Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

22:29 21.07.2019

Бензиновый разворот. Рынок нефтепродуктов получил сигнал к падению

Пока правительство и нефтяники спорят, как жить после 1 июля, а российские СМИ перечисляют регионы, где резко подорожал бензин, на бирже происходят события, способные полностью перевернуть ситуацию.

Бензиновый разворот. Рынок нефтепродуктов получил сигнал к падению

Виктор Коротаев/Коммерсантъ

В среду, 19 июня, на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, торгующей нефтепродуктами, впервые с октября прошлого года произошло важное событие — внутренние котировки бензина АИ-95 сравнялись со стоимостью поставок за границу. Если не случится резкого скачка цен на нефть или какого-то грубого нерыночного вмешательства в ситуацию, оптовые цены на самое популярное топливо должны начать снижаться.

Главный показатель, влияющий на цены нефтепродуктов в России, — разница в цене экспорта и внутренних поставок, так называемый нэтбэк. Этот показатель учитывает стоимость транспортировки и прочих расходов и, по сути, дает трейдерам сигнал, куда сейчас выгоднее продавать: за границу или в России. 

сайт СПбМТСБ

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

С самого начала 2019 года нэтбэк заметно превышал внутренние котировки. Так, 7 января, в первый день торгов на петербургской бирже, тонна АИ-95 стоила 44,2 тыс. рублей, а нэтбэк — 51,1 тыс. рублей. Иными словами, если упрощать, то с каждой тонны бензина, ушедшей за границу, трейдер получал на 7 тыс. рублей больше, чем если бы он ее продал на местные АЗС. Всю весну, пока биржевые котировки топтались на уровне чуть выше 40 тыс. рублей, нэтбэк заметно их превышал. Власти искусственно сдерживали объем экспорта, то компенсируя нефтяникам разницу между мировыми и внутренними ценами, то порой просто запрещая продажу за границу, а однажды даже заставили трейдеров отменить уже заключенные сделки и вернуть нефтепродукты на внутренний рынок, вспоминают эксперты отрасли.

Реклама

К середине апреля нетбэк на фоне очень дорогой нефти (на уровне $ 70–75 за баррель) достиг уже совершенно неприличного уровня в 62 тыс. рублей. Разница со стоимостью поставок на внутренний рынок тогда превышала 21 тыс. рублей. Было очевидно, что долго рынок, уже и так растеряв все хоть сколько-нибудь понятные черты капитализма, в таком состоянии не продержится, и внутренние цены вот-вот подскочат. 

Так и случилось сразу после майских праздников. Всего за пару недель котировки выросли больше чем на 17%. Это резко сократило разницу между нэтбэком и внутренними ценами до более понятных 8–10 тыс. рублей. Но на эту коррекцию обратили внимание Росстат, Дмитрий Медведев, региональные власти, а главное — владельцы АЗС. 

С осени прошлого года трейдеры жили в состоянии искусственного сдерживания цен, когда правительство заключило с крупнейшими нефтяными компаниями «джентльменское» соглашение о том, что цены на бензин могут расти не выше уровня инфляции. И резкий скачок цен дал повод заговорить о нарушении этой договоренности. К слову, срок ее действия ограничивался 1 июля, и чиновники прозрачно намекали, что продлевать его они не будут.

При этом в конце мая в силу целого ряда макроэкономических причин цена на нефть пошла вниз. Уже в начале июня она стоила где-то $ 60–63 за баррель. С небольшой задержкой, когда были закрыты предыдущие контракты, нэтбэк пошел вниз. Сперва разница между экспортом и внутренним рынком сократилась до 5–6 тыс. рублей за тонну, а к 19 июня произошло почти полное выравнивание: 51,2 тыс. рублей за тонну в России и 51,7 тыс. рублей – при экспорте той же тонны АИ-95. 

Произошедшее на бирже – совершенно логично. «Снижение нэтбэка – это прямая реакция на падение нефти с учетом стабильного рубля», – объясняет Александр Шкурин, аналитик Thomson Reuters. 

Последний раз, когда после долгого периода большого разрыва между нэтбэком и котировками на нашей бирже эти показатели сравнялись, был в октябре 2018 года. После этого в считанные недели внутренние цены буквально обрушились с 55 тыс. рублей до 51 тыс. рублей за тонну, а к концу года котировки и вовсе снизились до 38 тыс. рублей. Это чистой воды рыночное явление: если отправлять бензин на экспорт — дешевле, чем продавать внутри страны, то никакого смысла этого делать нет. Проще «выбрасывать» свои объемы на биржу или сбывать мелким оптом. Это перенасыщает предложение на рынке и снижает цену. Все заявления чиновников конца прошлого года о строгих мерах, которые они предприняли для сдерживания стоимости бензина в стране, — не более чем заклинания шамана, призывающего дождь. Им просто повезло, рынок повернулся к ним улыбчивой стороной, и можно было присвоить себе его достижения.

Однако вкус к ручному управлению приходит довольно быстро, и когда после Нового года цены на нефть в мире пошли вверх, меры по удержанию котировок на бирже в пределах комфортного для чиновников и россиян коридора пришлись уже кстати. Публично обсуждаемое соглашение о заморозке цен на бензин было, рассказывает Олег Ашихмин, глава Нефтяного клуба СПб, скорее ширмой, ведь оно было формальным и не носило официального характера. А сдерживание цен было обусловлено, скорее, негласными договоренностями, которые и сейчас, после 1 июля, никто не отменяет. В итоге в самое тяжелое время для биржи, в мае, как раз и доходило до прямого запрета на экспорт и возврата экспорта на внутренний рынок.

Реклама


Так что эксперты высказывают вполне обоснованные опасения, что сегодняшний рыночный сигнал к падению котировок на внутреннем рынке окажется холостым выстрелом. Именно в силу особой специфики нашего рынка, сложившейся за последние полгода.

«Обычно внутренний рынок реагирует с опозданием на колебания мировых котировок – «отставание» составляет от двух недель до месяца. Но это происходит в рыночных условиях, а сейчас рынок находится в стадии перманентного ручного управления, что, несомненно, будет в большей степени влиять на внутренний рынок, нежели мировые котировки, – говорит Александр Шкурин. – Российские продавцы могут затихнуть, стабилизируя цены на достигнутых уровнях, что будет объясняться ростом внутреннего спроса, или немного сократить в ожидании демпфирующих послаблений». 

Независимые трейдеры, уже сильно отвыкшие от хороших новостей, уже тоже не готовы верить в позитив. 

«После 1 июля будут отменены соглашения о заморозке, которые задавали верхнюю границу мелкооптовых цен. У нас всегда был выбор: покупать с биржи или обращаться к трейдерам насчет прямых поставок. До сих пор действовал определенный индикатор, который продавцы не могли превышать, и это очень поддерживало цены, – делится опасениями Леонид Чурилов, первый заместитель гендиректора «Петербургской топливной компании». – Вторая проблема в том, что эти соглашения устанавливали нефтяникам не только цены, но и обязательный объем поставок на внутренний рынок. Так что теперь отмена соглашения может выбить опору для сложившихся цен на мелкий опт». 

Необходимо отметить, что ни один из комментаторов по закону не имеет права давать прогнозы о том, как будут расти или падать цены. После прошлогодних бензиновых скандалов Федеральная антимонопольная служба стала жестко наказывать за такие слова, видя в них признаки манипулирования рынком. Так что конкретного указания, покупать или продавать, в этой статье не будет. И на прямой вопрос «Фонтанки», можно ли теперь, после резкого падения нэтбэка, надеяться на снижение цен на бензин, один из аналитиков пошутил: «Верить можно, а надеяться и прогнозировать ФАС не позволяет». 

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор