18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:39 17.11.2018

Краснянский: Хочу честных выборов

Бывший зампред Горизбиркома, которого оппозиционеры винят в фальсификациях на выборах 2011 года, вернулся в ведомство и заявляет о желании провести следующую кампанию честно, а также декларирует свою независимость от Мариинского дворца.

Краснянский: Хочу честных выборов

Пётр Ковалёв/Интерпресс

Дмитрий Краснянский, которого накануне по предложению муниципалитетов Петроградского района депутаты ЗакСа выдвинули в члены Горизбиркома, принял участие в заседании ведомства. О первых впечатлениях и планах на выборы он рассказал корреспонденту «Фонтанки».

– За то время, пока вы не работали с выборами в Петербурге, многое изменилось? Придется ли вам корректировать ваши знания, наверстывать упущенное?

– Не знаю, я пока не осмотрелся, может, что-то и изменилось. Внешне — нет. Как происходило при мне, так происходит и сейчас, разве что пафосности побольше на заседаниях. Но сильных изменений нет, даже мой бывший кабинет почти не изменился.

– Кто вам предложил вернуться?

– Предложения сыпались еще с конца 2012 года. В основном предлагали вернуться бывшие коллеги ( не буду называть их фамилии, к этому может быть разное отношение). Но они звонили и говорили мне: «Мы очень хотим, чтобы ты вернулся». И, когда из комиссии ушел Алексей Березин, на следующий день обратился спикер Законодательного собрания Вячеслав Макаров.

– Почему согласились? Когда вы уходили из Горизбиркома, говорили, что всегда мечтали уволиться и больше выборами заниматься не будете.

– Говорил, что ни в жизнь не пойду, да... На самом деле только кирпич не меняется — может лежать на дороге десятилетиями или столетиями, люди все-таки другие. Да и, по большому счету, мне все-таки не удалось окончательно уйти: в 2012 году я ушел, а в 2014 году меня очень попросили помочь с выборами в Ломоносовском районе.

– Почему именно там?

– Я живу в Петергофе, Ломоносовский район недалеко. Предлагали и в других районах, но это ездить не удобно. А тут выборы в Ленинградской области, до территориальной избирательной комиссии мне ехать 10 минут. Я был обычным членом комиссии, свободным человеком — не ходил туда как на работу и не получал зарплату. Но я им помог. Там были очень серьезные ситуации, были попытки хищения электронных ящиков для голосования. Удалось это разрулить, всем помочь. Потом в 2015 году были губернаторские выборы и муниципальные в одном из образований Ломоносовского района, я там тоже помог. Тогда и понял, что мне это интересно и не занимает много времени.

– Когда вы приходили в Ломоносовский ТИК, представители оппозиционных политических партий яро высказывались против, приводя в качестве аргумента то, что вы являлись виновником нарушений и фальсификаций на выборах в Петербурге в 2011 году.

– Я поясню. Это – вопрос инерции мышления. Любого приятеля попросите сказать «Нью», потом два раза «Нью», потом — три. А потом спросите: «Какой город столица Америки?». И он скажет: «Нью-Йорк». Хотя столица Вашингтон. Это называется инерция мышления. Когда говорят «Следственный комитет», у меня ассоциация — Маркин. Хотя там глава не Маркин, а Бастрыкин. Так же и со мной. Я, видимо, очень долго и много торговал лицом. Я был излишне медийной фигурой для избирательной комиссии. Но вы помните, что я не был председателем? Я был членом комиссии, в ней было 14 человек. Но так сложилось, что, если человек где-то на экране засвечивается, то значит, он во всем и виноват.

– Но вы были долгожителем комиссии, пересидели нескольких председателей...

– Первый раз меня назначил Собчак в 1994 году. Ну и что?

– Председатели уходили, вы оставались, значит, обладали какими-то возможностями, влиянием, были условно «серым кардиналом». Логика может быть такая.

– Ну каким «серым кардиналом»? Сидел себе потихонечку, делал свои дела, законы сочинял. Вот мне, например, жалко, что сейчас будет изменена избирательная система, ведь Петербург — единственный город в России, который на протяжении 9 лет сохранял одно и то же устройство выборов в ЗакС. То есть дважды они проходили по пропорциональной избирательной системе. Этого нигде не было, везде меняли. Новые выборы — новые правила. Я мечтал, что и сейчас сохранится старая схема, и мы поставим рекорд России по долгожительству избирательной системы. Сейчас, видимо, изменят эти правила, система будет смешанная (25 мандатов по округам, 25 — по партийным спискам. — Прим. ред.). А в Санкт-Петербургской избирательной комиссии практически нет специалистов, которые проводили выборы по мажоритарной избирательной системе. И здесь, я думаю, что могу пригодиться, хоть в штат я и не пойду. А если начнут писать, что я сюда пришел опять что-то фальсифицировать, то это я и теоретически сделать не смогу, ведь я – одна четырнадцатая и зарплату не получаю. Может, в отдельные дни и не буду приходить на заседания вовсе, если заболею. Вот, например, сейчас я чувствую, что уже начинаю заболевать.

– В новом законопроекте о выборах, который сейчас принимают депутаты, есть несколько изменений. В частности, говорится о создании окружных избирательных комиссий, промежуточных звеньях между Горизбиркомом и ТИКами. В них должны состоять 5 человек. Как вы считаете, нужны такие комиссии Петербургу?

– Не считаю обязательным создание окружных избирательных комиссий. Ведь здесь эту функцию может исполнить Горизбирком, когда речь идет о выборах в Госдуму. Тогда мы сэкономим кучу денег и времени. А что касается выборов в Законодательное собрание, также их можно не создавать, а поручить эту роль ТИКам. Но можно и создать, если с небольшим количеством членов. Например, если их 5 (а в Питере именно столько парламентских партий), тогда окружные комиссии будут абсолютно партийными.

– В законодательстве разве нет нормы о том, что избирательные комиссии должны быть лишь наполовину партийными, а другую половину должны назначать исполнительные органы власти?

– Ничего подобного. В законе написано, что не менее половины членов должны быть назначены от политических партий. В данном случае я считаю, что никакая избирательная комиссия не вправе осуществлять дискриминацию какой-либо партии. А если мы назначим не менее половины, то есть в данном случае трех представителей, значит, какая-то партия в этом списке не окажется. На каком основании? Все партии равны. Если такой вопрос в Горизбиркоме встанет, то я буду настаивать на исключительно партийных представителях.

– В ближайшее время Горизбирком начнет нарезать округа для выборов...

– Только тогда, когда примут закон, его подпишет губернатор и пройдет 10 дней, тогда можно будет уже предлагать схему.

– Говорят, есть уже какие-то варианты нарезки.

– Исходя из собственного опыта, могу сказать, что какие-то наработки наверняка уже есть, но я их не видел. По крайней мере здесь (в Горизбиркоме) мне ничего не показывали, может, и не покажут.

– А вы вообще готовы к тому, что будете встречать сопротивление со стороны части Горизбиркома, которая ближе к Смольному? Вы ведь — представитель Мариинского дворца. А депутаты с губернатором в последнее время конфликтуют.

– Конечно, готов. Я не знаю, как сейчас работает комиссия, но раньше часто ее члены не голосовали единогласно. Все зависит от людей, кто-то предложит одно, я – другое, а проголосуют все равно по-третьему. Некоторые вопросы раньше не проходили. Вчера произошла некая демонизация моего образа, я ничего такого пока не вижу. Если я начну в Горизбиркоме чью-то линию активно продвигать, меня просто возьмут и поставят на место, скажут «сиди на стуле и руку подымай». И я буду.

– Значит, сами вы себя не считаете членом комиссии, продвигающим линию спикера ЗакСа Вячеслава Макарова?

– Не считаю. А какая может быть линия здесь, в Горизбиркоме, у спикера ЗакСа?

– В том же вопросе нарезки округов, например.

– ЗакС имеет право вносить изменения в эту нарезку.

– В марте начнется формирование территориальных избирательных комиссий...

– В ТИКах я многих знаю, там много достойных людей. Многих буду поддерживать. Комиссия может со мной не согласиться, увы, я буду расстроен. Но думаю, что достойных людей здесь видят и председатель ГИКа, и его заместитель.

– Значит, рекомендаций и предложений по этому вопросу вам в Мариинском дворце не давали?

– Нет, конечно. Я думаю, что спикер ЗакСа даже и не знает, кто и в каких ТИКах сидит, за исключением своего Петроградского района, где он всю жизнь работает.

– Какими вы бы хотели видеть выборы в сентябре 2016-го?

– Я хочу, чтобы они прошли идеально. Чтобы тот, кто проиграл, сказал, что они прошли честно. Очень хочется, потому что крики о фальсификациях, что в 2011-м, что в 2014-м году привели к тому, что авторитет избирательных комиссий упал ниже плинтуса и там где-то лежит. Хотелось бы провести выборы так, чтобы сказали: «Да, все равно мы вам на 100 процентов не верим, но вроде бы все прошло нормально». Вот так хочу сделать. А Вячеслав Макаров, мне кажется, уверен в своих силах, его оппоненты также уверены в своих силах, поэтому — честный бой без второго раунда и, думаю, без нокаутов.

Беседовала Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор