18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:14 16.12.2018

Минобр нашел формальность - защиту диссертаций

Присуждать научные степени без предоставления диссертаций предложило Минобрнауки. С учёными чиновники не посоветовались, и даже депутаты Госдумы узнали об инициативе из Интернета.

Минобр нашел формальность - защиту диссертаций

©PressFoto/Zoonar/lev dolgachov

Стать обладателем научной степени смогут даже те, кто не писал диссертацию. Несколько публикаций в научных журналах, патент на изобретение – и ты уже доктор или кандидат наук. Такие правила 2 мая анонсировал замминистра образования и науки Сергей Матвеев. По его словам, изменения пропишут в новом законе «О науке», который в 2017 году внесут в Госдуму.

Заявление прозвучало в интервью одному из федеральных информационных агентств. По мнению чиновника, нужно «разгрузить от лишних формальностей» самых «активных и результативных исследователей». Критерием для присуждения степени может стать «любая публикация в достойных журналах или патент»: «Если таких результатов достаточно – зачем излишне усложнять процедуру формальными требованиями? Вхождение в «большую» науку не должно быть простым, но оно и не должно превращаться в «бег с препятствиями»», – считает чиновник.

Нововведение, по словам Матвеева, обсуждалось 26 апреля на закрытом заседании экспертного совета при комитете по образованию и науке Госдумы. При этом имена учёных, участвовавших в дискуссии, чиновник не уточнил. Не разъяснил Матвеев, и почему ведомство решило вернуться к старой, по сути, практике присуждения степеней «по совокупности заслуг». Ведь диссертацию в виде «научного доклада, монографии или учебника» разрешалось представлять вплоть до 2013 года. Затем правительство России приняло новое «Положение о присуждении ученых степеней», где такую практику исключило.

Попытки уточнить детали инициативы вызывали у «Фонтанки» больше вопросов, чем ответов. Ни на сайте Минобрнауки, ни на Федеральном портале проектов нормативных актов текста законопроекта не нашлось. Нет его и на портале Госдумы – это, впрочем, легко объяснить, потому что он пока не внесен в парламент. Общую информацию о законе Минобр обнародовал в середине 2016 года. Но тогда никаких сведений о том, что документ затронет присуждение докторских и кандидатских корочек (http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=119570#.WQi8v4iLTIV), не было. Предполагалось, что в нем опишут общие условия регулирования и финансирования науки, уточнят ключевые понятия вроде «учёный» и «научный коллектив» и найдут возможность «минимизировать директивное управление этой сферой, создав конкурентные и комфортные условия для занятия наукой».

Связаться с замминистра Матвеевым нам не удалось. В пресс-службе Минобразования законопроект показать не смогли, ссылаясь на то, что он находится в «достаточно ранней стадии». Тем не менее подчеркнули, что документ «не подразумевает отмены защиты диссертаций», а просто предлагает «дополнительные форматы их представления». 

«Законопроект ещё будет детально обсуждаться с профессиональным и экспертным сообществом», – пообещали в пресс-службе. Список экспертов, участвовавших в обсуждении, здесь также открывать отказались.

В комитете Госдумы по образованию и науке, как выяснилось, также мало знают о реформе. «Депутаты находятся на каникулах с 21 апреля. А что происходит в экспертных советах – об этом нас не ставят в известность», – отрезали в приёмной комитета.

Сюрпризом заявление Минобра стало и для народных избранников. «Об этой ситуации я узнал из СМИ, – рассказал «Фонтанке» член фракции КПРФ, первый зампред комитета по образованию и науке Олег Смолин. – Надо понять, что имеется в виду. Если возможность защиты по совокупности работ, то она была всегда. По крайней мере, я защищался именно так, – правда, предоставил докторский доклад, который был больше, чем сама диссертация». А вот возможность отказа от диссертаций представляется Смолину «спорной»: «Большинство, кто выходит на защиту, не имеют статей, где в системном виде изложено основное содержание диссертации. Вреда может быть больше, чем пользы».

«Для меня это большая загадка. Во всяком случае, с нами министерство не советовалось. Я узнал подробности законопроекта из Интернета», – поделился с «Фонтанкой» член совета по науке при Минобразования, ведущий сотрудник научно-исследовательского института механики МГУ имени Ломоносова Андрей Цатурян.

Комментировать нигде не опубликованную инициативу сложно, но личное отношение учёного к словам Матвеева, переданным прессой, – «отрицательное». «Я понимаю довод о забюрократизированности системы. Такая проблема, действительно, есть. Но надо заметить, что больше времени, чем написание диссертации, отнимают другие моменты – поиски оппонентов, выкладка текста на сайт», – отметил эксперт. Ситуация с присуждением научных степеней, и без того сложная в России, из-за нового закона может усугубиться, прогнозирует учёный: «Введение защит по совокупности работ откроет ворота для инфекции. Боюсь, что этой возможностью будут пользоваться люди, которые не только не писали, но и не читали своих научных статей».

Слова Цатуряна подтверждает активист специализирующегося на борьбе с плагиатом сообщества «Диссернет» Лариса Мелихова. С декабря 2016 года она занимается проектом «Диссеропедия российских журналов», который ищет нарушения в изданиях из списка ВАК.

«Вызывают большое опасение слова замминистра о «нескольких публикациях в достойных журналах», – отмечает Мелихова. – Скорее всего, Сергей Матвеев имеет в виду именно ВАКовские журналы. Их две тысячи, и есть еще тысяча международных, приравненных к ним. А в базе «Диссеропедии российских журналов» за полгода работы накопилось уже 1,5 тысячи таких изданий, где мы нашли нарушения. Это плагиат или самоплагиат; требование к учёным самим написать рецензии на свои работы и прочие проблемы – иногда мелкие, иногда крупные».

Один из авторов ВАКовского журнала «Успехи современной науки и образования» вычислил новое значение числа Пи, приводит пример Мелихова: «Математики от хохота помирали. Но главный редактор счёл, что, если публикацию одобрил рецензент, то она имеет право быть». Ещё одному исследователю удалось разместить одинаковую статью в 14 научных изданиях, добавляет Мелихова. Был в практике «Диссеропедии» и прецедент с журналом, который напечатал одну и ту же работу с промежутком в полгода. «То есть её никто не читал. Ситуация в научных журналах катастрофическая. И, пока она не изменится, вводить новые правила присуждения степеней рано», – резюмирует активист «Диссернета».

Сооснователь «Диссернета» физик Андрей Заякин назвал заявление Матвеева «типичным вбросом». «Проекта нет, а его все обсуждают. Пусть нам покажут текст – будем рассуждать. Комментировать мнения о домыслах – не моя стезя», – подчеркнул эксперт. К мнению Заякина присоединился и другой лидер «Диссернета» биолог Михаил Гельфанд.

Попытками «навести тень на плетень» назвал заявления Сергея Матвеева член совета Общества научных работников, профессор, доктор технических наук, заведующий лабораторией Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков. «Из сообщений в СМИ понятно, что 26 апреля, действительно, произошло обсуждение нового законопроекта о науке. Но профессиональное сообщество об этом практически ничего не знает. То есть документ обсуждается келейно, в закрытом режиме, – рассуждает учёный. – Закон «О науке» может затрагивать гораздо более важные проблемы, чем диссертационные, например, положение Российской академии наук. Но нам об этом не говорят».

Что же касается защит по совокупности заслуг, то Фрадков видит в них потенциальную опасность. «Если публикации хорошие, то человек, может быть, и заслуживает степени. Но трудно определить, насколько учёный сам это сделал и сам понимает, что он сделал. Ведь многие публикации пишутся в соавторстве».

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Идею создать новый закон «О научной, научно-технической и инновационной деятельности» экс-глава Минобразования Дмитрий Ливанов впервые высказал в 2014 году. По мнению чиновника, документ должен был прийти на смену устаревшему закону 1996 года «О науке и государственной научно-технической политике». Изначально планировалось, что текст документа появится в середине 2017 года, но сроки подготовки затягивались. Так, преемница Ливанова Ольга Васильева обещала представить закон уже к концу 2017 года.

К обсуждению предлагалось привлечь научную общественность, и, по сведениям СМИ, чиновники получили больше 300 предложений от разных научных заведений. Однако, как говорят источники «Фонтанки», отправлявшие свои идеи в Минобразования, ответа они не получили.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор