18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:04 21.09.2018

Биохимия счастья и несчастья

От чего зависит счастье – от внешних обстоятельств или от внутренней «химии» человека? Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Однако биохимический механизм появления счастья описан, и ученые, как в "Футурологическом конгрессе" Лема, сегодня уже знают, как увеличить концентрацию гормонов удовольствия. Но что последует за этим? И возможен ли вечный кайф?

Биохимия счастья и несчастья

Все состояния человеческой психики, от любви до депрессии обеспечиваются химическими реакциями. Но химические реакции эти происходят благодаря разнообразным внутренним и внешним факторам. Поэтому однозначного ответа на вопрос «от чего зависит счастье – от внешних обстоятельств или от внутренней «химии» нет. Однако биохимический механизм появления счастья есть и может быть описан.

Зачем природа придумала любовь, счастье и эйфорию

Природа создала этот инструмент регулирования удовольствия для очень прагматичной цели – чтобы все плодились и размножались. Сам механизм в биологии называется «система положительного подкрепления» или «вознаграждения». Как у Павлова – собачка сделала то, чего от нее добивался ученый, и получила свою порцию вкусненького.
Когда человек делает то, чего от него хочет природа – то есть, размножается – он получает свой оргазм. А секс с презервативом – это вообще надувательство биологических механизмов. Размножения нет, а оргазм есть.
Естественно, у человека не все так однозначно, как у животного. Удовольствие он получает не только от секса и еды, но и от многого другого. Потому что для успешного размножения человеку, как существу социальному, нужны еще другие вещи – успех, деньги, слава. Отсюда и сексуальная привлекательность людей успешных, и удовольствие, которые получают ученые от решения сложных математических задач.
Любой успех, реализация начатого, достижение запланированного вызывает ответную реакцию системы положительного подкрепления и изменение гормонального фона человека.

Гормоны списком

Когда говорят «гормон счастья», чаще всего имеют в виду эндорфин. На самом деле, этих веществ гораздо больше. Они делятся на две группы: нейромедиаторы и нейромодуляторы.
«К нейромедиаторам относятся адреналин и норадреналин, дофамин, серотонин, гамма аминомасляная кислота, она же «гамк», ацетилхолин, окситоцин и другие. Нейромедиаторы отвечают за передачу нервного импульса в определенных структурах мозга, в результате чего человек и начинает испытывать различные, в том числе, и положительны эмоции. А нейромодуляторы увеличивают или снижают активность выделения этих самых нейромедиаторов в синапсах нервных клеток. То есть, эндорфин, как раз и относящийся к нейромодуляторам, действительно определяет, насколько сильным будет ощущение счастья. Но не сам, а опосредованно, через нейромедиаторы», поясняет Виктор Клименко, профессор, руководитель отдела физиологии им. Павлова института экспериментальной медицины Российской академии медицинских наук.

Если сказать все вышеизложенное простым языком – нейромедиаторы, такие, как норадреналин, дофамин, серотонин и т.д., - это проводники «удара счастья». А нейромодуляторы, как эндорфин, усиливают или ослабляют работу нейромедиаторов. Соответственно, интенсивность испытываемого счастья, эйфории, удовольствия, кайфа и всего подобного зависит от концентрации веществ обеих групп.
Недостаток их вызывает депрессию и прочие спецэффекты. Например, есть сератонинодефицитная депрессия, связанная с недостатком серотонина и сопровождающаяся снижением жизненной активности, апатией и подавленностью.
Аналогичным образом, «передозировка» веществ-регуляторов счастья может вызвать не только кайф, но и неприятности, например, тот же самый «серотониновый синдром» - это редкое, но довольно опасное заболевание, вызывающее гиперактивность, необоснованное беспокойство, спутанность сознания и нарушение координации движений.

Эндорфин и морфий

Сначала на практике открыли эффект, который дает морфий, и начали его использовать. И только потом наука открыла эндорфин. Поэтому его так и назвали – «эндорфин», что значит внутренний морфин. Экзогенный морфий и внутренний эндорфин – вещества, имеющие много общего в своем химическом строении, и в организме они воздействуют на одни и те же рецепторы.
Если утрировать, то человек - это такая фабрика по производству наркотиков в ограниченных и биологически необходимых дозах. Хотя это заявление и не совсем справедливо. Эндорфин конечно же, вызывает эйфорию. Но в первую очередь он является анестетиком.
«В организме нет ничего лишнего, - говорит Виктор Клименко, - и эти вещества, эндогенные опиаты, эндорфины, они жизненно необходимы для того, чтобы уменьшить ощущение боли. И воздействие этих веществ уместно и локально, и выделяются они и в нужной дозе».
Эндорфин – это сильнейшее обезболивающее, поэтому рекордсмены по выработке эндорфина – это роженицы и раненые солдаты. Когда резервы человека по выделению эндорфина иссякают и организм не справляется, применяются внешние обезболивающие, в самых жестких случаях – тот же морфий. А в прошлые века на вооружении медицины была настойка опия.

Адреналиновые наркоманы. «Бей или беги»

Так называют экстремалов – любителей попрыгать с парашютом или ловить волну с риском для жизни. Считается, что они провоцируют выделение в организме адреналина и от этого кайфуют.
Да, адреналин будоражит. Но сам по себе он не является психоактивным веществом. Он повышает тонус организма перед лицом опасности, активизирует мышцы и повышает частоту сердечных сокращений. От этого действительно можно получать удовольствие, но львиная доля той эйфории, которую испытывают любители экстремальных видов спорта, приходится на все тот же эндорфин.
Природа создала механизм выделения эндорфина и адреналина таким: допустим, животное попадает в водопад, падает со скалы или за ним гонится страшный хищник. Пока оно летит или бежит, организм повышает уровень адреналина, чтобы бежать быстрее или чтобы мышцы стали сильнее в момент приземления. Адреналин в организме отвечает за реакции типа «Бей или беги».
Но все же организм рассчитывает на самый худший исход. Поэтому вместе с адреналином выделяется эндорфин – чтобы при падении это животное не умерло от болевого шока. Животное падает, а человек с парашютом просто приземляется. Боли нет, и весь предусмотрительно выделенный организмом эндорфин уходит в эйфорию. Именно на такого происхождения кайф и подсаживаются «адреналиновые» наркоманы.
Мнение, что «адреналиновая наркомания» не вредна, естественно, ошибочно. Далеко не все любители адреналина доживают до старости. Кроме той, что иногда парашюты не раскрываются, есть и другие причины для их раннего ухода из жизни.
«У тех, кто, например, прыгает «на резинке», - поясняет Виктор Клименко, - начинается беда с сосудами головного мозга, от этого появляются аневризмы, развиваются разные формы патологий. Кстати, врачи выступают и против напитков, которые вызывают повышение уровня адреналина по тем же причинам».

Техника взлома мозга

Человеческий разум не устает искать способы «взломать» систему положительного подкрепления организма. Всех мучает вопрос – как же сделать так, чтобы получить кайф без усилий и без последствий.
Создать «таблетку эндорфина» не представляется возможным, так как эндорфин вещество химически сложное, и в желудке он будет расщеплен. Даже если попытаться вколоть его в кровь, все равно он не сможет проникнуть через гематоэнцефалический барьер, который предохраняет мозг от поступления «неразрешенных» веществ извне.
Хотя наркотические вещества, как это ни странно, через этот гематоэнцефалический барьер легко проникают. Но когда молекула морфия или героина воздействуют на рецепторы в мозге, она, во-первых, заставляет их мутировать. Рецептор-мутант уже не воспринимает эндорфин, ему нужен только морфий. Во-вторых, количество этого введенного извне вещества настолько велико, что естественный эндорфин перестает вырабатываться за ненадобностью. Отсюда происходят и ломки – когда организму срочно нужен эндорфин, но производить его самостоятельно организм разучился. И наркоману приходится снова вводить наркотик извне.
Учитывая токсичность наркотиков, нерасщепляемость их ферментами и необходимость постоянно увеличивать дозу для поддержания состояния удовольствия или хотя бы ради отсутствия ломки, век наркомана тяжел и недолог.
Взломать можно не только эндорфиновую, но и прочие системы организма, но тоже с неприятными последствиями. Систему дофаминового регулирования взламывают при помощи амфетаминов и кокаина. Кокаин нарушает систему обратного захвата дофамина, в результате чего дофамин, как неприкаянный, бродит среди синапсов нервных клеток и не однократно (как это происходит в нормальной ситуации), а многократно и постоянно их активизирует. Результат – состояние возбуждения и отравление организма.
Рецепторы, настроенные на серотонин, взламываются ЛСД и подобными веществами. ЛСД воздействует на рецепторы сильнее, чем серотонин. Результат – нарушение восприятия, галлюцинации и отравление организма.
«Все эти вещества – наркотики – токсичны: разрушаются почки, печень, мозг – и это только начало списка их воздействия на организм», - говорит Виктор Клименко. В общем, что бы химики из криминального мира ни придумали – везде будет фигурировать отравление организма, а кое-где – еще и стойкое привыкание.
Некоторые относительно здоровые способы воздействовать на систему положительного подкрепления все-таки есть, например, бананы с шоколадом способны повысить уровень серотонина. Но не до состояния удовольствия, а только в случае дефицита серотонина вследствие неправильного питания. Выделение эндорфина можно спровоцировать физическими упражнениями, например, растяжками, но эффект опять будет незначительным.

Судьба крысы

Самые известные эксперименты по искусственному продуцированию счастья – эксперименты на крысах. Эксперименты по электрическому стимулированию так называемых «центров удовольствия» мозга.
Нейромедиаторы действуют в строго определенных областях мозга – в лимбической структуре, где и вызывают электрический ток, активируя синапсы нервных клеток. Естественно, ученые предположили, что раз все дело в электричестве – то к чему все эти гормоны, химия и прочие прелести? Если можно просто вызвать в нужном месте электрический ток?
В определенные участки мозга крысы вживлялись электроды, а кнопка подачи тока выводилась на кнопку или педаль. Крыса – животное сообразительное, и через некоторое время она понимала, что именно нажатие на кнопку вызывает у нее ощущение кайфа. В результате зверушка отказывалась от еды и не переставая колотила лапой по кнопке или педали, получая чистый электрический кайф без посредников. В некоторых экспериментах крысы так и умирали – от истощения со счастливой улыбкой на своем крысином лице.
Виктор Клименко рассказывает, что в их экспериментах крысы все-таки выжили: «мы наблюдаем, что животное обычно предается этой утехе очень энергично – пол часа, в принципе, час, после чего, сворачивается в клубок и засыпает».
Электрические механизмы воздействия на мозг продолжают изучаться, например, сейчас ученые изобретают электронаркоз. Но изучают эти темы очень осторожно – судьба крысы пугает.

Вечный кайф

Не только вечного счастья не бывает, практически невозможно даже длящееся счастье.
«Счастье не длится долго, не только потому, что этому мешают какие-то обстоятельства, - поясняет Виктор Клименко, - просто человек привыкает, адаптируется. Даже есть такая теория – адаптационная теория счастья. Все наши эмоции - гнева, радости, огорчения, и особенно эмоция счастья зависят от того, как долго это счастье продолжается. Для того, чтобы счастье длилось, необходимо возобновлять стимулы, так называемые положительные аффекты. Желание поддержать ощущение радости и счастья психологи сравнивают с беговой дорожкой. Чтобы поддержать вот этот самый тонус, человек должен «получать» фактор, доставляющий ему счастье, все в большем объеме».
В общем, для продолжения счастья приходится каждый раз «увеличивать дозу» того фактора, которым это счастье обусловлено. А это, как известно, или невозможно, или очень вредно для здоровья.
Самый надежный способ испытать большое удовольствие – это чередовать его с отсутствием удовольствия. «Сама история человечества свидетельствует о том, что умные люди это понимали всегда, - рассказывает Виктор Клименко, - Например, религии, и христианская, и мусульманская, они все предполагают достаточно длинные, 40-дневные, и более краткие посты, после чего человек снова начинает получать ощущение радости от пищи и свободы. Иногда ограничивать себя -  это очень полезно»
Виктор Клименко предлагает только один способ недорогого и безупречного счастья, но счастье это несовместимо с разумом: «Есть рассказ у Марка Твена, там речь идет о том, что старик, который был глубоко несчастен, встречает человека, который предлагает ему счастье, счастье без ограничения. Подумав, старик соглашается. И этот человек, который оказался ангелом, лишает старика разума. И все оставшиеся свои дни старик проводит в сумасшедшем доме абсолютно счастливый. В своих видениях он встречается с друзьями, тратит виртуальные деньги, и ему хорошо».

И все-таки счастье, по мнению Виктора Клименко, зависит от внешних факторов. «Гормоны это только механизм реализации. Можно искусственно выбирать, находить такие методы, привычки, чтобы чуть-чуть приподнимать концентрацию этих гормонов. Но все равно состояние счастья зависит от жизни человека, от его воспитания и восприятия этой жизни».
 

Мария Евневич

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...