18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:35 15.10.2018

Как изменить Родине, не разгласив гостайны

ФСБ обвинила в измене Родине домохозяйку, не раскрывшую ни одной государственной тайны. Пример Светланы Давыдовой целиком вписывается в правила, по которым страна живет с ноября 2012 года. Образ женщины с плаката советского художника Ватолиной сейчас едва ли не актуальнее, чем в годы войны.

Как изменить Родине, не разгласив гостайны

ФСБ обвинила в измене Родине домохозяйку, не раскрывшую ни одной государственной тайны. Пример Светланы Давыдовой целиком вписывается в правила, по которым страна живет с ноября 2012 года. Образ женщины с плаката советского художника Ватолиной сейчас едва ли не актуальнее, чем в годы войны.

Кормящая мать

Накануне, 2 февраля, домохозяйка из Вязьмы и фигурантка дела о государственной измене Светлана Давыдова была препровождена из двухместной камеры Лефортовской тюрьмы в кабинет следователя по особым делам ФСБ Михаила Свинолупа. Мать семерых детей отказалась от первого адвоката, предоставленного ей государством, и признательных показаний и попросила о более мягкой мере пресечения, не связанной с изоляцией от общества. До задержания 21 января Давыдова кормила грудью двухмесячного младенца. Теперь, в СИЗО, сцеживает молоко.

Светлана Давыдова обвиняется в телефонном звонке из Вязьмы Смоленской области в посольство Украины в России (Москва, Леонтьевский переулок, 18) и передаче сведений о радиотехнической бригаде спецназа ГРУ. Окна домохозяйки выходят на войсковую часть. Из перемещений личного состава вкупе с подслушанными в маршрутке разговорами Давыдова якобы сделала вывод о командировке бойцов в Донбасс. Достоверность информации никакой роли в квалификации не играет.

Вчера же в состязание с ФСБ вступил адвокат Иван Павлов, до недавнего времени отбивавший некоммерческую организацию "Институт региональной прессы" от еще одного федерального ведомства, Минюста. Он заключил соглашение с Давыдовой, но знакомиться с уголовным делом не спешит и подписку о неразглашении следователю не дает.

«В первую очередь ее надо освободить из-под ареста, – пояснил адвокат. – Нахождение под стражей кормящей многодетной матери, считаю, незаконно».

В Московский городской суд поступят ходатайства о восстановлении срока обжалования меры пресечения и ее изменении на более мягкую. Первое связано с просрочкой, которую, судя по всему, допустил назначенный государством защитник Андрей Стебенев. Второе – с вероятными нарушениями Лефортовского райсуда, вынесшего постановление об аресте Давыдовой.

«При рассмотрении ходатайства следствия он не дал никакую оценку факту многодетного материнства», – пояснил Павлов.

Так как местом производства предварительного расследования ФСБ назначила Москву, то и жить Давыдовой, в случае смягчения меры пресечения, надо будет в столице. По словам нового адвоката, уже есть круг лиц, готовый предоставить многочисленному семейству просторную квартиру. С учетом собранных в поддержку женщины десятков тысяч подписей и активности общественных деятелей и депутатов Госдумы – неудивительно.

Измена без секретов

Первоначальная информация о деле Давыдовой породила кривотолки. Статью 275 УК России «Государственная измена» прочитывали применительно к разглашению гостайны. И так как домохозяйка не обладала доступом к секретным сведениям, квалификация казалась сомнительной, а дело – сплошь политическим.

Как пояснил адвокат Павлов, его подзащитная и тайна не пересекаются. 12 ноября 2012 года президент Владимир Путин подписал Федеральный закон 190, внесший изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Раньше 275-я ограничивалась шпионажем, выдачей гостайны или помощью иностранному государству в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ. С вступлением в силу ФЗ изменой считается также консультационная и иная помощь иностранному государству, международной или иностранной организации в деятельности против безопасности РФ.

«Именно помощь иностранному государству в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, вменена Давыдовой, – добавил адвокат. – Только пока нам непонятно, в ведении какой деятельности помогла Светлана Украине».

Кроме телефонного звонка в Леонтьевский переулок, в материалах дела, как следует из многочисленных новостей, фигурируют дневниковые записи Давыдовой. В них женщина выступает апологетом проукраинских идей и опровергает расхожее мнение о том, что кухарки по умолчанию верят главным новостным телепрограммам. Давыдова в записках якобы переживает об утерянной целостности страны-соседа, прогнозирует репрессии и думает о политическом убежище. Адвокат Павлов их наличие не отрицает, но оценивать не берется:

«Я пока не знаком с содержанием записей. Допустим, женщина вела дневник, критически отзывалась о военных действиях. Сейчас многие поддерживают ту или другую страну. В конце концов, у нас демократическое государство и принцип плюрализма. Я уверен, что в действиях Давыдовой состава преступления нет даже по той формулировке, которой придерживается ФСБ».

После ФЗ 2012 года следственная и судебная практика знает примеры уголовных дел о госизмене. Расследование и процессы по ним засекречены. Впрочем, исходя из информации автоматизированной системы «Правосудие», до Давыдовой следствие привлекало только носителей гостайны. В ноябре 2014 года Ленинградский окружной военный суд вынес приговор бывшему сотруднику управления собственной безопасности ФСБ Дмитрию Иванову. Московский окружной военный суд к августу 2014-го рассмотрел дело сотрудника ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» капитана 2 ранга Константина Яшина и еще троих военнослужащих.

Сам Павлов, имевший опыт работы по «изменническим» делам, не сомневался, что для расширенной статьи 275 найдется применение, но действительность превысила его ожидания:

«В деле Давыдовой все сошлось, как в идеальном шторме. Украина и сложные отношения с ней, государственная измена, работа ФСБ, многодетная мать под стражей – это все критические точки внимания. Поэтому, думаю, столь широк и противоречив резонанс. Заметная часть общества считает, что нельзя так поступать с женщиной, что бы она ни совершила. Другие – что пора гражданам быть верными и лояльными государству. Третьи – что этому же государству пора быть современным и принимать иную точку зрения».

Интернет-поисковики сопровождают запросы о деле Светланы Давыдовой ссылками на плакат советского художника Нины Ватолиной «Не болтай!» 1941 года. Подпись к женщине в платке с указательным пальцем у губ «Недалеко от болтовни и сплетни до измены», возможно, с новой редакцией уголовного закона актуальнее сейчас, нежели в годы Великой Отечественной войны. Статья 58-1а Уголовного кодекса РСФСР того времени ограничивала измену Родине шпионажем, выдачей военной или государственной тайны, переходом на сторону врага, бегством или перелетом за границу. Нынешние рамки пошире.

Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор