12:59 21.04.2018
Бот-парад не испугался ненастья
Блокировка Telegram срывает всероссийскую олимпиаду по 3D-технологиям
СМИ сообщили о смерти Нины Дорошиной, сыгравшей главную роль в фильме «Любовь и голуби»
О состоянии дорог в центре Петербурга на 12 часов
Актрису из «Тайн Смолвиля» подозревают в сексуальной эксплуатации «рабынь»
На Кондратьевском мужчину избили из-за спора о парковке
МИД просит у Лондона объяснить передачу данных по делу Скрипаля частным лицам
В США и Европе срочно проверят двигатели «Боингов»
КНДР объявила о прекращении ядерных испытаний
Федор Погорелов покажет футбольную столицу
Читать мысли и прыгать на ходулях научат во Всемирный день цирка
На субботнике в Пулковской обсерватории покажут подземную сейсмостанцию
Эрмитаж покажет, кого возьмут в будущее
СМИ: Ключевые подозреваемые по делу Скрипаля скрылись в России
В Автово дырявая труба организовала бесплатную мойку автомобилей
Представители Конгресса США три часа беседовали с адвокатом Весельницкой о связях с Трампом
Twitter объяснил запрет на рекламу «Лаборатории Касперского» требованиями властей США
Кадыров: В Сирии погиб корреспондент телерадиокомпании «Грозный»
Касперский обвинил Twitter в цензуре из-за запрета на рекламу
Путин: Россия поможет Кубе с «социально-экономической модернизацией»
Сделанные в Петербурге автомобили вошли в топ-25 самых популярных в России
Силуанов заявил о стабилизации курса рубля
Родоначальником «дизельгейта» называют Audi
Глава Минфина РФ: Для помощи бизнесу под санкциями будет создана специальная структура, компаниям нужны 100 млрд
Землянам показали туманность Лагуна
На Большеохтинский мост вернули реверсивное движение
Пилоты просят министра транспорта урезонить Росавиацию
Тихвин уходит под воду
Шестикласснице из Петербурга сломали нос за откровенность с чужими родителями
Госдеп США: Россия, Китай, Иран и Северная Корея создают в мире «нестабильность»
Смольный отказался вернуть участок под Океанариум в состав парка
В Смольном подтвердили уход Спецтранса № 6 из Каменки
Уполномоченный губернатором «калькулятор» посчитает прожекты Кронштадта
«Дизельгейт»: арестован ведущий инженер Porsche
«Фонтанка» за 60 секунд — 16-20 апреля
Демократическая партия США подала иск против России, штаба Трампа и WikiLeaks
СМИ узнали слово, из-за которого Денисов лишился миллиона
Эмилия Кларк зачитала спойлеры «Игры Престолов». Ее запиликали
Жилищные сертификаты можно будет использовать на этапе строительства
Центробанк хочет сократить 40% сотрудников надзорного блока
Тулеев: Я устал от политики и от этой лжи
Порошенко предложил лишить украинского гражданства жителей Крыма
На КАД собралась 11-километровая пробка из-за ДТП
Жительница Петербурга загорелась от сигареты
Янукович написал открытое письмо украинским властям
В Крыму начался ипотечный бум
«Мемориал» заявил о проблемах с сайтом из-за блокировки Telegram
Собчак обвинила Запад в антипутинской пропаганде
После возвращения прав семья Цоя переиздаст альбомы «Кино»
Комтранс рассказал, как будет перевозить пасажиров во время ремонта «Академической»
Как вежливые люди к директору Сайменского канала заходили
Эхо выборов президента: Горизбирком вскрыл списки избирателей на 78 УИКах, но не стал их анализировать
В Финляндии побит тепловой рекорд
Ретейлер «Магнит» снизил прибыль на 1,8% в первом квартале
Правительство РФ допускает рост цен на нефть до $ 80 уже в апреле
Сбившие летчика Филипова террористы искали кадровый резерв в Петербурге
СМИ: В «Русале» ждут массовых сокращений
Погоня за дешевым жильем в Петербурге закончилась в Калининском суде
Центр Петербурга репетирует пробки выходного дня
Тигода и Тихвинка вышли из берегов, Тосно и Паша готовятся
Суд арестовал напавшего с ножом на школу в Стерлитамаке
Среди самых влиятельных людей в мире по версии Time не нашлось места Путину
Дом ЛГБТ-гордости откроется в Петербурге к ЧМ-2018
Сбербанк выставит на торги десятиэтажный офис на Охте
С момента запуска tax-free в Петербурге услугой пользуется один турист в сутки
Молодые петербуржцы отдали пациентам больниц 300 литров крови
Под филиал Эрмитажа выделили землю на территории бывшего ЗИЛа
Роскомнадзор запустил ещё одну горячую линию по жалобам на блокировку Telegram
Лидеры финского бизнеса

Пекка Вильякайнен: Мы должны быть как китайцы — смотреть и копировать

Как заинтересовать инвесторов, когда филиал «Сколково» появится в Петербурге и почему выращивание лосося - это hi-tech, «Фонтанке» рассказал партнер Виктора Вексельберга и финский бизнес-гуру Пекка Вильякайнен.
Пекка Вильякайнен: Мы должны быть как китайцы — смотреть и копировать
предоставлено пресс-службой "Сколково"

Внук основателя Nokia, получивший в бизнес-среде прозвище «финский бульдозер» Пекка Вильякайнен уже пять лет советует президенту фонда «Сколково» Виктору Вексельбергу, как развивать российские стартапы, а также инвестирует в них и помогает выходить на международные рынки. О том, почему именно Финляндия готова стать трамплином для молодого высокотехнологичного бизнеса и что сдерживает в России развитие инноваций, эксперт рассказал в ходе форума «Открытые инновации».

- В последние годы обмен новыми технологиями между Россией и Финляндией стал более интенсивным. Но если в торговом обмене между странами сальдо явно на стороне России, то как насчет инноваций?

– Многие российские компании действительно создают юрлица в Финляндии. Но не из-за налогов – в России налогообложение более выгодное. Скорее, они ищут выход на европейский рынок. В качестве примера могу привести Panzerdog, которая привлекла 800 тысяч евро от Mail.ru Group. Это команда из Калининграда и Томска. Они не уходят из России, но, чтобы иметь быстрый доступ на европейский рынок, запустили штаб-квартиру в Финляндии. То есть получается финская репутация и технологии с российскими идеями.

Или другой пример – компания «Цифра» (проект Renova Group Виктора Вексельберга, прежнее название Renova Automation Intelligence. — Прим. ред.), где я являюсь председателем правления. Это международный бизнес в области Интернета вещей (Internet of things). У нас есть офис в России, ключевой менеджерский состав разместился в Москва-сити, но есть офис в Хельсинки и мы будем продавать российские технологии на европейском рынке.

- А что может Россия дать финским высокотехнологичным стартапам?

– Во-первых, Финляндия маленькая страна, у нас нет нужного количества инженеров. В игровой индустрии большая нехватка технологий, и единственная возможность расти для финских компаний — это использовать талантливых инженеров-иностранцев. Во-вторых, из-за курса рубля можно снижать издержки: зарплаты в Финляндии выше. И третье — многие компании хотят продавать продукты на российском рынке, это большие объемы. Но главная причина — использовать российские инновации и российские таланты.

- Финляндия недавно запустила программу Finlanding для поиска  стартапов, интересных для Финляндии. Также российские предприниматели активно участвуют в программах, организуемых финским Startup Sauna Foundation – например, фестивале Slush. Россия настолько же открыта? Есть ли подобные программы?

– Да, разумеется. Самый яркий пример – Инновационный центр «Сколково». Технопарк «Сколково» с самого начала создавался как международная площадка. Если вы финская компания, вы можете снять тут офис на тех же основаниях, что российская компания. То же касается венчурного фонда. Мы инвестируем преимущественно в российские компании или компании, связанные с Россией, но таких ограничений, что мы должны поддерживать только российских предпринимателей, нет.

- Но знают ли об этом финны?

– Если честно, внешнеполитические факторы порой замедляют взаимопроникновение бизнес-инициатив. Потому что люди, к примеру, читают про санкции... Но, возвращаясь к вопросу, знают ли за рубежом достаточно о том, что уже сегодня доступно в «Сколково», пожалуй, нет. Знают ли они больше, чем пять лет назад? Однозначно, да.  Пять лет назад Россия ассоциировалась с нефтью, газом и машиностроением. Сейчас у нас есть значительно большее – новые технологичные бизнесы и новые таланты. Так, на протяжении пяти лет я лично организую приезд делегаций финских коллег на конференцию Startup village. Каждый год эта делегация из порядка 300 финнов видит своими глазами, что помимо отличных офисов, инфраструктуры и развитой сферы услуг, у нас появляется все больше резидентов, перспективных стартапов.

Но, конечно, пока далеко не все из моих финских коллег хорошо представляют себе современную Москву, и еще меньше – регионы, даже такие крупные города, как Екатеринбург или Новосибирск. Знание о России ограничивается соседним Петербургом. В свою очередь, в Петербурге пока нет модели, хотя бы приблизительно напоминающей «Сколково». Конечно, есть Технопарк рядом с Пулково, но это скорее офисы, у них нет такой же инфраструктуры. Так мы пришли к выводу, что на законодательном уровне надо разрешить репликацию модели «Сколково» в других регионах и, как только эти  инициативы будут одобрены, мы сможем сделать несколько маленьких «Сколково», в том числе в Петербурге и других городах.

«Фонтанка» готовит второе исследование «Самые влиятельные финские компании в России — 2017». Узнать, кто вошел в ТОП-30 крупнейших финских компаний на российском рынке, вы сможете в конце ноября. Ознакомиться с предварительными результатами и условиями участия в проекте вы сможете в тематической рубрике «Лидеры финского бизнеса»

- Есть ли проекты помимо «Сколково»?

– Компания Finnforel хочет построить в Новгороде производство радужной форели. (Подробнее читайте в материале «Финны накормят петербуржцев форелью». – Прим. ред.). Сейчас запущен пилотный проект в Финляндии, если он сработает, то в России будет запущено производство в пять раз большей мощности. Инвестиции составят 80 млн долларов. Это звучит как сельское хозяйство, но на самом деле это очень высокотехнологичный проект. Но, конечно, это уже не стартап, а полноценная компания.

- Вернемся к стартапам. Можете ли вы сопоставить объемы финского и российского венчурных рынков?

– Финский венчурный рынок шесть-семь лет назад был близким к нулю. Но благодаря развитию мобильных телефонов мы сгенерировали много новых стартапов. Теперь он больше, чем, к примеру, в Германии. В 2016 только финские инвесторы вложили 121 млн евро в 129 компаний, но ведь есть еще международные инвестфонды, которые работают в Финляндии. В России венчурный рынок на 2-3 года отстает от финского. Но здесь много государственных компаний, которые имеют собственные венчурные фонды, – ВТБ, РЖД, то же «Сколково». Чего не хватает в России, так это бизнес-ангелов. Богатые люди, которые, может быть, уходят на пенсию, могли бы инвестировать в стартапы. Но вы, русские, верите в одну инвестицию – покупать квартиры на «черный день». Это большая проблема. Когда люди, которые живут на Невском проспекте, задумаются, что инвестировать во что-то лучше, чем просто покупать квартиры, это будет великим днем для стартапов.

- Есть мнение, что российским высокотехнологичным стартапам все равно проще находить инвесторов за рубежом.

– Это зависит от индустрии. Если вы делаете игры и хотите 20 млн долларов, в России вы их не получите. Потому что русские не верят в игровую индустрию. ИТ и развлечениям тоже, может быть, легче привлечь инвестиции за рубежом. Но если эти технологии можно использовать в производстве, сельском хозяйстве, будет проще.

- А каким стартапам проще получить деньги в Финляндии?

– Многие финские инвесторы видят в России политические риски. То есть, если ваш проект ориентирован только на Россию, вкладывать в него не будут. Но если продукт хороший и они видят перспективы для глобального рынка, то да. Из приоритетных отраслей – это ИТ, энергоэффективность, здравоохранение. Но надо понимать, что имеется в виду под финским инвестором. Если вы посмотрите список инвесторов на фестивалях типа Slush, то 70% не финны. То есть корректнее говорить не о поиске финских инвесторов, а о поиске инвесторов в Финляндии.

- Вы наверняка слышали, что президент России Владимир Путин заболел цифровой экономикой.

– Это хорошо.

- Однако есть мнение, что ряд инициатив государства — закон Яровой, требования Роскомнадзора к мессенджерам по предоставлению ключей для дешифровки, попытки ограничить обращение криптовалюты — только тормозят развитие цифровой экономики.

– Если вы посмотрите на другие страны, США и ЕС, везде та же дискуссия. Как контролировать атаки террористов, как выявить отмывания денег. Да и сама проблема не нова. 20 лет назад в Финляндии, к примеру, предрекали, что защита прав потребителей остановит развитие онлайн-банкинга. Но этого не произошло. 10 лет назад вы не могли использовать технологии вроде Telegram или Whats up, потому что было незаконно делать международные интернет-звонки, но сейчас этим пользуются все. Да, мы должны быть осторожными, чтобы не заблокировать конкурентоспособность России. Но президент и правительство осведомлены об этом.

- Однако Павел Дуров, как говорят, уже перенес офис Telegram из Петербурга в Финляндию. Кстати, вы были у него в гостях?

– Я не близко с ним знаком, но я слышал, где это место. Я думаю, надо спросить самого Павла, зачем он перенес в Финляндию свой офис. Думаю, он переехал из-за других причин. Мне кажется то, что он хотел быть в европейской юрисдикции, это более вероятно.

- Другие могут последовать его примеру?

– Я думаю, что все больше российских компаний будут выходит в ЕС, потому что это рынок в 500 млн человек. Но тут они столкнутся с европейским законодательством. Я не могу сказать, что оно проще или сложнее российского. Но еще раз подчеркну, что если российские компании открывают офис в Финляндии или где-то еще, это не значит, что они покинут Россию.

- В вашей книге «Без страха» вы назвали ваше поколение предпринимателей поколением playstation. Как бы вы назвали одним словом нынешних молодых бизнесменов?

– Современное поколение родилось в эру без телефонных книг. Они не знают, что это такое, как и других традиционных вещей. Но если говорить одним словом, я думаю, лучше всего назвать их глобальными. Цель «Сколково» — ускорить их обучение. Потому что китайцы и азиаты копируют каждую идею. Если им понравится ваша рубашка, они сфотографируют и скопируют тут же. И мы должны поступать так же, другого пути нет. На тех же «Открытых инновациях» мы смотрим -  это хорошая идея, это хорошая технология, это хорошая презентация, ищем, что можно копировать и вложить в продукт. Это и есть быстрое обучение. Сообщество изобретателей для этого очень важно.

- В одном из интервью несколько лет назад вы сказали, что 20% стартапов «Сколково» — это мусор. Ситуация изменилась?

– Не помню, что это было за интервью и как именно резюмировали мои ответы, я очень много общаюсь с прессой и порой выдержки вовсе не цитируют мою прямую речь. Неважно. Вопрос, что вообще называть таким громким словом как «мусор». Скажем, 20% компаний были весьма сложными научными проектами, но они могли одновременно с тем быть мусором с точки зрения состоятельности бизнес-модели.  Когда мы набрали первые 100 команд, половина из них не могли сказать, какую бизнес-проблему они решают. Сегодня 95% могут это четко сформулировать. И если говорить, куда бы я сейчас потенциально мог вложить мои собственные деньги, то это приблизительно 25-30% компаний. Это не значит, что все остальные  компании плохие, просто это не моя сфера компетенций, не мой фокус. И кому-то другому именно они могут оказаться наиболее привлекательными.  

- Недавно журналисты Helsingin Sanomat, посетившие ваш загородный дом в Саво, рассказали, что у вас там есть специальный бункер, откуда вы звоните в Кремль.

– Сразу коротко отвечу – это вовсе не так. Правда состоит в том, что в моем доме на  первом этаже есть изолированный и прекрасно оборудованный кабинет,  а также, что там висят логотипы «Почты России» и «Сколково», оттуда я часто веду рабочие видеовстречи. Я, действительно, использую видеосвязь, так как это экономит кучу времени, и я предпочитаю защищенное соединение между моей дачей и Москвой. Но я не звоню в Кремль и не говорю: «Алло, Пекка слушает». Это уже точно выдумки и сюжеты из приключенческих фильмов.

- И все-таки предположим, что у вас бы была такая линия. Что бы вы сказали первым лицам нашего государства? Может быть, подсказали бы лекарство от цифровой болезни?

– На самом деле, я участвовал в подобных обсуждениях в очном формате. Мой совет — мы должны ускорить трансформацию больших госкомпаний, а также немедленно упростить всю бюрократию, слишком много неэффективности с ней связано. Каждый пропуск, каждый штамп должен быть оцифрован. Это шанс для страны. И я не думаю, что первые лица с этим не согласны. И последнее – мы должны собирать таланты по всей стране. Именно поэтому мы меняем закон о «Сколково» — оно должно быть не только для Москвы, но для всей России.

Беседовала Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform
Niina Koivisto/Castrén & Snellman
Castren & Snellman делится опытом в сфере комплаенс
Российскому бизнесу приходится уделять все больше внимания отладке процессов, связанных с соблюдением отраслевых стандартов, требований в сфере противодействия коррупции и защите ин-формации. Именно этим вызван возросший интерес к комплаенсу (от англ. сompliance, «соблюдение правил») – обеспечению соответствия специальным правилам
«ЮИТ Санкт-Петербург»
ЮИТ выбрал стратегического партнера-проектировщика
«ЮИТ Санкт-Петербург» и «НПФ «Ретро» заключили соглашение о стратегическом партнерстве. Это будет способствовать более эффективному взаимодействию компаний при создании качественного и востребованного покупателями жилья
«ЮИТ Санкт-Петербург»
ЮИТ провел День знаний в «Школе новосела»
Очередное интересное мероприятие в формате «Школа новосела» состоялось в центральном офисе ЮИТ в Санкт-Петербурге. Встреча с новоселами жилых комплексов ЮИТ, организованная управляющей компанией «ЮИТ Сервис» при поддержке компании «ЮИТ Санкт-Петербург», позволила им получить полезную и разнообразную информацию