Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:24 17.11.2019

Горизбирком ЦИКнул на выборных технологов

«Фонтанка» продолжает следить за самой скандальной избирательной комиссией города, на которой сошлись клином интересы Горизбиркома, пары широко известных в узких кругах выборных технологов, главы муниципального совета МО №15 и тайных сил, стремящихся этот совет захватить. Недаром ИКМО №15 привлекла неблагосклонный интерес ЦИКа. На примере ославившейся комиссии «Фонтанка» разбиралась, как в Петербурге решаются вопросы формирования представительных органов власти.

Горизбирком ЦИКнул на выборных технологов

Андрей Кульгун, ДП

«Фонтанка» продолжает следить за самой скандальной избирательной комиссией города, на которой сошлись клином интересы Горизбиркома, пары широко известных в узких кругах выборных технологов, главы муниципального совета МО №15 и тайных сил, стремящихся этот совет захватить. Недаром ИКМО №15 привлекла неблагосклонный интерес ЦИКа. На примере этой комиссии «Фонтанка» разбиралась, как в Петербурге решаются вопросы формирования представительных органов власти.

Из-за скандального ИКМО №15 корреспондент «Фонтанки» едва не стал свидетелем в суде. Несостоявшиеся кандидаты попросили журналиста рассказать об увиденном 14 июля у двери местной администрации на Сиреневом бульваре, 18. Оказалось, что быть свидетелем — дело муторное и даже чреватое последствиями. Во-первых, свидетелю запрещено присутствовать в зале заседаний, а значит, его судьба — часами ждать вызова в пустом коридоре. Во-вторых, за дачу ложных показаний положена уголовная ответственность. А если речь идет об ИКМО №15, которая, как кот Шредингера, пребывает во всех возможных состояниях одновременно и в нескольких местах сразу, любой суд становится страшным.

Отсудить у ИКМО №15 право сдать документы на регистрацию пытались шесть кандидатов в муниципалы от «Справедливой России»: Илья Шмаков, Николай Килимник, Игорь Политов, Александр Егоров, Кирилл Пастухов и Николай Стройнов. Перед заседанием в коридоре собрались заявители, их представитель Юрий Марченко, двое делегированных партией юристов и трое свидетелей. Председатель ИКМО №15 Виктор Березин отсел от этой компании как можно дальше, однако корреспондент «Фонтанки» все-таки пристал с сакраментальным вопросом: где были все члены ИКМО 14 июля?

– Избирательная комиссия работала по адресу, который все знают: Верхний переулок, дом 6, – говорит Виктор Березин. – Решение вести прием документов по этому адресу было принято после того, как 9 июля никто, включая полицию, не мог навести порядок в очереди кандидатов на Сиреневом бульваре.


Пытать председателя долго не получается — из зала заседаний появляется его сын, Алексей Березин, член Горизбиркома с правом решающего голоса. Березин-младший только что разделался с очередным иском кандидата к ИКМО «Светлановское» – суд постановил в иске отказать – и, покосившись на включенный диктофон, папу забирает.

Начинается заседание. В зале заявители по просьбе корреспондента «Фонтанки» включают диктофон. Свидетели остаются в коридоре, в том числе Людмила Ксенофонтова и Александр Лобановский, которые также пытались стать кандидатами в муниципалы и дежурили у железной двери на Сиреневом бульваре, но не смогли сдать финансовые отчеты. Александр Лобановский выдвигался от КПРФ, Людмила Ксенофонтова – от «Справедливой России». Судья Лариса Гребенькова 2 августа вынесла решение по ее иску к ИКМО №15 с требованием о приеме документов. «Суд постановил в иске отказать, так как вызванные мною свидетели, по мнению суда, путались в показаниях, – рассказывает Людмила Ксенофонтова. – Их спрашивали, во что я была одета в тот день около двери ИКМО. И один свидетель сказал, что я была в брюках, а другой – что в юбке. Но поскольку я проводила в очереди на подачу документов весь день, с 7 утра до 7 вечера, в обеденный перерыв я заходила домой и переоделась».

Иск шести эсеров также рассматривает судья Гребенькова. Она изменила порядок заседания, отложив стадию ходатайств, в том числе о вызове свидетелей. Тем самым людей оставляют в коридоре на неопределенное время, при этом не известно даже, согласится ли судья их вызвать вообще. Вначале суд допрашивает стороны – всех шестерых заявителей и председателя ИКМО. На протяжении двух часов несостоявшиеся кандидаты рассказывают, как изо дня в день приходили по юридическому адресу ИКМО на Сиреневом бульваре, 18, и не могли подать документы на выдвижение. Рассказывают обстоятельно, начиная с того, как искали в районных библиотеках муниципальную газету с объявлением о выборах. Представитель ИКМО Алексей Березин задает вопросы.

«С ваших слов, вы обращались в центральную библиотечную систему Выборгского района с целью получения от руководства центральной библиотечной системы ответов на ваши запросы в качестве помощника депутата Государственной Думы Дмитриевой Оксаны Генриховны, – спрашивает Березин-младший Илью Шмакова. – Вы использовали свои должностные служебные полномочия с целью своего выдвижения и избрания по поручению Дмитриевой Оксаны Генриховны или по своей инициативе?»

Несколько ошарашенный таким заходом Шмаков начинает говорить, но ни одну фразу ему не дают довести до конца: Алексей Березин сыплет уточняющими вопросами, к нему подключается судья, которая спрашивает, давала ли Дмитриева своему помощнику Шмакову поручение "в конкретный день в конкретное время пойти в центральную библиотечную сеть".

«В конкретный день, конечно, нет…» – объясняет Шмаков. Судья Гребенькова и Алексей Березин начинают говорить одновременно.

«Значит, поручения она вам не давала, тогда на каких основании, если вы не имели поручения, вы представлялись таким образом?» – говорит Гребенькова.


«И скажите, какая норма федерального закона о статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы предоставляет вам право, – подхватывает Березин-младший, – обращаться в какие-либо организации, даже негосударственные, в качестве помощника депутата Государственной Думы без поручения депутата? И получать еще на эти запросы письменные ответы?»

Алексей Березин в своем выступлении краток. «Мы полагаем, что заявления не основаны на законодательстве о выборах, в связи с чем просим суд отказать в их удовлетворении в полном объеме», – говорит он, сославшись на то, что с 25 июня по 14 июля ИКМО №15 в соответствии с законодательством осуществляла прием документов от кандидатов и не препятствовала гражданам в подаче этих документов. Представляющий интересы муниципального совета юрист Евгений Чулков сидит рядом с Алексеем Березиным и активного участия в словесных баталиях не принимает.

В общей сложности заседание, с учетом перерывов, длится около 10 часов.

В конце шестого часа настает очередь Виктора Березина отвечать на вопросы. Относительно последнего дня приема документов выясняются удивительные подробности.

«14 июля, в последний день приема документов, я находился по адресу: Верхняя, дом 6, и совместно с членами рабочей группы производил прием документов, и в этом помещении никого не находилось, – говорит Березин-старший. – По поводу приема документов по адресу: Сиреневый бульвар, 18, я могу дать пояснение со слов члена комиссии. В 18 часов в том помещении, которое было выделено для ИКМО №15, никого из кандидатов не находилось. Если кто-то из них и находился в помещении муниципального совета, членам комиссии это не известно».

Березин подчеркивает, что, возможно, какое-то количество кандидатов по адресу: Сиреневый бульвар, 18, и было, но они в помещение ИКМО №15 не обращались и не заходили. «А телепатическими свойствами, к сожалению, избирательная комиссия не обладает, – театрально разводит руками Березин-старший. – Может, со временем… Когда член рабочей группы Бутусова выходила из комиссии в 14 часов, к сожалению, ни у кого из находившихся в холле людей на груди не было надписи «Я желаю стать кандидатом муниципального образования». По другим признакам она определить это не смогла». Единственным человеком, который пытался «словом и делом» доказать, что является потенциальным кандидатом, был Шмаков, который, по словам Березина, набросился на Марину Бутусову. «Ваше заявление похоже на заявление на суде того убийцы своих родителей, который заявил, что его надо пожалеть, поскольку он сирота, – уличает Березин-старший злодея. – Поскольку вы своими действиями сорвали прием документов по адресу: Сиреневый, 18, сократив тем самым на 3 часа 15 минут время приема документов. Вы сами своими руками нанесли увечье члену комиссии и после этого идете в суд заявлять о своих правах!»

Заседание шло в таком духе с учетом нескольких перерывов с 11 утра до 9 вечера. В итоге у заявителей из трех свидетелей остался только один: корреспондент «Фонтанки» с позволения партийных юристов вошел в зал, чтобы посмотреть наконец на тандем Березиных в действии, и тут же потерял право свидетельствовать, Александр Лобановский покинул здание суда после пяти часов ожидания, и только Людмила Ксенофонтова честно выдержала в коридоре все семь часов. Судья Гребенькова и Алексей Березин подвергли женщину жесткому допросу. Когда Ксенофонтова рассказала о том, что в помещение ИКМО кандидатам не давали войти «охранники ИКМО», судья Гребенькова спросила: «А почему вы решили, что это охранники, и с чего вы сделали вывод, что это было с согласия муниципального образования? И какого конкретно должностного лица муниципального образования?» На вопрос судьи, охранники это были или все-таки полицейские, Людмила Ксенофонтова ответить не смогла.

«Почему вы считаете, что они действовали по поручению муниципального образования? – продолжала судья. – Это ваше умозаключение? Или вышел председатель и сказал в вашем присутствии: я вам поручаю производить вот эти действия? Вы пришли к такому выводу?»

«А может быть какой-то другой вывод? – удивлялась свидетельница. – Кто еще мог это поручить?»

«Суду не задают вопросов!» – отрезала Гребенькова. Иск рассыпался на глазах.

Всем заявителям было отказано.

А пока отец и сын Березины одерживали оглушительную победу над шестерыми несостоявшимися кандидатами в муниципалы, стало известно о заседании рабочей группы ЦИК, после которого Виктор Березин стал бывшим председателем ИКМО №15.

На этом заседании должна была рассматриваться жалоба Березина-старшего на решение петербургского Горизбиркома о прекращении полномочий четверых членов ИКМО №15 с правом решающего голоса. Заявления о добровольном сложении полномочий, написанные пятью членами комиссии, включая самого Виктора Березина, в Горизбирком принесла глава муниципального совета МО №15 Татьяна Бутусова. И председатель ГИК Алексей Пучнин собирался уволить всех пятерых. Однако Виктор Березин успел в последний момент подать новое заявление, которым отзывал старое. Успешно избежав освобождения от обязанностей, Березин начал кампанию по возвращению в ИКМО четверых уволенных. Свою жалобу в ЦИК он отозвал, так как обратился по этому же поводу с иском в городской суд Санкт-Петербурга. Но маленькая скандальная комиссия уже привлекла неблагосклонное внимание Центризбиркома. Рабочая группа сообщила председателю петербургского Горизбиркома Алексею Пучнину, что член ИКМО не может сначала написать заявление о добровольном сложении полномочий, а потом отозвать его. Не откладывая дело в долгий ящик, Горизбирком рассмотрел заявление Виктора Березина о сложении полномочий уже на следующее утро.

На заседании старшей комиссии Виктор Березин заявил, что решение Горизбиркома об удовлетворении его заявления о сложении полномочий по жалобе избирательницы Бороховой (которая, как выяснила «Фонтанка», находится в некотором родстве с главой муниципального совета Мариной Бутусовой) будет незаконным. 14 февраля 2014 года произошло заседание ИКМО №15, в повестке дня значился вопрос об информации по вопросу отзыва четырьмя членами ИКМО с правом решающего голоса своих письменных заявлений о сложении полномочий. За данную повестку дня, по словам Березина-старшего, проголосовали 9 членов избирательной комиссии, которые приняли к сведению информацию об отзыве обсуждаемых заявлений.

«Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы подавали заявление о выходе из состава ИКМО №15?» – спросил отца член Горизбиркома с правом решающего голоса Алексей Березин, ради такого дела посетивший заседание.

«Данное заявление было написано мною по настоянию главы муниципального образования Буяновой, в связи с тем, что она сказала, что только на таких условиях она будет рекомендовать меня на должность председателя ИКМО №15, – ответил Виктор Березин. – И действительно, после написания данного заявления без даты она обратилась в Городскую избирательную комиссию. Данное заявление было написано в январе 2014 года в помещении муниципального совета МО №15». Виктор Березин также сообщил, что намерений складывать полномочия у него при этом не было.

«Вы по принуждению писали данное заявление?» – спросил Алексей Пучнин.

«Да», – сказал Березин-старший.

«Входит ли в полномочия председателя муниципального совета Буяновой, с точки зрений закона, рекомендовать Горизбиркому вас председателем?» – уточнил член Горизбиркома Дмитрий Карасев.

«С точки зрения закона, это в ее полномочия не входит, – согласился Березин. – Но, к сожалению, у нас так многие рекомендации (как, например, председателя ТИКа) рекомендует глава района, сложившаяся практика такая у нас существует».

Тут Алексей Пучнин прекратил «перекрестный допрос».

«Ничего личного, – резюмировал Пучнин. – Мы не можем занимать позицию: я сегодня не хочу быть членом комиссии, а завтра снова хочу быть членом комиссии. Это не игра, это наше дело – выборы. Эти отзывы и заявления – дело, пахнущее технологиями».

На прощание Пучнин поинтересовался, каким количеством голосов членов ИКМО №15 было принято решение от 25 июля об обжаловании в суде увольнения Горизбиркомом четверых членов местной комиссии. Виктор Березин ответил, что это решение приняли шестеро.

«Трое написали заявления, что они не присутствовали на этом заседании», – выложил председатель Горизбиркома козырную карту.

«Назовите их фамилии», – потребовал Березин-старший.

«В суде обязательно назову», – пообещал Пучнин.

«Встретимся в суде», – огрызнулся бывший председатель ИКМО №15.

Уже через несколько минут Горизбирком назначил на освободившуюся должность Евгения Чулкова – того самого, который накануне скромно представлял в Выборгском районном суде интересы муниципального совета МО №15. Чулков не обрадовался вниманию прессы к своей персоне и на вопросы корреспондента «Фонтанки» попросил «оставить его в покое», с завидной скоростью скрываясь в лифте.

О Евгении Чулкове известно немного, но некоторый опыт в избирательных делах у него есть. Так, несколько лет назад он успел побывать членом ТИК №10. В июне 2013 года, уже завершив свою работу в ТИК, Евгений Чулков поучаствовал в суде, касающемся МО №15. Дело в том, что это муниципальное образование должно было назначить выборы еще в 2013 году, однако местный совет продлил себе полномочия, чтобы избираться в 2014 году на общей волне. Эсеры попытались оспорить это в Выборгском районном суде. Но выяснилось, что аналогичный иск уже подан, и принимать второй такой же суд не может. Рассматривала иск судья Гребенькова, и рассмотрение затянулось настолько, что все сроки возможных выборов в 2013 году прошли. Заявителем был именно Евгений Чулков.

Историю ИКМО №15 нельзя считать законченной. Во-первых, Санкт-Петербургскому городскому суду придется рассматривать иск ИКМО №15 к Горизбиркому, если не наоборот. Во-вторых, Чулкову теперь не позавидуешь: ему надо как-то принимать дела у Виктора Березина, которые, как уверены в Горизбиркоме, тот не захочет передавать. Ведь дела эти незаконченные.

Как стало известно «Фонтанке», в Выборгском районном суде есть еще одно заявление, касающееся ИКМО №15, – об отмене регистрации 11 зарегистрированных кандидатов в муниципалы, включая главу муниципального совета Татьяну Буянову. По мнению нашего источника, вдохновителем этого заявления может быть только экс-председатель местной комиссии.

«Никто, кроме Виктора Березина, до сих пор не знает, сколько кандидатов зарегистрировала ИКМО №15 и кто все эти люди, – говорит источник. – Березин выдал Буяновой и ее команде только удостоверения кандидатов, но не выдал решения о регистрации. Это может значить, что был некий заказ на устранение действующего муниципального совета и замену его другими кандидатами. Существует мнение, что в курсе событий могут быть вице-спикер ЗакСа Сергей Анденко и экс-депутат ЗакСа, а ныне судья Уставного суда Игорь Тимофеев». Источник подчеркивает, что война внутри МО №15 – не что иное, как подготовка к выборам в Законодательное собрание Санкт-Петербурга в 2016 году.

Отметим, что снять с выборов действующих депутатов муниципального совета, включая главу, пытался один из кандидатов, также действующий депутат в МО «Большая Охта». Там Алексей Березин представлял заявителя, «единоросса» Сергея Сахарова, в 9 судах и все их проиграл.

В территориальной избирательной комиссии Красногвардейского района ходят слухи, что Алексей Березин пытался снять с выборов команду Николая Паялина, у которого возник конфликт с депутатом ЗакСа Светланой Нестеровой. «В 2003 – 2004 годах Алексей Березин занимался юридическими вопросами в аппарате петербургского депутата Александра Морозова, который из Законодательного собрания ушел в Государственную Думу, – говорит источник. – На освободившееся в ЗакСе место избралась его помощница, Светлана Нестерова. Потом Березин-младший был начальником юридической службы «Справедливой России» в Москве у Сергея Миронова. Он участвовал в избирательных кампаниях в разных регионах: в Москве, Московской области, на Сахалине, в Ставропольском крае, в Ленинградской области». Между тем Виктор Березин отметился в Санкт-Петербурге на муниципальных выборах 2004 года в МО «Красненькая речка», после которых бюллетени, хранившиеся в подвале, "съели крысы". В 2011 году он ударно поработал в ИКМО «Петровский» на «муниципальных выборах губернатора» Валентины Матвиенко, которой нужен был муниципальный мандат в качестве билета в Совет Федерации. Кстати, Алексея Березина выдвинули в Горизбирком два муниципальных совета: «Красненькой речки» и не менее известного в последнее время МО «Пулковский меридиан».

«Отец и сын Березины – известные и опытные технологи, которые никогда не любили публичность, – отмечает источник «Фонтанки». – Но теперь им пришлось «засветиться».

Учитывая, что Виктор Березин лишился полномочий де-юре по собственному желанию, а не из-за роспуска нерадивой ИКМО, не исключено, что он вернется в избирательную систему города. Его нынешний крах в качестве председателя и замена половины местной комиссии новыми людьми никак не скажутся на судьбе несостоявшихся кандидатов в муниципалы МО №15.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор