18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:25 23.02.2019

Раскаялся — молодец, садись. Первый фигурант дела «Сети» в России приговорён в Петербурге

Полезный ФСБ петербургский фигурант дела «Сети» Игорь Шишкин интересовался оружием, чурался радикализма, но признал, что хотел свергнуть Путина. В суде отдали должное его исключительной положительности.

Раскаялся — молодец, садись. Первый фигурант дела «Сети» в России приговорён в Петербурге

Игорь Шишкин, фото - Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"

Московский окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге 17 января вынес первый приговор за участие в межрегиональной террористической организации «Сеть». Весь процесс по одному из самых громких и засекреченных дел прошлого года уложили в три часа. Скупо пробежались по обвинению, разошлись на характеристиках и бойко отправили в колонию. Пароли, явки и схема всё такой же мифической «Сети» помогли уйти от максимального наказания, но до снисхождения недотянули.

Первого подсудимого по делу «Сети» в Ленинградском окружном военном суде журналисты ждали с половины второго дня. Адвокат Дмитрий Динзе с ходу предупредил, что будет просить убрать прессу. Пока задержанные в Пензе, Петербурге, Москве и Нижнем Новгороде говорили о пытках и выбитых признаниях, Игорь Шишкин давал показания, добровольно и не таясь. Среди ратующих за свободу фигурантов дела его уже назвали предателем. Защита считает, что есть повод волноваться за родных. Суд выступил за гласность.

– Какие вы красивые, – улыбался Шишкин семье. Рядом с массивной охраной он казался школьником в тёмном пуловере с белым воротничком.

Родные жались ближе к «аквариуму». Мать благодарила за поздравление: приятно, хоть и пришло раньше, но это издержки связи с арестантом. Жена улыбалась и нервно перебирала плиссированную юбку. Адвокат уже успел объяснить, что условно — это не для террористической статьи. Хотя досудебное соглашение позволяет получить не больше половины положенного наказания. За участие в террористическом сообществе это от 2,5 до 5 лет лишения свободы, возможен штраф до 500 тысяч рублей.

Игорю Шишкину 27 лет, отучился 9 классов, пошёл в колледже на «коммерцию». Работал индивидуальным предпринимателем, занимался торговлей спортивным питанием. Женат, детей нет.

– Коммерция? Хорошая, судя по всему, специальность, – оценил председательствующий судья Вадим Краснов. – Ранее привлекались?

– Нет.

-  Как нет? – запнулся судья и воззвал к памяти. – Ни разу, нигде?

– Привлекался, но не был судим. В 2009-м за грабёж, но Московский райсуд прекратил дело по примирению сторон. И на Украине в 2013-м или 2014-м, – запнулся. – Тяжкие телесные. Три года условно.

– Хорошо. Хотя, конечно, мало хорошего. Задержаны когда, помните?

– Да, 26 января 2018 года. На следующий день избирали меру, – без запинки выдаёт Шишкин.

– Не путаете? – переспросил судья Краснов и зашелестел страницами. – Протокол о задержании составлен 27 января.

– Ну, значит, 27-го, – соглашается подсудимый, но не настолько решительно, чтобы вопрос закрыли.

Встрепенувшиеся коллеги председательствующего общими усилиями выуживают из материалов некий рапорт, который составлен в 3:15 ночи 26 января.

– Не понял. С вами что, сутки следственные мероприятия проводили? А что ж они делали-то такое? – не получив ответа от Шишкина, судья переводит взгляд на прокурора. – Ладно, разберёмся. Давайте дальше.

По версии ФСБ, Шишкин был завербован в июле 2016-го в Приозерском районе Ленобласти Дмитрием Пчелинским. С целями, задачами и инструкциями группировки ознакомился, принял, соблюдал. Вместе с Филинковым, Бояршиновым и другими неустановленными лицами приобретал навыки владения оружием, учился собирать взрывные устройства. Все разделяли анархистскую идеологию и якобы готовили вооружённый мятеж. Свергать действующий строй собирались то ли к президентским выборам, то ли во время чемпионата мира по футболу.

– Да, признаю, – не затягивал с ответом Шишкин.

За год расследования мифическая «Сеть» не слишком вросла в реальность. Как террористическую организацию её по-прежнему не знает ни Минюст, ни Национальный террористический комитет, ни сайт ФСБ.

– Я начал сотрудничать с оперативниками ФСБ и органами предварительного следствия после задержания и до сих пор продолжаю, – взялся за заготовленную бумажку Шишкин. – Лично угрозам не подвергался.
 
– Изобличал и готов изобличать, консультировал во время оперативно-разыскных мероприятий, участвовал в очных ставках, помогал устанавливать степень вины каждого из соучастников, признал вину, раскаялся, – зачитывал он. Прокурор кивал и дополнял: дал полные показания о себе, других участниках «Сети», раскрыл структуру группировки, указал места тренировок и съездов, имена, роли, функции.

– Ходатайство об особом порядке удовлетворить, – оценил судья вклад в расследование и выставил из зала слушателей на время исследования психиатрической экспертизы и других сведений медицинского характера. В зал родных и журналистов вернули, когда перешли к характеристике личности. Вызвавшегося было зачитывать страницы из 12-го тома прокурора осадили:

– Нет уж, вы называете номер, я читаю. Так будет быстрее. Или у вас так не принято, и только прокуратура работает? Вот, от Абрамовой: познакомились на соревнованиях, подошёл... Тут целая история. Так, растит семью... – с недоумением смотрит на подсудимого: – Шишкин, у вас же нет детей. Простите, вы кого там растите, жену?

– У меня ещё кролик и собака.

– Ладно, собака в характеристике есть. «Любит животных, не пьёт, не курит, готов помочь», – продолжает судья, перебирая бумажки. Со смехом зачитывает отдельные фразы: – Здесь снова про собаку и здесь история про брошенную собаку. Опять не употребляет алкоголь и никотин, любит музыку, помог приюту, помог упавшему с велосипеда и даже мясо не ест! Всё, суду понятно, что хороший.                      

Прокурор прячет улыбку наклоном головы и продолжает забрасывать номерами страниц с рекомендациями от родных, друзей, соседей, участкового и сотрудников. Судья скучнеет, но исправно листает.

– Весёлый, компанейский, открытый, положительный, опять про собаку, походы, собака, надежный. Тут уже пошли от руки отзывы. Опять история и вывод, что положительный. Шишкин, вы подтверждаете, что вы позитивный, хороший, собак любите, жену воспитываете?

– Подтверждаю, – улыбается подсудимый.

– Он в целом положительный, – вторит гособвинитель. – Ещё 170-й, пожалуйста.

– Да не в целом, а вообще. Здесь много хорошего. Этот пропустим, много понаписали. О, Шишкин И. Д. Сам на себя написал?

– Он как индивидуальный предприниматель может. Можно опустить.

– Ну нет, – оживляется судья, но подсудимый, кажется, разочаровал его скромностью.

Психологическую экспертизу с отчётом о том, что Игорь Шишкин имеет низкий уровень агрессии и социальной опасности, ему не присущи нигилизм и цинизм, зато есть неприятие криминальных ценностей судья Краснов читать отказывается и передаёт том адвокату.

Своё отношение к террористической «Сети» Шишкин в последнем слове выразил без бумажки. Он осознал и раскаялся. Да и свергать власть как будто не стремился — говорит, увлёкся тренировками. Отрезало, когда понял, что «попахивает радикализмом». Сроки не называет, ограничиваясь отстранённым «недолго».

– Наивно полагал, что меня не коснётся ничего. Но, к сожалению, коснулось, и за мной пришли. Я ушёл от тех людей и уже тогда раскаивался, а сейчас — спустя год в тюрьме — ещё больше. Я действительно не антисоциальная личность.

Прокурор в лояльности не отказал, скостив год от максимальных при особом порядке пяти лет лишения свободы: 4 года и можно обойтись без штрафа. Суд, посовещавшись час, добавил чуть больше мягкости: отрезал от пожеланий обвинения полгода. В 3,5 года в колонии общего режима Шишкину зачтут содержание под стражей. Несмотря на его активное сотрудничество, под домашний арест во время следствия его не отпускали даже за миллион залога.

«Будем обжаловать», – пообещал адвокат не сдержавшей слёз супруге. За год она выучила и срок доставки писем, и допустимый вес передачек. Последними передавали новогодние мандарины.

Бывшие единомышленники по анархдвижению Виктор Филинков и Юлий Бояршинов оставлены под стражей до 22 марта. Расследование дела завершено. ФСБ разобралась с петербургской ячейкой и даже признала электрошокеры. Но не как пыточные, а как необходимую меру — предполагаемые мятежники якобы пытались бежать.

Татьяна Ципуштанова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор