18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:43 19.07.2018

Генерала Быкова не спас "золотой парашют"

Впервые в Петербурге задерживают генерала полиции. Спросонья, после обыска его быстро увозят в столичный изолятор. Это произошло 13 мая, ровно через год, как руководители Северо-Западного МВД получили сверхъестественные премии в 500 тысяч долларов. Безусловно, за этим стоит политическое решение Александра Бастрыкина. Вне сомнений, «кивнул» и министр Владимир Колокольцев. 14 мая следователь выйдет с ходатайством в Басманный суд, и наравне с громким делом о «золотых парашютах» может появиться личное дело арестованного генерал-майора Быкова.

Генерала Быкова не спас "золотой парашют"

Впервые в Петербурге задерживают генерала полиции. Спросонья, после обыска, его быстро увозят в столичный изолятор. Это произошло 13 мая, ровно через год, как руководители Северо-Западного МВД получили сверхъестественные премии в 500 тысяч долларов. Безусловно, за этим стоит политическое решение Александра Бастрыкина. Вне сомнений, «кивнул» и министр Владимир Колокольцев. Завтра, 14 мая, следователь выйдет с ходатайством в Басманный суд, и наравне с громким делом о «золотых парашютах» может появиться личное дело арестованного генерал-майора Быкова.

– Впервые слышу о таких приказах, – когда «Фонтанка» 8 июня 2014-го готовила первую публикацию на тему о волшебных премиях, так заявил журналисту сам генерал-майор Быков. Ныне это уже вошло в историю петербургских силовиков под брендом «золотые парашютисты».

Вскоре «Фонтанка» показала читателю и сами приказы.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Таких, как на фото, приказов было 3. И в списках фактически одни и те же фамилии.

После этого Быков более трубку не брал.

В принципе, сами документы уже являлись журналистикой. Они были датированы чуть раньше, чем Указ Владимира Путина №300 о ликвидации окружных МВД, но, согласно им, три десятка начальников из пяти сотен обыкновенных сотрудников были потрясающе обрадованы – от 400 до 750 тысяч рублей каждому. В общей сложности на 19,1 млн, что по тем временам приравнивалось к 500 тысячам долларов.

Мотивировка в приказах отдавала пародией – «за выполнение особо сложных и важных заданий». Фельетон закончился, когда пришедшие оперативники ФСБ в здании ГУ МВД по СЗФО на улице Чайковского через три дня после статьи «Фонтанки» изъяли подлинники и увидели подлог. Дата на бланках с фамилиями и миллионами стояла "8 мая 2014 года", то есть через три дня после решения президента о расформировании ведомства.

Заодно выяснилось, что 13 мая все премии уже получены. После начался ход бумаг. Вернее, недовольство тем, что придется сажать человека, с кем годы встречался на совещаниях. Руководитель СК по Петербургу генерал Клаус «спихнул» материалы по премиям в СК по СЗФО, генералу Маякову. Наконец, 30 июля было лениво возбуждено уголовное дело по служебному подлогу. Но не в отношении, а по факту.

Дальше начался уже процессуальный юмор. Подлинники приказов были, книги учета, из которых было видно, что приказы изданы криво, были, полмиллиона долларов уже не было, показания сотрудниц кадров и финансово-экономического отдела тоже были. Но ничего доказать никто не мог. То финансиста, полковника внутренней службы, формально издавшего приказы, было не найти в Петербурге, то возникали особые мнения в Генеральной прокуратуре по СЗФО, с сотрудниками которой Быков работал еще на заре карьеры, то Быков болел вместе со своим заместителем Монастыршиным.

Шли месяцы, проводились тщательные экспертизы. Что касается награжденных, то они говорили: мол, сами были удивлены, но не отказываться же.

Наконец, появились и искренние показания генерала Быкова. Согласно им, его подвели хитрые подчиненные. В спешке при реорганизации, когда на столе ворох срочных документов, ему подсунули, а он и подмахнул. Получалось, что во всем виновны секретарши да дамы из финансовых отделов.

Это и была главная этическая ошибка. Увидев себя крайними, женщины хозяйственной службы практически хором заявили следователю примерно так: «Раз так, ну, тогда записывайте!» По информации «Фонтанки», слушать их было интересно. Говорят, за девушками потянулись некоторые из премированных. Те сообщили, что в кассе они, конечно, получали всю сумму, но после большую ее часть отдали наверх согласно договоренностям. В протоколах замелькали нехорошие цитаты: «вынужденно», «под психологическим нажимом», «в связи со служебной зависимостью».

Повисла пауза. Надо было с этим что-то делать. А не хотелось по-прежнему.

9 апреля глава СК России не выдержал и взял дело «золотых парашютов» к себе в центральный аппарат. Там не обремененные петербургскими связями не усмотрели подставы генералу.

Нумерология этой истории продолжилась, когда ровно через год после ликвидации ГУ МВД по СЗФО, 5 мая этого года, было принято решение о предъявлении обвинения Быкову. Но, сами понимаете, в Великий праздник будить генерала некрасиво. Неправильные это новости.

Вот сотрудники Следственного комитета России вместе с коллегами из Собственной безопасности СК РФ и прибыли незаметно в Петербург вечером 12 мая. Сегодня, 13-го, в пять часов утра они встретились с оперативниками Службы экономической безопасности УФСБ по Петербургу и Ленобласти, а в шесть зашли как к Быкову в квартиру, так и еще в одиннадцать жилищ большинства ответственных за приказы. В том числе и к его заместителю, полковнику Монастыршину.

Генералу Быкову дали опомниться, одеться, доставили в Следственный комитет по СЗФО, на Торжковскую, 4, допросили на скорую руку, разрешили позвонить домой, чтобы родные передали, как говорят жулики, «мыльно-рыльные» принадлежности.

А около 16 часов он уже, как прежде, за госсчет, но под конвоем, сел на скоростной поезд Петербург – Москва. В данное время он уже прибыл в столицу и, сидя между двумя молчаливыми мужчинами на заднем сиденье служебной автомашины, подъехал к зданию СК России в Техническом переулке, 2.

Решение принято, в том числе и политическое.

К полуночи его доставят в изолятор временного содержания. Завтра, 14 мая, следствие выйдет в Басманный суд с ходатайством об аресте. Статьи обвинения на амнистию не тянут: служебный подлог, превышение служебных полномочий, последствия тяжкие.

Если выяснится, что часть от премий пошла ему, да в группе, то дело совсем дрянь.

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.