18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
15:08 15.11.2018

Город

28.03.2018 18:00

Щит уехал, долги остались

Мартовская забастовка на стройке петербургского метро может оказаться последней - руководство «СМУ-11 Метрострой» пришло к выводу, что любая остановка работ, согласно ТК, «угрожает законным интересам населения». Свои деньги часть рабочих так и не получила.

Щит уехал, долги остались

Петр Ковалев/Интерпресс

Сотрудники «СМУ-11 Метрострой», не выходившие на работу несколько месяцев из-за задержки выплат, требуют начислить им среднюю зарплату за эти месяцы. К делу подключились прокуратура и суд, а юристы компании, по словам работников, предлагают им поскорее уволиться по собственному желанию. 

Кульминация истории с задержкой зарплат в «СМУ-11 Метрострой» выпала на 6 марта. Тогда проходчики тоннеля Лахтинско-Правобережной линии от «Театральной» до «Горного института» остановили щит под Невой. Для метростроевцев это самый что ни на есть форс-мажор, хотя о своем намерении рабочие предупреждали заранее. Акция прямого действия, что называется, принесла плоды. Проходческий комплекс стоял немногим более суток, выплаты пошли через Федеральное казначейство, а 13 марта прокуратура заявила, что задолженность по зарплате погашена – всего более 100 млн рублей. 

«Фонтанка» писала о специфической ситуации на предприятии. Счета самого «СМУ-11 Метрострой» арестованы по требованию налоговой, так что для расчетов с сотрудниками пришлось привлекать службу судебных приставов. В отношении гендиректора компании Андрея Морозова возбуждены два уголовных дела – как раз по уклонению от налогов и по задержке зарплат. Забастовка стала последней каплей; до этого, еще в сентябре, многие сотрудники написали заявления о невыходе на работу в соответствии со 142-й статьей Трудового кодекса, и для некоторых в этом смысле ничего не изменилось.

«Мы не работали до забастовки щитовиков и не вышли после, так как нам не платят с сентября-октября и по сей день», – говорит Василий Просветов. По его словам, руководство компании не выплачивает те деньги, которые начисляются за время невыхода на работу. Между тем в статье № 142 ТК говорится, что «на период приостановления работы за работником сохраняется средний заработок». В прошлом году Просветов получил справку о задолженности за приостановку работы с октября по декабрь (около 130 тысяч). «В этом году таких справок уже не дают, – говорит он. – На февраль сумма 243 тысячи».

Андрею Мещерякову, как и остальным, перестали платить с сентября. «Я тогда уехал в отпуск с семьей на машине в Волгоградскую область и с трудом вернулся, мне пришлось там на месте подрабатывать, чтобы найти деньги на дорогу, – рассказывает он. – Походил какое-то время на работу, все понял и написал заявление по 142-й. В конторе они делят: зарплаты – это одно, а то, что начисляется за невыход, – другое, это нам обещают заплатить с какой-то мифической прибыли». Мещеряков подал иск в суд о взыскании задолженности в 285 тысяч рублей, предварительное заседание в Дзержинском районном суде пройдет на днях. 

Владимир Феофанов обратился в прокуратуру в декабре; из ответа ведомства видно, что задолженность по выплате среднего заработка за три месяца приостановки работы достигла 150 тысяч.

Эти деньги рабочий уже отсудил, мировой судья 200-го участка вынес соответствующий судебный приказ в середине февраля. Предстоит новый раунд. 

Опрошенные «Фонтанкой» рабочие утверждают, что в такой ситуации оказались не менее двух десятков человек на предприятии. В том, что выплаты за невыход отделяются от зарплаты, для руководства компании есть отдельный смысл: в той же 142-й статье ТК говорится, что «работник, отсутствовавший в свое рабочее время на рабочем месте в период приостановления работы, обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы». Если рабочие продолжают оставаться дома, им можно засчитывать прогулы и пытаться уволить по статье. 

«Рапорты в офисе лежат, но я подозреваю, что юрист не рекомендует им их пока подписывать, так как лишняя шумиха им ни к чему, – говорит Просветов. – Поэтому руководство пытается нас уволить, так сказать, по собственному желанию. Несколько человек уже это сделали после того, как им сказали, что увольнение по прогульной статье негативно скажется при трудоустройстве в другие компании. Мне именно такой вариант предложили, а на отказ начальник участка ответил, что отправит рапорт в контору. После этого разговора я написал в прокуратуру с просьбой разобраться в этой ситуации и восстановить по решению суда, если всё же уволят». 

Андрей Мещеряков также утверждает, что его склоняли к увольнению по собственному желанию: «Юрист говорил: мол, ваши дела очень долго идут, а вот мы всех, кто увольняется, рассчитываем». «Фонтанка» поговорила с уволившимся сотрудником «СМУ-11 Метрострой». Сергей Левадин, как и многие, воспользовался 142-й статьей еще в сентябре, но ушел с предприятия 7 февраля, его до сих пор не рассчитали. «13 марта упало 18 тысяч рублей, – рассказывает он. – Я  спрашиваю: мол, за что это? Мне говорят – 40% за невыход в сентябре. И все». 

«Если нам выплатят задолженность за эти месяцы, мы готовы хоть завтра выйти на работу, – говорит Владимир Феофанов, которому также пришлось вести аналогичные беседы с юристами. – Если нам скажут, что мы в «черном списке», – мы готовы уйти по соглашению сторон или по сокращению должности. Но если мы напишем «по собственному», это значит, что и наши требования будут рассматриваться во второй очереди, а не в нулевой, как сейчас». 

Из комментариев ОАО «Метрострой», заказчика СМУ-11, ситуация яснее не становится. «Денежные средства выплачиваются за выполненные работы согласно условиям договоров между нами и субподрядчиком, – говорят в компании. – Распределением заработной платы среди сотрудников занимается исключительно субподрядчик. Напоминаем, что ЗАО «СМУ-11 Метрострой» не является дочерней организацией, что не позволяет ОАО «Метрострой» вмешиваться в его внутренние процессы. Это касается не только распределения заработной платы, но и приема и увольнения сотрудников, а также многих других вопросов».

Директор «СМУ-11 Метрострой» Андрей Морозов был краток, но эмоционален; для начала попросил ему не звонить, но все же спросил, что интересует корреспондента. Услышав вопрос, высказался: «Никто никого не принуждает, это бред. Не будем об этом говорить, я не хочу это комментировать». 

Собеседники «Фонтанки» говорят, что нынешнее положение вещей может оказаться для руководства «СМУ-11 Метрострой» хорошим поводом, чтобы сократить штат. Судя по распоряжению от 22 марта, начальство вспомнило, что проходка, на которой полгода не платили рабочим, относится к особо опасным и техническим сложным объектам. А значит, забастовки и невыход на работу здесь вообще запрещены – согласно все тому же Трудовому кодексу. Остановка работ может привести к аварийной ситуации, «что угрожает законным интересам населения», – говорится в документе. Нехитрую мысль о том, что рабочие обязаны выходить на работу вне зависимости от оплаты, начальникам участков велено донести до подчиненных. И доложить о выполнении заместителю генерального директора, что характерно, Морозову Д. А. Следующее заседание по иску налоговой службы о банкротстве СМУ-11 назначено на 6 апреля.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор