18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:02 21.08.2018

Город

04.12.2017 16:02

«Мы создаем античеловечную среду»

Шедевры ландшафтной архитектуры появляются в Нью-Йорке, Сеуле, Москве и даже Краснодаре. Петербург же в остается в стороне от парковой моды, хотя и тратит на зеленые зоны почти 3 миллиарда рублей в год, каждый год покупая и отправляя на свалку цветов на десятки миллионов.

«Мы создаем античеловечную среду»

Михаил Дмитриев/Интерпресс

За последние несколько десятков лет в городе не создано никаких новых выдающихся ландшафтов, сравнимых со старыми имперскими садами или новыми хитами ландшафтной архитектуры — такими, как парк "Хайлайн" в Нью-Йорке или сеульский парк на реке Чхонгечхон. А новые районы и новые общественные пространства по-прежнему далеки от понятия «комфортная среда». На вопрос «почему» в Смольном отвечают просто: денег нет, тут вам не Москва.  

«Темно-зелеными садами ее покрылись острова», – писал когда-то Пушкин про новую столицу. Однако за двести лет ландшафтная архитектура ушла далеко вперед, а Петербург по-прежнему может показать миру лишь зеленое ожерелье вокруг пригородных царских дворцов и несколько исторических садов в центре. Новации ландшафтной архитектуры обходят город стороной: только маленькая Новая Голландия и парк имени трехсотлетия Петербурга, построенный почти 15 лет назад, — вот и все то новое, что было создано в городе за последние 20 лет, говорят ландшафтники. 

«Все помнят, кто строил старые петербургские парки. А кто построил современные? Кто сделал, например, чудовищный парк "Оккервиль" в Кудрово? – спрашивает ландшафтный архитектор Юрий Фоменко, один из основателей международного ландшафтного бюро «Мох», создающего сады в Петербурге, Ленобласти, Москве, Лондоне. – Кто сейчас обустраивает общественные пространства в новых районах? То, что происходит у нас, на сто шагов позади того уровня, где находится сейчас мировая ландшафтная архитектура. Мы по-прежнему создаем античеловечную среду. С безумными этими яркими детскими площадками. Резиновыми. Без единого дерева. Вы заметили, что в новых районах деревья не сажают вовсе? Либо везде коммуникации, либо между домами — крыша подземного паркинга, где сложно что-то посадить (возможно, но сложно). Как правило, деревьев нет, полтора прутика. В лучшем случае газончики, и то лысые».

Есть такая опция – гулять

«У нас какое общество, такие и ландшафты, – вторит Дмитрий Голубев, коммерческий директор бюро «Мох». – Мы же тут не знаем, не видим, как это может быть. Как выглядит по-настоящему комфортная повседневная среда. Мы считаем, что раз у нас есть несколько парков, то, значит, и гулять есть где. Но эта опция – гулять – не должна ограничиваться локальными парками. Например, такая вещь, как скверы, у нас полностью ушла: это в основном неухоженные пространства, в которых ничего не происходит. Нет представления о том, как может быть, поэтому нравится то, что есть. Людям сделали газоны, и они рады. Цветную площадку поставили — и слава богу. Чистенько, аккуратненько». 

Ползучая провинциализация оставляет Северную столицу позади таких городов, как активно благоустраивающаяся Казань или даже Краснодар, где в сентябре возле нового стадиона открылся парк, который уже называют одним из лучших в Европе. В городе, где население не дотягивает до миллиона, появился суперсовременный ландшафт, который даже по площади в три раза больше, чем весь остров Новая Голландия, столь полюбившийся петербуржцам после реконструкции. Впрочем, справедливости ради надо учесть, что краснодарский парк, как и возрожденная Новая Голландия, — частный проект; его, как и новый стадион ФК «Краснодар», построил миллиардер Сергей Галицкий, а идея принадлежит немецкому бюро gmp International. Крупные государственные средства вкладываются в благоустройство только в столице, с этим согласны как частные ландшафтные фирмы, так и петербургские чиновники. В комитете по градостроительству и архитектуре (КГА) «Фонтанке» рассказали, что на все содержание зеленых насаждений в Петербурге выделяется уже несколько лет порядка 2 млрд рублей в год (судя по данным бюджетов на 2017 и 2018 гг., все же немного больше — более 2,5 млрд, и цифра это почти не меняется год от года). На эти деньги можно содержать в приличном виде только центр, приносящий туристический доход, говорят в КГА; поэтому город и прибегает к помощи «Газпрома» в целом ряде общественных пространств. В Москве же только на эти цели тратится 92 бюджетных миллиарда в год — не считая таких знаковых проектов, как Крымская набережная или парк «Зарядье». 

Дело, однако, не только в деньгах: в России профессия ландшафтного архитектора возродилась всего несколько лет назад, тогда как на Западе целые школы и направления ландшафтников работают уже многие десятилетия. Поэтому в том же Восточном Берлине, например, советские районы массовой блочной застройки довольно быстро были превращены в комфортную и современную среду. «У нас же сначала были тридцатые, потом война, потом в 60-е надо было строить массово и все очень быстро озеленять. Поэтому профессия ландшафтника у нас постепенно ушла. Сейчас есть архитекторы, которых выпускает ГАСУ, и Лесотехническая академия – там все знают про растения, но у них нет архитектурного образования, – рассказывает Дмитрий Голубев. – Поэтому по факту фирм-то много, но качественный продукт делают единицы. И что-то выдающееся все равно создают иностранцы — то же «Зарядье», или Новую Голландию, или в Москве несколько иностранных бюро, которые участвуют в программе «Моя улица».

С застройщиками у ландшафтников тоже не все выходит гладко. «Как это часто бывает? Вы рисуете застройщику проект, он говорит «замечательно». Но на этом всё: рабочей документацией занимаетесь не вы, авторского надзора нет, и в результате получается совсем не то, что было задумано, – говорит Дмитрий Голубев. – Чем хорошо то, что сделано в Новой Голландии? Тем, что там в полной мере осуществлялся авторский надзор. Поэтому что хотели, то и получилось».

У вас и так все замечательно

В общественные пространства частные ландшафтные бюро заходят редко. Как рассказали «Фонтанке» в КГА, в 2017 году в Петербурге благоустраивали около 500 дворов; вместе с парками и пешеходными зонами это около 600 тендеров на проектирование ландшафтов. Так, недавно был проведен конкурс на 46 млн рублей по реконструкции Полежаевского парка, сейчас в рамках Концепции пешеходных пространств готовится реконструкция Новосмоленской набережной. Частный бизнес, однако, интересуется этим меньше, чем хотелось бы, — как считают в комитете, потому, что другие расценки, другая документация и обременения, чем при работе на коммерческого заказчика. В самих бюро и не скрывают, что предпочитают небольшие загородные пространства для частных клиентов, а отказ от работы в общественных пространствах комментируют неохотно. В бюро «Мох» об этом говорят просто: «Мы себя любим». 

На федеральном уровне отношение к благоустройству Северной столицы двойственное, рассказывают в КГА на условиях анонимности. Наградами Смольный не обделен; на днях в город привезли еще несколько дипломов VIII Российской национальной премии по ландшафтной архитектуре. Деньги, однако, не выделяются: попытка петербургских властей получить госсубсидии по общероссийской программе «Комфортная городская среда» успехом не увенчались. Объясняли это «наверху» тем, что в городе и так все замечательно, говорят в комитете. Ленобласть, тем временем, получила по этой программе миллиард рублей. В таких условиях, сетуют в КГА, само проектирование, сами идеи для новых парков в Петербурге — в лучшем случае мечты: нет смысла тратить 30 – 50 млн на проект, когда нет и не будет денег на его реализацию, которая стоит на порядок дороже. «А что вы хотите? – резюмирует Дмитрий Голубев. – У нас возможность получить комфортную среду в общественных пространствах всегда увязана с политической волей. Должно быть чье-то желание получить качественный продукт. Когда нужно, тогда и пригласят кого нужно и сделают то, что нужно». 

Сама садик я садила

Впрочем, и те невеликие деньги, которые город выделяет на озеленение, расходуются не всегда прозрачно и логично. Из последних анекдотов, просочившихся в СМИ на эту тему, можно вспомнить июньский случай, когда на площади Оккервиль у метро «Проспект Большевиков» срезали под корень сотни только что распустившихся розовых тюльпанов — потому что госконтракт предписывал высадить сюда  – строго 20 июня – цинерарии и бархатцы. А то, что лето было холодным и тюльпаны в июне только что распустились, госконтракт не учел...

Обычный набор городских площадей пестрит яркими цветами – бархатцы, цинерарии, тюльпаны, нарциссы, петунии, виолы, бегонии, ирисы. Многолетние злаки, в изобилии украшающие современные ландшафты Москвы и Нью-Йорка, тут не встретишь. Из года в год в городе в подавляющем большинстве высаживаются однолетние растения — они дешевле: один кустик бархатцев стоит 20 рублей, а ветвистый клопогон, живущий 10 лет, — 500 рублей. Как объясняет главный специалист Бюро ландшафтного строительства Денис Козляк, именно высадка однолеток с последующей их заменой позволяет добиться эффекта «цветущего ковра» в течение всего лета. Есть, однако, среди садоводов и другие мнения: например, автор книг по цветоводству Светлана Воронина говорит, что сейчас появилось немало сортов-многолеток, которые неприхотливы и радуют глаз, а если подбирать их с умом, то также в течение долгого времени создают «ковер».  

В этом году на закупку цветов городской бюджет потратит 120 миллионов, и большинство посадок, таким образом, осенью отправились на свалку. При этом у районов и муниципальных образований — свои бюджеты на цветы: так, Приморский район потратит в этом году на петунии и бархатцы до 878 тысяч рублей, Кировский район на высадку цветов выделит 3 миллиона 374 тысячи. А МО «Московская застава» потратит 978 тысяч рублей на закупку 24 тысяч однолетних растений.

Справка:

На «содержание и ремонт объектов и территорий зеленых насаждений и компенсационное озеленение» город потратит в 2018 году 2,242 млрд рублей. На «переустройство и восстановление объектов зеленых насаждений, расположенных на территориях зеленых насаждений общего пользования городского значения» – еще 257 миллионов. И на «создание (размещение) объектов зеленых насаждений общего пользования» – еще 255 миллионов. 15 миллионов будет потрачено на оценку и мониторинг состояния зеленых насаждений, примерно столько же — на «охрану объектов и территорий зеленых насаждений». На какие конкретно виды озеленения какая сумма предназначена, ведомственная структура расходов бюджета не уточняет. 

Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.