18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:23 23.07.2018

Город

18.04.2018 16:07

Видишь СПИД в России?.. А он есть

Вице-премьер Ольга Голодец заявила о «прорывных успехах» лечения ВИЧ/СПИД в РФ. Директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский рассказал «Фонтанке», что это ложь.

Видишь СПИД в России?.. А он есть

Илья Питалёв/Коммерсантъ

О прорывных успехах в лечении ВИЧ/СПИД в России вице-премьер Ольга Голодец заявила на открытии VI Международной конференции по ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и Центральной Азии. Форум начал свою работу в Москве. «У нас в лечении ВИЧ/СПИДа есть определенные прорывные успехи. На сегодняшний день женщинам, которые заражены ВИЧ-инфекцией, вполне возможно, и мы достигаем этого в 90% случаев, родить здорового ребенка. И это огромный успех, это прорывная история в нашей системе здравоохранения», – сказала заместитель Дмитрия Медведева.

По данным Голодец, сегодня в России насчитывается 943 999 россиян с диагнозом ВИЧ, но лечение получают только 346 тыс. из них. Вице-премьер отметила, что власти в России постоянно занимаются этой проблемой, приняты и действуют специальные программы.

В интервью «Фонтанке» известный защитник прав ВИЧ-инфицированных россиян директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский раскритиковал и официальные данные Ольги Голодец, и государственные меры по борьбе с ВИЧ. Всё плохо настолько, что об этом предпочитают не думать, уверен эксперт.

- Ольга Голодец говорит, что в России «прорыв» с лечением ВИЧ/СПИД. Неужели правда?

– Хочу Ольге Юрьевне сказать, что этот прорыв был достигнут уже тогда, когда Ольга Юрьевна еще руководила социалкой в Норильске. То есть лет 10 назад. Когда матерям дают терапию, они рожают здоровых детей. Цифры в районе 98%, а не 90%, как она говорит. А эти 2% – это значит, что женщина терапию не принимает. Никакого другого варианта нет. И по Москве, и по Санкт-Петербургу и по центральной России такие цифры. Голодец нам говорит только то, что написало ей Министерство здравоохранения. Это бессмысленные слова. До сих пор не признана в России эпидемия. Реальная цифра по заболеванию – 1,8 – 1,9 млн людей, которые живут с ВИЧ. Минздрав до сих пор не признает цифру даже в миллион, боится. 

 

Фото: Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора

Количество новых выявленных случаев ВИЧ-инфекции у граждан России в 1987- 2017 годах (© Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора).

 

- Голодец говорит, что в России почти миллион заболевших, но терапию принимает только треть. 

– Да, но никогда не произносится цифра "миллион". Видимо, она для них сакральная. Они думают, что если они произнесут ее, то придется объявлять эпидемию. Эпидемию объявлять все равно придется, она и без них идет. 

- А почему боятся объявлять?

– Боятся, что слово «эпидемия» распространится в СМИ, у людей начнется паника. И, наверное, им кажется, что в результате эпидемии им придется делать что-то специальное. А ничего специального они делать не могут. Действительно, она говорит, что из 943 тысяч только 346 тысяч постоянно получают антивирусную терапию. Скажи такое кому-то в Венгрии или Польше (я специально не называю нормальные страны), и люди будут на тебя смотреть с выпученными глазами.

- А в Венгрии и Польше как?

– Там около 90% лечащихся.

- А почему у нас-то так? Не хотят лечиться?

– Денег нет. Физически. Подумайте. Путин сказал новому кемеровскому губернатору: обратите внимание на ВИЧ. "Мы не хотим об этом говорить, но надо", – сказал Путин. На следующий день чуваку дали 600 миллионов рублей. Вы думаете, их напечатали? Нет. Их отобрали у других регионов. Например, у Санкт-Петербурга. Новых денег не выделяется, таблетки новые не появляются, цены на них никто не снижает. И физически некому лечить, нет врачей-специалистов.

 

Фото: Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора

Динамика показателей пораженности и заболеваемости ВИЧ-инфекцией населения Российской Федерации в 1987 – 2017 гг. 

К наиболее пораженным субъектам Российской Федерации относятся: Свердловская (зарегистрировано 1741,4 живущих с ВИЧ на 100 тыс. населения), Иркутская (1729,6), Кемеровская (1700,5), Самарская (1466,8), Оренбургская (1289,5) области, Ханты-Мансийский автономный округ (1244,0), Ленинградская (1190,0), Челябинская (1174,4), Тюменская (1161,2), Новосибирская (1118,8) области, Пермский край (1043,3), Ульяновская область (986,7), г. Санкт-Петербург (981,9), Республика Крым (949,2), Алтайский край (934,4), Красноярский край (914,8), Курганская (851,6), Томская (825,7), Тверская (782,6), Ивановская (777,6), Омская (715,0), Мурманская (685,0), Московская (678,2) области.

(© Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора)

- Эксперты говорили, что решение проблемы с лекарствами – централизованные закупки. Да, это экономия денег, но и замедление поставок лекарств больным. Это так?

– Это попытка найти что-то хорошее в чем-то плохом. Это не плохо и не хорошо. Это вообще никак. Неважно, кто закупает лекарство – регион или федерация. Главное – их закупать. А проблема в том, что их не закупают. Из той трети выявленных заболевших, которые лечатся, 98% лечатся полнейшим «г-ном». Тем, чем в Америке не лечат уже 20 лет. У нас выделяется 17 миллиардов рублей. Хотя я сторонник того, чтобы регионы занимались этим, потому что они лучше знают, что им надо.

- Если человек поймет, что лечиться он может только сам и не «г-ном», сколько денег ему надо?

– 25 – 35 тысяч рублей в месяц.

- А в целом «ВИЧ-диссиденты» наступают? Как меняется уровень грамотности россиян? В Петербурге минувшим летом 10 детей не получали лечение. Сейчас всего 4. Успех?

– Нет. Это статистическая погрешность для Петербурга, в котором проживают 5 миллионов человек. А ВИЧ-диссиденты появляются там, где отсутствует медицина нормальная. В Америке, когда людей не лечили, тоже были ВИЧ-диссиденты. Они там есть до сих пор. Когда человека не лечишь, а у него психологический шок и нет никакого контакта с системой социальной помощи просто потому, что такой системы не существует, он будет придумывать себе всевозможные симулякры. Так устроена психология человека. Если государство делает всё, чтобы с тобой не было контакта, ты уйдёшь во внутреннюю иммиграцию. В том, что есть ВИЧ-диссиденты, виновато государство. А государство вместо того, чтобы помогать и по-настоящему их лечить, оно с посыла того же Минздрава, подконтрольного Ольге Голодец, выпускает закон, запрещающий ВИЧ-диссидентство.

- Вы говорите про идею Минздрава штрафовать за призывы к отказу от лечения ВИЧ? Физическое лицо можно будет оштрафовать на 3 тысячи рублей, а юридическое – на 50.

– Да. Они, вместо того чтобы таким людям помогать, будут их ещё и наказывать! Это нормально?! Вы поскользнулись, а вас за это оштрафовали!

- А почему нуждающиеся в помощи не могут объединиться и требовать решения своих проблем? Вы говорите, что счёт идёт уже почти на 2 миллиона человек.

– Потому что в России отсутствует понятие «коммьюнити». Здесь никогда не было и нет никакой цеховой солидарности. В России все против всех. Поэтому у нас геи против геев, ВИЧ-позитивные против других ВИЧ-позитивных, либералы против либералов, фээсбэшники против фээсбэшников, губернаторы против губернаторов. Это в крови, в традиции. Объединиться невозможно.

 

Фото: Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора

Пораженность ВИЧ-инфекцией населения в Российской Федерации в 2016 г. (© Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора).

 

- Федеральный СПИД-центр накануне отчитался, что за год в России умерло на 4,5% человек больше, чем годом ранее. Объясните мне: если у нас «прорыв», почему людей умирает всё больше?

– Все логично. Людей становится больше с ВИЧ, а лечат их не больше. Соответственно, они умирают от СПИДа. Математика.

- Что должно произойти, чтобы Россия как член ООН выполнила взятые на себя обязательства и добилась показателей «90-90-90» (всеми членами ООН взяты обязательства к 2020 году выявить 90% инфицированных ВИЧ, из них 90% взять на антиретровирусную терапию и у 90% подавить вирусную нагрузку ВИЧ)?

– Россия не брала на себя обязательств, это цели. И там было про 2030 год. Россия говорит: ну да, мы тоже в этих целях. Только нам не нравится, что у вас разрешена заместительная терапия метадоном, нам не нравятся вся эта ваша пропаганда гандонов, беспорядочного секса. У нас будет свой путь. Мы будем рассказывать про крепкую семью, про Петра и Февронью... Они про крепкую семью и традиции говорят уже на протяжении последних пяти лет. Становится только хуже. Это очевидно. Лучше не будет, будет только хуже.

- Какой основной способ заражения сегодня? Официальная статистика констатирует, что половой.

– Неправда. Это попытка лживым, лицемерным образом дестигматизировать заболевание. На самом деле в России по-прежнему главный источник заражения – инъекционное наркопотребление. Это около 60%. И ещё 20% – это люди вокруг них, связанные с ними половыми контактами. Таких наркопотребителей в России никто не считает. Их никто не пытается социализировать, лечить. Их пытаются только посадить. Поэтому эпидемия растёт.

 

Фото: Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора

Распределение ВИЧ-позитивных в России по основным известным причинам заражения в 1987 – 2017 гг. (© Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора).

 

- Возникает сакраментальный вопрос: что делать?

– Не надо преувеличивать роль личности в истории, но и не надо ее преуменьшать. Пока в России не появился фонд «Подари Жизнь» и не появился центр Димы Рогачева (Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. – Прим. ред.), в реальности в России никто не обращал внимание на вопросы детской онкологии. А теперь детей лечат в 90% случаев. Пока в Москве не появился центр Нюты Федермессер (Центр паллиативной медицины (ЦПМ). – Прим. ред.), никто не обращал внимание на паллиативную медицину и на хосписы. А теперь обращают внимание ежедневно. То есть, наверное, действительно, физически должны появиться новые люди, в здравоохранении и в социальной сфере, которые будут по-другому относиться к людям. Думать не о себе, а о людях.

- Кто должен включиться в просветительскую работу с детьми, чтобы они понимали риски незащищённого секса, внутривенных инъекций? Патриарх Кирилл, Сергей Шнуров, Владимир Путин?

– Патриарх, может быть, и может, но я не знаю, какой хороший пример из своей жизни он сможет привести детям. В России очень опасно работать с детьми: что ни сделай, всё будет плохо, и тебя за всё осудят. В России нет секс-просвета, фактически он запрещён. В России дама, утверждённая в кабинете патриарха, руководит образованием. Натуральная номенклатура патриарха.

Есть научный факт. Ситуация исправляется, как только появляются нормальное человеческое секс-просвещение, заместительная терапия, декриминализация наркопотребления, признание наркопотребления болезнью, а не преступлением. И самое главное – социализация «наркотических» регионов. Людьми нужно заниматься. Ты не можешь, условно говоря, пойти и просто дать наркоману метадон. К метадону ты должен дать работу. Но её не дать, потому что никто этим сегодня не занимается вообще.

- Как возможный запрет на поставки импортных лекарств скажется на ситуации с ВИЧ/СПИД в России? Депутаты грозят ответить США на санкции тем, что лишат лекарств больных россиян.

– Всё просто. Исчезнут все нормальные лекарства. Их и так сегодня не очень много. Все хорошие препараты так или иначе сделаны именно американскими компаниями. Не всегда на заводах в самой Америке, но там точно больше 25% американского капитала. Нам говорят, что есть аналоги. Но эти аналоги не работают. Русские чиновники сейчас нагло врут, что к нам выстроится очередь из индийских производителей лекарств. Не будет никакой очереди! Если они реально сейчас пойдут войной на мировые фармацевтические корпорации, то они просто забанят все эти контракты с индусами. Они там точно так же принадлежат американцам. Мы вернёмся в СССР, когда ничего иностранного не было. Останется один аспирин. Даже не аспирин, а просто ацетилсалициловая кислота, ведь аспирин – американское лекарство. Ну, и йод с зелёнкой.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.