18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:22 26.09.2018

Инго Маурер: О настоящем светодизайна в свете будущего

Он не учился ни свету, ни дизайну. Он не переносит маркетологов, и вот уже 40 лет его мануфактура занимается рукотворными светильниками. Его команда призвала к жизни историю с низковольтными лампочками. Легендарный мастер света Инго Маурер в темном октябре из Германии привез выставку «Культ света» в Петербург.

Инго Маурер: О настоящем светодизайна в свете будущего

sovinterior.ru

Он не учился ни свету, ни дизайну. Он не переносит маркетологов, и вот уже 40 лет его мануфактура занимается рукотворными светильниками. Его команда призвала к жизни историю с низковольтными лампочками. Легендарный мастер света Инго Маурер в темном октябре из Германии привез выставку «Культ света» в Петербург. В Галерее дизайна можно подсмотреть его идеи освещения, разглядеть материалы современных объектов и понять, что свет - то, чем дышит интерьер любого пространста.

Его работы ленинградцы видели в 1989 году в Музее этнографии. Там была представлена экспозиция «Освещение Инго Маурера и его команды». Сегодня цитатами светильников Маурера заполнен рынок осветильных приборов. Его светящиеся записки, знаменитая «Bulb» (1966), система «YaYaHo» (1984) тиражированы.  Он умеет не просто освещать пространство, но наполнять его смыслами.

Фото: arx.novosibdom.ru

Вот что на встрече Инго Маурер говорил о смыслах и свете.

- Вы работаете с разными фактурами. Какие материалы для светильников, бра, ламп используете сегодня?

- Свет предлагает огромное количество возможностей. И он способен делать нашу жизнь более радостной. Удовольствие приносят все, если идея правильная и концепция верная. Светильник из осколков разбитой посуды, который представил я на выставке в Милане, например, доставил мне большое удовольствие. В Милане обычно ничего нового в отношении дизайна нет, и из своего светильника я сделал протест: таким вот медленным взрывом... И назвал его Забриски-пойнт. Был фильм Антониони -  «Забриски-пойнт», из него и родилось название. Итальянцы тогда воскликнули: «Отличное название - пусть так и называется».

Я также очень люблю бумагу. И все, что может составить световое настроение. Вдохновение может произрастать из любого материала: бумаги, кусочка металла... Секрет успеха в том, что мы работаем над объектами спонтанно и командой, и мало планируем. Концепция возникает, скорее, уже после. Очень люблю, когда работается немного бессознательно и неуверенно! Когда есть только исходная точка. Для меня исходная точка уже несколько лет - это неуверенность. Это только некое представление, которое есть.

- Каков признак успешности в дизайне?

- Успех дизайнера в том, ЧТО он делает. Успех не строится на маркетинге. У меня натянутые отношения с маркетингом, поскольку маркетинг основан на том, чтобы что-то продать, что человеку вовсе не необходимо. Маркетинг не морален. Это нехорошо. Не нужно человека соблазнять, нужно просто показывать, как хороши вещи. А людям путь нравится, или не нравится, пусть они это любят, или не любят... Это называется риском. А риск в жизни на всех уровнях важен.

- В какой момент дизайнеру по свету оптимально подключится к архитектурному проекту?

- Идеально, когда архитектор зовет нас, когда еще только планирует что-то. Когда кабели еще не проложены, и четко не ясно, что и где будет проходить. Поскольку тогда существует возможность к диалогу и вероятно даже решение, к которому не пришел еще архитектор. От себя скажу, это непростой диалог, когда дизайнер света работает с архитектором. А для нас важен диалог, ведь есть совместная задача. Мы любим очень диалог. Но архитекторы очень жесткие люди. Часто они сами страдают от жесткости, когда в середине вдруг хотят что-то изменить, но это уже невозможно. Хороший архитектор всегда думает о свете.

- Что свет для Вас?

- Свет сверхъестественно влияет на нас и на наши чувства. Изменяя освещение в помещении, можно очень сильно изменить все пространство. Свет обладает огромным потенциалом, имеет миллионы возможностей для превращения обстановки в нечто новое. Но самый прекрасный свет - из человеческого сердца, из человеческой души. Это самый прекрасный свет. Это заметно по детям, которые выходят из школы: они счастливы и их лица полны света. Есть надежда, что этот свет сохраниться в них. Но встречаешь их через несколько лет: он нашел работу, жену, с которой может быть не в очень гармоничных взаимоотношениях - и света нет. Так вот самая главная задача человека - сохранить этот внутренний свет.

- Какой архитектурный объект в Петербурге хотелось бы осветить?

- В Петербурге есть вода, великолепные каналы, в Петербурге великолепные цвета. Есть потенциал большой в этом городе. Я только хотел бы избежать «отравления» светом. Когда объекты, которые не важны, сильно подсвечивают, когда незначительные вещи сильно очень освещены. Светом ведь можно убить. И очень многие вещи как раз убиваются при освещении. Это было бы великолепно, сделать проект в Санкт-Петербурге. Ведь Петербург - особенный город, нет другого города для сравнения с перспективами его, с цветами. Это потрясающе. И в этом контексте, я бы отметил еще, как важны здесь тени.

- До электрической лампочки Эдисона количество света означало богатство, сейчас свет становится более демократичным?

- Лампочка Эдисона, конечно, изменила нашу жизнь. Жаль, конечно, что европейское содружество запретило использование этих лампочек.  Теперь у нас много света, и часто светом хвастаются. По моему мнению, ощущение света должно быть в самом человеке, и человек должен осознавать это. И не обязательно покупать себе дизайнерскую лампу - нужно покупать тот свет, какой тебе нравится. Это может быть простая лампочка, которая не запрещена еще здесь. Может быть человек еще что-нибудь сам придумает - у него ведь есть собственная фантазия.

- Вы один из первых разрабатывали системы ОLED. За ними будущее?

- Эта идея соответствует моему внутреннему миру. С таким светом можно играть. И в личном пространстве мы как раз были первыми, которые работали с этими лампами. Так возникли вещи, которые сейчас уже живут в частных домах. Их не дают фотографировать. Это великолепные вещи. Но коллекционеры не хотят, чтобы их публиковали.

Уточню, то, что мы инициировали пять лет назад называется OLED – Organic Light-Emitting Diode – органические светодиоды (ОСД) – это полупроводниковый, ультраплоский диффузно излучающий источник света. Мы назвали модель «Летающее будущее», и предствили ее в 2006 году.  Early Future – это наш шаг от  декоративно-художественных светящих объектов к дизайну функциональных осветительных приборов. OLED-панели  не нужно экранировать и как-то скрывать... От них пока недостаточно света, но это часть света, которая определенно будет в будущем. Причем это ближайшее будущее.

Фото: russianelectronics.ru

PS: Инго Маурер родился в 1932 году в Германии. В 1966 году начал изобретать светильники и основал свою компанию «Ingo Maurer GmbH», которая находится в Мюнхене. Среди его всемирно известных работ такие, как «Bulb» (1966), низковольтная система «YaYaHo» (1984), «Lucellino» (1992) и так называемая «лампочка с крылышками». Инго Маурер проектировал освещение для станции метро «Westfriedhof» в Мюнхене в 1998 году, для атриума «Lafayette Maison» в Париже в 2004 году, для известного отеля и ресторана «Kruisheren» в здании старинного монастыря в городе Маастрихте в 2005 году. В этом же году дизайнер создал знаменитую огромную светящуюся снежинку в Нью-Йорке. Инго Маурер награжден множеством премий в области дизайна. Ему присвоена академическая степень профессора Королевского колледжа искусств в Лондоне.

Лиза Шернваль

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...