18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:04 14.11.2018

Скандал на ОГЭ в Петербурге

Из-за компьютерного сбоя результаты экзамена по иностранному языку могут оказаться под вопросом. В экзаменационных работах девятиклассников, которые были перепроверены вручную, погрешности достигали четырех баллов и более.

Скандал на ОГЭ в Петербурге

Случай вопиющий, утверждают эксперты в материале журнала "Город 812". Чиновники пытаются замять ситуацию.

С конца мая девятиклассники и одиннадцатиклассники всей страны сдают госэкзамены: первые пишут ОГЭ, вторые – ЕГЭ. Всё вместе это называется ГИА – государственная итоговая аттестация.

В начале ГИА-2017 школьники сдавали иностранный язык. Максимальное количество баллов, которые можно было набрать за этот экзамен, – 70. На прошлой неделе были объявлены результаты. Не согласные с полученными отметками могли подать апелляцию и потребовать перепроверки работ.

Апелляция по курице целиком, или Как отсудить баллы на ЕГЭ и ОГЭ

Ученица 9-го класса Светлана Иванова (имя по ее просьбе изменено) рассказала «Городу 812», как она боролось за честную отметку. И почти победила. В ходе апелляции ей удалось «отсудить» 5 баллов. По ее словам, процесс напоминал судебное заседание. Но у школьников на этом заседании меньше прав, чем у обвиняемых в настоящем суде.

– Я набрала 53 балла из 70. За одно из заданий – «письмо» – мне поставили 1 балл из 10 возможных. Это показалось очень странным. Я нашла свою экзаменационную работу на сайте ege.spb.ru и обнаружила, что отметку мне сильно занизили. Например, в моей работе не было ни одной орфографической или пунктуационной ошибки, а мне поставили за это «ноль». Учителя английского моей школы меня поддержали и посоветовали подать на апелляцию, – рассказала Светлана.

Подать на апелляцию было непросто, и сроки очень жесткие: это можно было сделать только в течение двух дней после экзамена. В городской Конфликтной комиссии как будто специально хотели запутать: сначала советовали подать заявление прямо к ним (пер. Гривцова, 18 А). Потом уверяли, что сделать это можно только через школу. Дальше требовали нотариально заверенную доверенность для учителя, который вызвался сопровождать учеников на апелляцию. Из-за этих сложностей, по мнению девушки, многие школьники просто сдались и не стали обращаться за пересмотром оценок. В Конфликтную комиссию было подано всего 87 заявлений.

Рассмотрение апелляции школьницы состоялось 9 июня. Она пришла туда вместе с мамой и учителем английского.

По словам девятиклассницы, сначала Конфликтная комиссия состояла из двух женщин – Котеневой Ирины Олеговны и Фадеевой Екатерины Анатольевны. Потом они позвали на помощь третью – Андрееву Елену Аркадьевну, которая оказалась председателем предметной комиссии по английскому языку. Именно она отвечала за работу всех экспертов, проверявших работы. И на ней лежит ответственность за допущенные ошибки. По словам Светланы, Елена Аркадьевна оказалась самой «злой» из всех дам.

– Четыре балла мне добавили сразу. Но никто и не подумал признать ошибку, а тем более извиниться за нее. Наоборот, они страшно удивились, когда я не согласилась с результатом, и разозлились, когда я попросила объяснить мои ошибки. Они очень нервничали и все время зачем-то повторяли: «Мы под камерами сидим», – рассказывает Светлана.

По ее словам, проверяющие снижали баллы не за плохое знание иностранного языка, а за «неправильное», по их мнению, содержание текста. Согласно экзаменационному заданию, школьники должны были написать письмо другу, в котором рассказать, кто готовит еду в их семье, какие это блюда и т. п. Обсуждая отметку, члены конфликтной комиссии спорили о курице (от того, была курица целой или кусочками, зависело – надо ставить артикль или нет).

Школьница случайно записала это обсуждение на телефон и поделилась фрагментом записи с «Городом 812».

– Вы утверждаете, что ребенок говорил о приготовлении туши цыпленка? – слышен возмущенный голос председателя экспертной комиссии Елены Аркадьевны.

– Ну, это ваша фантазия! – фыркает Елена Аркадьевна.

Затем вступает голос Екатерины Анатольевны, члена комиссии:

– Никто из экспертов не понял, что говорится о жареной туше цыпленка! Получается, что ребенок берет жареную курицу и ее готовит?

– Почему жареную? – ахает педагог, пришедшая поддержать свою ученицу.

На записи слышен гомон. Потом комиссия принялась обсуждать тушу индейки. Могла ли бабушка готовить тушу индейки целиком?

После 35 минут гастрономических споров комиссия согласилась добавить Светлане еще один балл. В итоге получилось, что при проверке ее работы эксперты ОГЭ ошиблись как минимум на пять баллов.

– Мне сказали, что произошел технический сбой. Что не эксперты ошиблись, а компьютер при считывании результатов, – говорит Светлана.

По ее словам, члены комиссии не знали, что писать в протоколе.

– Они советовались, какую причину повышения баллов указать. Потом ничего не стали писать. Сказали: «Пройдемте для оформления в штабную аудиторию». И там тоже, кажется, не знали, что делать. Официальную причину мне так и не назвали, – сожалеет девушка. Она говорит, что не удовлетворена апелляцией. По ее мнению, баллы выставляются слишком субъективно.

Один из родителей, также участвовавших в апелляции со своим ребенком, рассказал о своих впечатлениях.

– Меня потрясло, как жестко члены Конфликтной комиссии обращались с детьми. Отказались дать текст задания – а как можно без него понять, правилен ли ответ? Не позволили взять ручку и бумагу, чтобы записать ответ. Не объяснили, какие были ошибки. Прямо сказали: «Мы не будем вам ничего объяснять», – рассказала мама девятиклассника.

За подготовку ОГЭ и ЕГЭ и проверку работ школьников отвечает Петербургский центр оценки качества образования и информационных технологий. В прошлом году центр получил более 250 миллионов рублей бюджетного финансирования.

«Город 812» обратился за комментариями к заместителю директора центра, одновременно являющемуся заместителем председателя городской Конфликтной комиссии Александру Федосову. Мы спросили: как получилось, что при проверке работ по английскому эксперты ошиблись на 5 баллов?

– Ерунда какая-то! Даже не понимаю, о чем речь! – не моргнув глазом, сказал чиновник. И от дальнейших комментариев отказался.

Как рассказали «Городу 812» в комитете по образованию, проверку каждой экзаменационной работы ОГЭ и ЕГЭ обычно ведут два эксперта одновременно. Если количество выставленных за одну работу баллов расходится, она отправляется на проверку к третьему эксперту. Как все три проверяющих могли одновременно ошибиться, в комитете по образованию не представляют. Вероятно, произошел технический сбой, предположили там.

По словам независимых экспертов ЕГЭ, с которыми на условиях анонимности поговорил «Город 812», изменение результата экзамена на пять баллов после перепроверки – это экстраординарная ситуация.

– Это скандал и караул. На моей памяти такого никогда не было, – говорит опрошенный «Городом 812» эксперт. По его словам, ОГЭ-работы девятиклассников часто проверяют школьные учителя, и им за это дополнительно не платят. Возможно, проверяющие не справились с нагрузкой? В любом случае, при ошибке в пять баллов нужно вообще ставить вопрос о качестве проверки работ.

Елена Роткевич, "Город 812"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор