18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:34 21.07.2018

История Валерия Пшеничного и его петля

Бизнесмен Валерий Пшеничный провел в камере две недели. А 5 февраля его нашли там с петлей на шее. Дело, по которому его обвиняли, началось с «любовного треугольника» и продолжает обрастать загадками.

История Валерия Пшеничного и его петля

фото со страницы Валерия Пшеничного, facebook.com

Бизнесмен Валерий Пшеничный, владелец компании «НовИТ ПРО», проходил обвиняемым в особо крупном мошенничестве с гособоронзаказом на миллиард рублей без малого. Следствие считает, что в сговоре с инженером завода «Адмиралтейские верфи» Глебом Емельченковым он искусственно завысил цену на создание уникальной трёхмерной модели подлодки «Варшавянка» и похитил у Минобороны сто миллионов

Компания Пшеничного «НовИТ ПРО» занимается разработками в IT, преимущественно по заказам предприятий Минобороны. Для заводов «Рубин» и «Малахит» она делала 3D-модели отдельных узлов лодок «Ясень-М» и «Борей-А». В 2010 году «Адмиралтейские верфи», головной завод-строитель серии «Варшавянка», решил получить модель подлодки целиком. Соисполнителем выступал 51-й Центральный конструкторско-технологический институт судоремонта (ЦКТИС). Пшеничный узнал о планах во время очередного Военно-морского салона и захотел участвовать в работах. В апреле 2011 года департамент по обеспечению госзаказа Минобороны принял решение «привлечь ЗАО «НовИТ ПРО», имеющее «положительные результаты по созданию 3D-цифровой модели». Обсуждение масштабов и стоимости работ продолжалось 4 года.

В декабре 2015-го был заключён контракт на 967,6 миллиона рублей (с учётом НДС). Следствие убеждено, что это цена, «экономически, технологически и иным образом не обоснованная». В 2013 году Минобороны, по данным следствия, зафиксировало втрое меньшую цену на те же работы – 300 миллионов рублей. Но потом, продолжает следствие, Валерий Пшеничный вместе гендиректором (на тот момент) «НовИТ ПРО» Андреем Петровым и зам главного инженера «Адмиралтейских верфей» Глебом Емельченковым «изготовили фиктивные документы» и внесли в расчёты «заведомо ложные сведения об умышленно завышенном количестве моделируемого оборудования и цене работ». В период с февраля по сентябрь 2016 года, продолжает следствие, соучастники получили от Минобороны аванс – 400 миллионов рублей. Четвертью суммы «распорядились по своему усмотрению», причинив материальный ущерб Министерству обороны на 100 миллионов рублей.

«Варшавянка» – это серия из шести подводных лодок. Изначально речь шла о 3D-модели одной из них – проекте под номером 636.3.

В августе 2016 года Федеральная антимонопольная служба начала проверять «НовИТ Про» на предмет нарушений при выполнении гособоронзаказа. Ревизоры работали год и три месяца. В ноябре 2017-го они подписали заключение о том, что на первом этапе из пяти цена работ действительно завышена. Только не втрое, как считает следствие, а на 3 миллиона рублей. При этом, сказано в документе ФАС, на других этапах «представлена информация об увеличении объёма выполняемых работ в пределах ранее установленной цены». Как отметило ведомство, компания проводила «дополнительные работы, ранее не предусмотренные условиями», в частности – создавала «информационные модели шести заводских номеров». То есть за те же деньги Пшеничный согласился сделать модели не для одной, а для всех шести модификаций «Варшавянки». ФАС делает вывод, что «включение дополнительных работ без изменения финансирования фактически привело к добровольному снижению АО «НовИТ ПРО» стоимости». Подсчётам антимонопольного ведомства, итоговая на конец 2017 года цена снизилась на 492 миллиона рублей. Больше чем вдвое.

Что касается «фиксированной» цены в 300 миллионов, к которой апеллирует следствие, то её, по мнению адвокатов, не существовало. То есть попытка такая в 2013 году действительно предпринималась. Но в то время определить конечную цену было невозможно технически, потому что никто никогда не делал 3D-модель лодки целиком. Никто не представлял, сколько времени это потребует. И степень детализации, «до винтика» или только крупные узлы, в 2013 году не могли обозначить сами заказчики. Объём работ не был понятен, а отсюда – не рассчитать и цену.

Даже к концу 2015-го, когда было готово техзадание и стали понятны контуры заказа, невозможно было точно определить итоговые цифры. По-прежнему никто не понимал, как пойдёт эта совершенно новая работа. Поэтому её разбили на 5 этапов, в конце каждого военная приёмка подписывала бумаги и фиксировала стоимость. Сумма в 967,6 миллиона рублей в контракте – это не то, что точно потребует «НовИТ Про» в конце. Это планка, за которую компания не должна зайти. Благодаря выводам ФАС мы знаем, что в итоге «НовИТ Про» возьмёт с Минобороны за 3D-модель вдвое меньше, чем предполагалось. И не за одну, а за все шесть.

Тем не менее 12 декабря 2017 года, через две недели после окончания проверки ФАС, Главное следственное управление ГУМВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти возбудило уголовное дело по статье о мошенничестве в особо крупных размерах. И 16 января в офисе «НовИТ Про» и дома у сотрудников прошли обыски. Валерий Пшеничный был взят под стражу. Арестовали и Глеба Емельченкова. Им вменяется, повторим, не только завышение цены, но и хищение 100 миллионов рублей у Минобороны.

А ведь инициировал уголовное дело ещё в 2016 году сам Пшеничный. Он-то хотел как раз найти 100 миллионов, ушедших из его фирмы. Виновным он считал своего бывшего гендиректора Андрея Петрова. И тот действительно стал первым фигурантом в деле о мошенничестве. 

«Илон Маск» из Сибири

Валерий Пшеничный приехал в Ленинград из Сибири, из деревни под Кемерово, в конце 1970-х. Он поступил в ЛЭТИ и считался талантливым студентом. На первом курсе у него начался роман с будущей женой. Он продлился все 40 лет, что супруги прожили вместе. С началом рыночной экономики Пшеничный пошёл в бизнес, выбрав сферу IT. Компания «НовИТ ПРО» со временем заняла два этажа в доме на Мойке, у Дворцовой площади, а её заказчиками стали крупные оборонные заводы. Друзья прозвали Пшеничного Илоном Маском.

Трёхмерную модель «Варшавянки» он хотел запатентовать. 

– Это информационная модель, – объяснил «Фонтанке» сотрудник компании. – К каждому элементу привязана техническая документация. Заинтересовал инженеров какой-то конкретный насос – его можно найти, получить доступ к рабочим чертежам, к ремонтной документации. Точно так же привязаны документы на детали, изготовленные компаниями-партнёрами. К ним модель даёт интерактивный доступ.

Когда компания Пшеничного начала работать над заказом, ему в голову пришла новая идея: раз уж будет такая модель, с её помощью можно дистанционно ремонтировать лодку. Пшеничный придумал мобильные дата-центры: складная «коробка» размером с два железнодорожных контейнера, которую можно быстро доставить к месту дислокации «Варшавянки». Войдя в трёхмерных очках в эту комнату, человек словно попадает внутрь лодки. Мобильный центр синхронизируется со стационарным на заводе в Петербурге. И два человека в разных точках земного шара видят, разрезают, передвигают с помощью джойстика и обсуждают одни и те же элементы лодки.

Минобороны идею одобрило. Компания готова была выполнить новые работы, не поднимая цену. И это, повторим, отметила ФАС. Таким же способом, считал он, можно будет работать с любым удалённым судном – хоть с той же нефтяной платформой «Приразломной». Сегодня все документы и записи, связанные с проектом, изъяло следствие.

Петров

Андрей Петров появился в компании Пшеничного в 2004 году. Как рассказывают близкие бизнесмена, какой-то приятель попросил его присмотреться к хорошему инженеру. В 2006 году Пшеничный перенёс инсульт и вынужден был отдалиться от руководства компанией.

– Муж долго лежал в больнице, тяжело восстанавливался, – рассказывает его супруга, Наталья Пшеничная. – Врачи запретили ему волноваться. Петров пришёл к мужу в больницу и сам предложил стать директором.

Со временем владелец и новый гендиректор сдружились, Петров стал обладателем 25 процентов акций компании. По словам супруги бизнесмена, тот просто подарил директору пакет. При желании можно заметить, как менялось благосостояние бывшего военнослужащего с момента прихода в компанию Пшеничного. В 2004 году он приобрёл новую сине-зелёную «Ладу». В 2009-м – годовалую Toyota Yaris. В 2013-м – новый Land Cruiser. У него появились квартира и коттедж в Репино.

В 2011 году, когда начались переговоры по поводу 3D-модели, Пшеничный познакомился сам и познакомил Петрова на «Адмиралтейских верфях» с заместителем главного инженера Емельченковым. Они стали дружить чуть ли не семьями. В 2014 году многим сотрудникам оборонки закрыли выезд за границу, и супруге Емельченкова пришлось отдыхать без мужа. По словам адвоката Николая Марьянкова, который потом занимался бракоразводным процессом, её отношения с Петровым перешли рамки «дружбы семьями». Пшеничный узнал об этом, и у него состоялся неприятный разговор с директором.

– У самого Пшеничного с женой были очень тёплые отношения, они друг друга обожали, и такие вещи для него были дикостью, – объясняет сотрудник компании, у которого на глазах разворачивались события. – К тому же Емельченков был представителем заказчика.

Осенью 2015-го Емельченков подал на развод, у них с женой начался тяжёлый раздел имущества, инженер остался без квартиры. Сейчас адрес, где осталась с детьми его бывшая супруга, указывает как своё место жительства Петров. Отношения в этом треугольнике, как характеризует их сам Емельченков, «сложились крайне неприязненные». Но на продвижении к подписанию контракта это, как мы знаем, не сказалось. Зам главного инженера не мог бы на это повлиять, даже если б хотел.

Летом 2016 года Пшеничный опять приболел. Когда он вышел с больничного, обнаружил, что со счетов фирмы пропало сто миллионов рублей. Он заподозрил Петрова, тот отпирался. Как рассказывают сотрудники компании, Пшеничный попросил показать финансовую отчётность, а директор прилюдно послал владельца по известному адресу. В сентябре 2016-го Петров исчез, на работу не вышли ещё трое сотрудников. Потом обнаружилось, что ещё в статусе директора Петров подписал соглашения, по которым каждому из них полагались выходные пособия порядка полутора миллионов рублей. Одновременно с их уходом из офиса пропал ноутбук со всей бухгалтерией и оригиналы документов. Пшеничному пришлось смещать гендиректора через Арбитражный суд, чтобы взять обязанности на себя.

Пшеничный написал заявление в полицию. Было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупных размерах. В апреле 2016-го Петрова арестовали. Он просидел под стражей около пяти месяцев, а потом пошёл на сделку со следствием. И сообщил: по указанию Пшеничного, который якобы был в сговоре с Емельченковым, он, Петров, готовил фиктивные расчёты для завышения цен, выводил со счетов и обналичивал деньги Минобороны. 

Петров указал следствию на двух человек, с которыми был в тяжёлом конфликте. И добавил, что одному из них, Емельченкову, лично передал 50 миллионов. Десять – в кабинете на «Адмиралтейских верфях». 

Дав показания, Петров вышел на свободу. Уголовное дело, по которому станут обвиняемыми Пшеничный и Емельченков, было выделено в отдельное производство в декабре 2017-го. И 16 января этого года к фигурантам нового дела придут с обысками.

Судя по рассказу Натальи Пшеничной, понятых следственная бригада приводила с собой. В протоколе обыска от 16 января в этом качестве значатся два гражданина с пропиской «Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, гостиничный комплекс». Понятно, что это касается комплекса ВМА, откуда иногда берут в понятые курсантов. Но Пшеничного и Емельченкова после этих обысков повезут именно в СИЗО-4 на Лебедева. 

«И счета в г. Тюрих»

Обыск стал для Пшеничного полной неожиданностью. Когда в 6 утра к ним в дом вошла следственная бригада, у бизнесмена подскочило давление до отметки 250. Супруга упрашивала следователя вызвать скорую. Тот затребовал медицинские документы. Просмотрел их, пообещал приобщить к делу. И скорую вызвать не разрешил.

– Следователь заглянул в шкаф, где висели костюмы мужа, и так ещё усмехнулся: всё это тебе уже не понадобится, – рассказывает Наталья Пшеничная. 

Параллельно Андрей Петров давал показания уже не как обвиняемый, а как свидетель по новому уголовному делу. «Хочу дополнить, – записал следователь в конце беседы. – Пшеничный В. А. имеет большое количество недвижимости за границей РФ… а именно в: Болгарии, Германии, Англии. Кроме того, имеет многочисленные счета, открытые в банках за границей РФ… Является собственником иностранной «NOVIT».

«Фонтанке» не удалось найти у Валерия Пшеничного «иностранной NOVIT», а следствие при обыске не нашло у него бумаг на дома в Германии и Англии. В протоколе есть только странная фраза о том, что изъяты «файлы, содержащие документы на недвижимость… предположительно в Болгарии» и счета «в Швейцарском банке… г. Тюрих». Ходатайствуя перед судом об аресте, следователь отметил: «...находясь на свободе, обвиняемый Пшеничный А. В. незамедлительно скроется от предварительного следствия и суда». 

В суде по поводу меры пресечения защита Пшеничного просила не отправлять его в СИЗО. «У меня проблемы со здоровьем, – обратился он сам к судье. – У меня повышенное артериальное давление, я боюсь, что у меня может случиться инсульт». Но выяснилось, что документов насчёт инсульта, изъятых при обыске, нет. В протоколе обыска они не указаны. К делу не приобщены.

Судья не забыла, что УПК запрещает помещать под стражу предпринимателей, если обвинения связаны с их бизнесом. Но отметила, что к Пшеничному эта норма неприменима, потому что ему вменяется хищение у государства.

Глеб Емельченков сидит в СИЗО до сих пор. Как рассказал «Фонтанке» адвокат Николай Марьянков, сразу после задержания 16 января его подзащитного трижды допросили, устроили очную ставку с Петровым – и больше за три месяца никаких следственных действий по делу «Адмиралтейских верфей» с ним не проводили. Срок содержания в СИЗО ему продлён до мая.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.