картаполов (сейчас замминистра)
На фото: Ирина Кузнецова, министр Шойгу, нач. Генштаба Герасимов, бывший командующий ЗВО Картаполов (сейчас замминистра)пресс-служба ЗВО
Ирина Кузнецова в центре. Справа депутат Госдумы Владимир Шаманов, слева командующий ЗВО Александр Журавлев
Ирина Кузнецова в центре. Справа депутат Госдумы Владимир Шаманов, слева командующий ЗВО Александр Журавлевфото из официального аккаунта в Минобороны соцсетях

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (27)

Anatolevich
упрямо защищает свое право таскать казенные средства и впредь

don_Alvaro
Натягала миллионы, потом ляпнула ретивому журналисту ерунду насчет ремонта - и сколько людей верят и проливают литры слез над несчастной Иришей Кузнецовой, якобы жертвой больших казнокрадов... Да, есть наверняка в природе казнокрады и покрупнее. но оттого, что существует дикобраз, еж не становится менее колючим. Что там прибрал какой Домолазов - разберется другое следствие и другой суд, а "мертвые души" в зарплатный ведомостях и исторические книги, найденные у Кузнецовой при обыске, остаются тем, что они есть. Это она их, видимо, от больших казнокрадов спасала у себя под подушкой...

LiChaBaTa
Добавлю: Самое обидное, что в конце концов за всей этой историей у этих псевдо-руководителей-олигархов (я имею в виду Шойгу и иже с ним) сгорит очередной ценнейший архив России включая единственный в мире прижизненный экземпляр «Воинский Устав Петра I». Ремонт-то хреново сделан - в этом-то сомнений ни у кого нет - фото не выдуманные. И цель всех этих разборок не выявить недостатки ремонта и их исправить. За державу обидно.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор