18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:50 19.10.2018

Перед кем Трамп мечет «Томагавки»

Президент США Дональд Трамп ракетными ударами по авиабазе в провинции Хомс в Сирии хотел показать своим избирателям, что он серьезный человек. Такое мнение в эфире интернет-канала [Фонтанка.Офис] единогласно выразили эксперты-американисты.

Перед кем Трамп мечет «Томагавки»

фото с сайта twitter.com

В ночь на пятницу, 7 апреля, по приказу Дональда Трампа был нанесен удар крылатыми ракетами «Томагавк» по авиабазе Шайрат, которая используется авиационной группой ВВС России в Сирии. Сделано это было после того, как Трамп обвинил Дамаск в применении отравляющих веществ в ходе воздушной атаки в провинции Идлиб. С российской стороны сначала президент  Владимир Путин назвал удары США по Сирии агрессией против суверенного государства, затем глава МИД Сергей Лавров заявил, что Вашингтон не удосужился привести какие-либо доказательства причастности президента Сирии Башара Асада к химатаке в Идлибе перед стрельбой по Шайрату.

После Минобороны России посчитало, что до сирийской авиабазы долетели 23 ракеты «Томагавк» из выпущенных 59, и высмеяло точность американских ракет. Кроме того, Кремль заявил, что меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в Сирии, заключенный Москвой с США, теперь утратил свой смысл. При этом позже Дмитрий Песков подтвердил, что Москва была проинформирована о предстоящих ударах ВС США по авиабазе в Сирии заранее. В поддержку ракетного удара выступили официальные представители Франции, Германии, Турции, Украины и Европарламента. Официальный представитель МИД КНР поддержал Башара Асада.

«Дружим» ли мы теперь с Трампом, как этого ждали многие перед его президентством, или ускоренными темпами движемся в сторону новой «холодной войны», в эфире [Фонтанка.Офис] ответили военные эксперты, политологи, востоковеды и американисты.

Что это было, Трамп?

Журналист-американист Михаил Таратута рассматривает две версии событий, которые предшествовали нанесению ракетного удара со стороны США, «по касательной» задевающего российские интересы. «Если Дамаск действительно нанес по складу преднамеренный удар, из-за чего погибли мирные жители, то тогда действия США имеют оправдания, – считает Михаил Таратута. –  Но почему-то в душе я верю, что это случайность. Есть сирийская версия, что это был химический склад боевиков. Теоретически это может быть правдой. И если просто задели этот склад, и он взорвался случайно, то люди из американской разведки могли воспользоваться этим как предлогом, чтобы обвинить Асада и изменить отношение Белого дома к существующей ситуации (не так важен Асад, как ИГИЛ, (организация запрещенная в РФ. – Прим. ред.)».

Возможность такого внезапного и резкого изменения отношения к Башару Асаду Михаил Таратута объясняет тем, что Дональд Трамп «довольно манипулируем, он часто действует спонтанно, поддавшись эмоциям». «Он в своем выступлении по этому удару сказал, что у него изменилось отношение к Асаду и к Сирии. Я допускаю, что так оно и есть. Он не государственный деятель, у него нет взвешенных оценок, а есть внезапные реакции», – поясняет свою мысль Таратута.

По словам политолога, руководителя Центра международной безопасности РАН, академика Алексея Арбатова, варианты решений по Сирии президенту США, как и президентам других стран, предлагают советники. «Это министр обороны, советник национальной безопасности, – перечисляет Арбатов. – Они все военные с негативным отношением к исламу, Сирии и к России тоже. Это люди жесткой ориентации. Такие же, как пришли в свое время с Рейганом. Но сейчас это не фанатики, они просто хотят продемонстрировать России, что пришла администрация действия, а не дебатов, как было при Обаме».

Внутренняя империя

По мнению старшего научного сотрудника сектора внешней и внутренней политики США, Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Виктории Журавлевой, Трамп пошел на ракетные атаки, чтобы подчеркнуть свое отличие от предыдущего демократического президента. «Этот шаг направлен прежде всего на внутреннего потребителя – на конгресс, на внутренний электорат, для завоевания политических очков, – уверена Виктория Журавлева. – К сожалению для мира и для нас. Чтобы утвердиться в качестве сильного лидера государства, он может делать резкие и неприятные шаги, не соотнося их с последствиями международного уровня».

«Со времен Уотергейтского скандала (скандал 45-летней давности о прослушке, повлекший скорую отставку 37-го президента США Ричарда Никсона. – Прим. ред.), ни одного президента не клевали так, как сейчас клюют Трампа, – говорит Алексей Арбатов. – Он буквально затравлен, загнан в угол. Демонстративно пресекаются его инициативы, его обвиняют, что он кремлевская марионетка. И он в стране захотел показать, что он настоящий лидер. Химическая атака, вызов всему человечеству – повод показать, что он серьезный человек. Потому что в Америке его таковым не считают, его сделали шутом гороховым».

А вот политолог, востоковед, преподаватель департамента политической науки Высшей школы экономики Леонид Исаев все же не исключает, что сирийскую акцию Трампа можно рассматривать как некое «предупреждение» в отношении России. «В Америке в последнее время вообще преобладает точка зрения о том, что военное решение ситуации в Сирии необходимо, – отмечает Исаев. – В частности, в отношении именно Башара Асада. В России свято верят, что США точно не будут военными методами свергать сирийский режим. Но в Штатах именно такая точка зрения очень распространена. Я на днях встречался со многими представителями сирийской оппозиции, в США проходила конференция с их участием, и они тоже высказывали точку зрения о том, что действовать нужно».

И тем не менее, реакция американского общества, по мнению Михаила Таратуты, все же сильно влияет на сирийские решения самого Трампа. «Он все делает не по правилам, – отчасти поясняет такую реакцию американского общества журналист. – Не согласовывает свои решения с другими ведомствами, не консультируется с конгрессом, в 5 – 6 утра вылезает в Твиттер и дает по мозгам тем, кто про него не то что-то сказал. И в результате делает очень много ошибок. Его язык – это его самый большой враг. Подливает керосин, который вокруг него разожгли. Может, дочка и зять могут его остановить? Они, по-моему, люди здравые».

Европа & Co не с нами

Родственники президента США, однако, пока никак себя не проявили в публичном поле в связи с сирийскими атаками. А вот ряд европейских лидеров действия Трампа одобрил. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд обвинили сирийского лидера Башара Асада в сложившейся ситуации в Сирии. А председатель Европейского совета Дональд Туск одобрил удары ВС США по авиабазе в Сирии, назвав их «необходимой решительностью» против варварских химических атак.

«Европа опять стала под знамена США, поддерживает Трампа, и Россия уже оказалась на противоположной стороне», – констатирует Виктория Журавлева. По ее мнению, еще одна серьезная держава, Китай, скорее займет в существующей конфронтации нейтральную позицию, как уже было не раз. К слову, как передавали информагентства, удар по Сирии был нанесен в тот момент, когда Трамп ужинал с лидером Китая Си Цзиньпином. Исаев считает, что и Турции американская политика и позиция по Сирии гораздо ближе, чем российская. «Турция никогда не отрицала, что режим Башара Асада для неё неприемлем, – напоминает Исаев. – С Россией же она готова была соглашаться по каким-то ситуативным вопросам по Сирии, в то время как с США они всегда соглашаются по принципиальным».

Наш или не наш?

«Трамп никогда не планировал стать для Москвы своим, – говорит Михаил Таратута. – А сейчас для него и вовсе важнее внутриполитическая ситуация. Идет расследование конгресса и ФБР о возможных связях штаба Трампа с российской разведкой. Его обложили красными флажками, давление и со стороны конгрессменов, и со стороны прессы. Американская пресса российский «Трамп наш», произносимый нашими политиками, постоянно раздувает». «Мы с очевидностью убедились в том, что «Трамп не наш», тем более если предположить, что он никогда и не был нашим», – уверена и Виктория Журавлева.

Каковы последствия

По мнению Виктории Журавлевой, удар «Томагавков» еще больше усложнит отношения между Россией и США. «У нас до этого был один общий вопрос – борьба с международным терроризмом. Теперь мы по нему максимально разошлись в позициях, – констатирует Виктория Журавлева. – И сейчас будет очень сложно вернуться хоть к какому-то разговору. И со стороны властей, и со стороны отношения людей, которые считали, что Трамп «свой» для России».

«Если Сирия действительно нанесла удар химическим оружием, вряд ли они захотят его повторить, – полагает Михаил Таратута. – А Москва тоже сдержанна в ответных мерах, заявив пока, что проведет совещание с постоянными членами Совета безопасности России

По мнению Алексея Арбатова, официальная Москва на события прошлой ночи реагирует сдержанно, но сдержанность эта только на словах. «Приостановление действия меморандума о предотвращении инцидентов в воздушном пространстве, где Россия и США параллельно работают, – это не вполне продуманный и адекватный шаг, – считает Алексей Арбатов. – Можно было бы подумать получше и предпринять ответные меры другого рода. Потому что если сейчас там столкнутся самолеты или собьют друг друга, то мы окажемся в прямом вооруженном конфликте с США. И обе стороны окажутся перед выбором – или уступить и показать слабость всему миру, или продолжать поднимать ставки и довести дело бог знает до чего». Алексей Арбатов предлагает свой вариант ответных мер со стороны России: сначала предложить провести расследование, как произошел изначальный взрыв, а если бы ответа на это не последовало, нанести удары «точно такими же ракетами» по американским союзникам в Сирии. «Обмены ударами по союзникам бывали во времена холодной войны. И сейчас времена похожи. Но это лучше чем противостояние двух ядерных сверхдержав», – уверен Алексей Арбатов.

Алексей Арбатов не исключает, что положение в Сирии для России может стать вторым Афганистаном. Но при этом считает, что Трамп все же хочет сотрудничать с Россией и не хочет холодной войны. «Но он хочет показать, что он решительный», – напоминает академик.

«Если Россия готова сделать определённые выводы и наконец начать оказывать давление на Асада, то можно предположить, что США могли бы и ограничиться этим ударом, – прогнозирует развитие событий Леонид Исаев. – Если же Россия не готова будет это сделать, то думаю, что может последовать и дальнейшая эскалация конфликта. Визит в Москву госсекретаря США Рекса Тиллерсона 12 апреля это прояснит, как мне кажется. Пока же удар ракетами можно расценивать лишь как демонстрацию серьезности американских намерений в отношении Асада и разрешения сирийского конфликта».

По мнению военного обозревателя Александра Гольца, вероятность того, что ситуация будет развиваться бесконтрольно, все же мала. «Даже когда были корейская и вьетнамская войны, советские офицеры воевали там под прикрытием. Помните частушку про «нашего лётчика Ли Си Цына»? И США соглашались с этими правилами игры, – отмечает Гольц. – Никто не хотел реально признавать факта военного столкновения двух государств. Признать такой факт – это значит лишиться любых гарантий, что это столкновение ограничится лишь некой заморской территорией. Те, кто принимает решения, должны понимать и риски происходящего, а они очень велики».

Да и в целом Трамп, возможно, переключит свое внимание на раскрутку другого внутреннего скандала США. Недавно он обвинил Барака Обаму в прослушке. «Советник по национальной безопасности уже подтвердила, что технически этот факт был, – отметил Михаил Таратута. – Так что, может, новые «томагавки» и не появятся.  «К концу лета все определится, будет сформирован новый американский курс и дан проработанный ответ России на этот курс. Или в плохую, или, надеюсь, в позитивную сторону», – подытоживает прогнозы Алексей Арбатов.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру» 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор