18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:05 16.11.2018

Meduza Тимченко зазвонит из Латвии

Бывший главный редактор "Ленты.ру" Галина Тимченко, взяв с собой несколько журналистов из "прежней жизни", запускает новое СМИ. Её "Медуза" будет говорить на острые общественно-политические темы, при этом, по убеждению создателей, останется неуязвима даже в свете новшеств российского законодательства. О том, как это можно сочетать, Галина Тимченко рассказала в интервью "Фонтанке".

Meduza Тимченко зазвонит из Латвии

Архив/Сергей Ермохин/ДП

Бывший главный редактор "Ленты.ру" Галина Тимченко, взяв с собой несколько журналистов из "прежней жизни", запускает новое СМИ. Её "Медуза" будет говорить на острые общественно-политические темы, при этом, по убеждению создателей, останется неуязвима даже в свете новшеств российского законодательства. О том, как это можно сочетать, Галина Тимченко рассказала в интервью "Фонтанке".

В субботу, 27 сентября, в одном из трёх диалогов в "Открытой библиотеке" участвовала бывший главный редактор "Ленты.ру" Галина Тимченко. Полгода назад, если кто не помнит, владелец "Ленты" уволил главного редактора, после того как издание опубликовало гиперссылку на интервью с лидером «Правого сектора» Дмитрием Ярошем. Теперь Тимченко запускает собственный проект. Но не в России, а в Латвии. В диалоге с журналистом Павлом Шереметом, который в профессиональном смысле "эмигрировал" на Украину, они обсуждали тему "Журналистика в изгнании". Но стяжать лавры Герцена с Огарёвым, выпуская в соседней стране свой неподцензурный "Колокол", Галина Тимченко не планирует: её Meduza будет читаться в России совершенно легально. Во всяком случае – так хотела бы главный редактор.

- В какой момент вы поняли, что будете делать "Медузу" именно в Латвии?

– Это было не именно в Латвии, мы выбрали Латвию по ряду экономических причин. Мы понимали, что в России, скорее всего, нам работать не дадут. Провели сравнительный анализ вместе с юристами, с финансистами: где наиболее прозрачное, спокойное налоговое законодательство, где возможно получить рабочие визы для сотрудников. Нам очень важно было работать без отрыва от русского языка, а в Латвии всё-таки русскоязычного населения очень много. И очень важен для нас был часовой пояс. Потому что можно, конечно, уехать и в Таиланд, но только когда ты будешь работать там – ночью?

- Но это всё причины, связанные, скорее, с вашим личным комфортом.

– Конечно.

- А есть ещё аудитория. Чем вас привлекла Латвия? Вы будете газету делать для русскоязычных латышей?

– Нет, для России. Латвия – это только географическое положение и юрисдикция. Корреспонденты, спецкоры будут жить и работать в Москве. В Латвии будет только выпуск, там будет только точка сборки. А где буду сидеть я, какие буквы я буду исправлять – совершенно, по-моему, не важно.

- Вы ведь готовили проект с Михаилом Ходорковским?

– Да, мы вели переговоры с Михаилом Борисовичем, но, к сожалению, не договорились. О причинах я не очень хочу говорить. Мы расстались, на самом деле, абсолютно корректно, более чем достойно. И для меня это был очень полезный опыт – такое взаимодействие с крупным инвестором. Ничего страшного не произошло, просто представления о принципах управления медиа – они вообще очень немногим инвесторам знакомы.

- Да, Михаил Борисович производит впечатление человека достаточно авторитарного…

– Я бы так не сказала. Безусловно, он человек, привыкший к власти и умеющий управлять людьми. Но в отношении меня ничего подобного не было. Он с самого начала придерживался первичных договорённостей о том, что он будет выступать пассивным инвестором и не будет вмешиваться в редакционные дела.

- Вы можете назвать инвестора, с которым вы в итоге договорились?

– Нет. Это не один человек, а целый консорциум инвесторов. Их много, и не только российские.

- И какова степень их влияния на редакционные дела?

– Никакая.

- С латвийской "пропиской" ваше издание, которое будет работать в России и для российского читателя, попадёт под наши новые законы, например – об инвесторах-иностранцах?

– А каким образом? Мы подчиняемся законам Евросоюза. Думаю, что для сайтов, которые не являются СМИ Российской Федерации, не предусмотрена блокировка?

- "Гуглу" и "Фейсбуку" уже пригрозили.

– Это не блокировка всё-таки, не путайте. Требования Роскомнадзора соблюсти закон, который приняла Госдума, и блокировка – всё-таки разные вещи.

- Но если дойдёт до их блокировки?

– Вот когда дойдёт – мы будем решать проблемы по мере поступления. Но в настоящее время ни одно западное СМИ, зарегистрированное в Америке, Евросоюзе или где-то, не должно подпадать под российскую юрисдикцию в этом смысле.

- Как по-вашему: глянцевые издания, принадлежащие западным издательским домам на 100 процентов, могут пойти по этому же пути?

– Нет, там есть другие схемы, о которых очень подробно рассказывал в интервью Шкулёв (Виктор Шкулёв, президент медиахолдинга Hearst Shkulev Media. – "Фонтанка"). Это схемы, которые применяются в странах, где тоже действуют ограничения. Есть и другие способы. Просто всё это очень сильно осложняет жизнь. И цель этого закона совершенно мне неясна. То есть повод ясен, а цель – нет.

- Разное говорят о целях. Одни считают, что это давление на свободные СМИ, другие – что банальный передел рынка с планами захвата прибыльного "глянца". Вы к чему больше склонились бы?

– У меня третье предположение. Скорее всего, оно неверно, но логика принятия всех этих законов подсказывает, что если "закон о блогерах" могли принять ради одного-единственного блогера, фамилия которого Навальный, то и нынешний закон принят из-за одной газеты.

- Название которой – "Ведомости"?

– Конечно. А уже кто станет бенефициаром этого, кто сорвёт куш – дело второе. Но всё-таки поводом, мне кажется, были "Ведомости".

- На встрече в "Открытой библиотеке" вы сказали, что тема Украины уже уходит. Вы по каким признакам это увидели?

– Во-первых – по посещаемости новостей, по вниманию к этим новостям. Во-вторых – сейчас затишье, и никаких значимых событий после Минского протокола не происходит, за исключением того, что президент Путин попросил пересмотреть некоторые его пункты. Новостной ткани гораздо меньше стало. Я наблюдаю действительно снижение и информационного накала, и информационных поводов, и реакции  аудитории. Есть такое понятие, как "выхолащивание темы". И украинская тема как раз сейчас переживает это. Плохо сравнивать, но можно вспомнить какую-то нейтральную тему, например – разоблачения Джулиана Ассанжа. На пике – это было взрывное внимание. Дальше Ассанж представлял не менее интересные находки, но такого внимания он уже не получал. К счастью для нормальных людей, с украинской темой это тоже происходит. Все новостные темы развиваются по одному сценарию.

- О Латвии мы слышим довольно мало. Может быть, вы выбрали Латвию не только по причинам финансово-юридическим, но и потому, что знаете что-то? Например – что новости из Латвии скоро будет так же интересны, как в последнее время – с Украины?

– Латвия не будет так интересна! По информационной повестке – это очень "неурожайный" район. Но во всём, что касается ведения бизнеса, трудно найти место лучше. В Латвии очень понятное налоговое законодательство. Удивительный порядок во всём, что касается оформления документов, удивительная простота и функциональность административной машины. Там очень недорогая жизнь. Редакция не будет оторвана от родного языка. Вот и всё. И Рига – один из лучших городов, какие вообще существуют в мире. Пусть на меня никто не обижается, но Латвия – это, конечно, ещё не Германия, но уже не Россия.

- Но Латвия – это Евросоюз, то есть вашим сотрудникам требовалось разрешение на работу в Европе. Трудно было его получить?

– Нет, не трудно. Есть определённый список документов, которые нужно представить, определённые процедуры, которые нужно пройти, и если ты всё проходишь честно, то никаких проблем у тебя не возникает.

- Про вашу "Медузу" пишут, что она будет агрегатором чужих новостей. Вы говорите про штат корреспондентов. Всё-таки что за издание вы будете делать?

– У нас будет общественно-политическая тематика, социальная, немного культурной. Это новостное, информационное издание об основных событиях, которые, как мне кажется, вообще должны знать люди, чтобы ориентироваться в пространстве.

- Это можно сказать про любую газету, а вы, как я услышала на встрече, планируете привлечь полтора миллиона читателей в месяц. Чем вы будете от других изданий отличаться, чтобы вас заметили?

– Я думаю, что нас уже заметили. Информационный фон, который сопровождает ещё не родившееся издание, меня даже пугает немного. Наверное, отчасти это связано с именем Михаила Ходорковского, которое упоминалось раньше. Но в медийной плоскости – да, безусловно, от нас чего-то ждут тоже. А туда, куда идут транссеттеры и ньюсмейкеры, идёт и аудитория.

- Как долго вы рассчитываете жить за счёт инвесторов? Сможет ли ваш проект себя окупать?

– Мы подсчитали, что выход на безубыточность у нас пойдёт примерно на третий год. Я не могу сейчас говорить о цифрах, я их просто сейчас не помню, но если через полгода мы выйдем на уровень миллион читателей в месяц, это будет нормально.

Беседовала Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор