Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:33 22.11.2019

Спорт

26.09.2019 13:06

Антон Понкрашов. От «Спартака» до «Зенита», от «кадиллака» до Бога

О том, как это — тренироваться под руководством бывшего тюремного надзирателя, о конфликте с главным тренером сборной России и куда лучше вкладывать деньги, – в интервью отделу спорта «Фонтанки» рассказал звездный новичок баскетбольного «Зенита» Антон Понкрашов.

Антон Понкрашов. От «Спартака» до «Зенита», от «кадиллака» до Бога

Антон Панкрашов//БК "Зенит"

Разыгрывающий Антон Понкрашов – один из самых титулованных действующих баскетболистов России. Он один из триумфаторов Евробаскета-2007 и обладатель бронзовой медали Олимпиады-2012. Спустя восемь лет Антон вернулся в родной для него Петербург. В последний раз он здесь выступал в 2011 году за «Спартак». Теперь он поможет «Зениту» не ударить в грязь лицом в дебютном для команды сезоне в Евролиге. 

– Вы в Петербурге. Какие чувства?

– Честно говоря, даже не могу передать все свои эмоции словами. Я поиграл во многих командах, и для меня это долгожданное возвращение домой. Нахожусь в предвкушении сезона и первой домашней игры.

– Что в первую очередь повлияло на ваш переход в «Зенит» – возможность играть в родном городе, участие в Евролиге или количество нулей в контракте?


– В первую очередь тренер. С Плазой (главный тренер «Зенита». – Прим. ред.) мы общались еще по ходу плей-офф в прошлом году. По тому разговору я понял, чего он от меня хочет, как он видит мою роль в команде. Ну и, естественно, играть в родном городе – это очень круто. На самом деле все совпало: уровень команды, тренер, Петербург. От этого невозможно было отказаться.

– То есть уже по ходу прошлого плей-офф вы предполагали, что УНИКС не будет продлевать с вами контракт?

– Я рассматривал такой вариант, но до последнего был уверен, что УНИКС оставит меня (в контракте у Понкрашова был пункт о продлении. – Прим. ред.). Но клуб в самый последний день, какой был возможен по договору, сообщил мне, что не будет этого делать. А узнал я это при помощи письма на электронную почту.

– До сих пор неприятно?

– Да, безусловно. Я понимаю, что это просто бизнес, но в любом деле нужно сохранять человеческие отношения. Тем более что я провел в Казани пять сезонов, а в последние два года был капитаном. С учетом этого как-то странно даже, что не позвонили мне. Я не вижу проблемы в том, чтобы набрать и сказать напрямую: «Окей, Антон. Мы тебя не видим в нашей команде на следующий год». Для меня такой подход гораздо важнее любых контрактов и цифр. Мне до сих пор никто из УНИКСа не объяснил, в чем же было дело. Зато мне много звонили болельщики и простые работники клуба. Они все говорили, что сами были в шоке и что очень расстроены моим уходом. Это было приятно. Это значит, что на протяжении пяти лет я все делал правильно. Наверное, ради этого мы и играем, чтобы у людей оставались какие-то положительные эмоции, когда ты уходишь.

Фото: БК "Зенит"

– Есть ощущение, что «Зениту» все время чего-то не хватает, чтобы сделать шаг вперед: бронза несколько лет подряд в Единой лиге ВТБ, неудачи в Еврокубке. Сейчас команде выпал шанс выступить в Евролиге – готов ли «Зенит» к такому уровню?

– Во-первых, когда тебе дают wild card, никто от такого шанса не будет отказываться. Во-вторых, вы говорите, что клубу чего-то не хватает, но забываете, что на сегодняшний день в Единой лиге ВТБ пять топ-клубов, между которыми сумасшедшая конкуренция: ЦСКА, «Химки», УНИКС, «Локомотив» и «Зенит». В такой ситуации третье место – это очень круто. Причем «Зенит» серьезно пошумел, в том числе и в последнем сезоне. Думаю, из-за этого клуб и получил wild card, потому что в Евролиге видят, что клуб продолжает развиваться. Все прекрасно понимают, что это будет трудный год. Евролига – это всегда тяжело. Мы не строим иллюзий, не говорим, что станем чемпионами. Наша основная задача – создать коллектив, который будет показывать игру с полной отдачей. А удастся ли нам выиграть при этом, будет решать Бог. Сейчас мы работаем над тем, чтобы создать классный коллектив. У нас очень интересная команда, очень интересный тренировочный процесс.

– Заметно ли по тренировкам, что главный тренер Жоан Плаза в прошлом работал тюремным надзирателем?

– За последние 20 дней Плаза прикрикнул на нас всего несколько раз. Дисциплина есть, и она на высоком уровне, но это не из-за того, что он ведет себя, как тюремный надзиратель. Просто собрался коллектив, который понимает, чего хочет тренер. Мы же не знаем, из-за чего он пошел работать тюремным надзирателем. У всех разные жизненные ситуации. Главное, что после этого он превратился в классного баскетбольного тренера.

– В волейбольном чемпионате России в прошлом сезоне произошла сенсация: впервые за долгое время чемпионом стал не казанский «Зенит».

– Точно. Мне несколько дней пришлось после этого Вербова (старший тренер казанского «Зенита». – Прим. ред.) утешать. Шучу, конечно, но этот финал всех удивил.

– Когда нас так же удивит чемпионат по баскетболу?

– Ох, не знаю. Каждый год все команды готовятся дать бой ЦСКА, но это сложно. Я сейчас пытаюсь вспомнить, сколько лет подряд ЦСКА выходит в финал четырех Евролиги? (Восемь лет подряд. – Прим. ред.). ЦСКА – это топ-клуб, который очень трудно обыграть в серии. Но уже в прошлом году было совсем плотно до стадии плей-офф. УНИКСу не хватило всего одной победы, чтобы закончить регулярный чемпионат на первом месте. Это показатель того, что конкуренция растет. Понятно, что это очень сложно, наверное, даже на грани невозможного, но команды с каждым годом становятся все ближе к ЦСКА.

– Что за ситуация между вами и сборной Россией? Недавно Артем Кузякин (бывший баскетболист «Зенита». – Прим. ред.) предположил, что у вас с главным тренером сборной России Сергеем Базаревичем существует конфликт и именно поэтому вас не вызывают.

– Это не так. Лично у меня не было открытого или даже закрытого конфликта. Просто он меня не вызывает.

– Насколько я понимаю, вы не готовы пойти на ту роль в команде, которую вам предлагает Базаревич.

– Нет, не совсем так. Мне вообще никакого предложения от него не поступает. В последний раз мы общались, наверное, в 2016 году. После этого у нас не было никаких контактов. Видел его пару раз на играх, но ни разу не было такого, чтобы мы пересеклись, пожали друг другу руки и поговорили. Все знают, какая ситуация из-за большого количества травмированных сложилась на чемпионате мира, но ни одного звонка от него все равно не поступило. Поэтому не было и вопроса о моей роли.

– Как думаете, у вас еще будет шанс сыграть за сборную?

– Хочу верить, что будет. Для меня сборная всегда была чем-то особенным, чем-то таким родным, куда всегда хотелось ехать. Это честь для меня – защищать свою страну. Я выиграл три медали со сборной: золото на чемпионате Европы в 2007-м, бронзу чемпионата Европы-2011 и бронзу на Олимпиаде-2012. Обидно, что мне искусственно закрыли дверь в сборную, несмотря на все мои заслуги. Если бы мой уровень не соответствовал или уровень конкурентов был бы выше, я бы сам не говорил об этом.

– Читал, что вы часто ностальгируете по своим победам в сборной.

– Дело в том, что Дэвид Блатт, придя в сборную, сделал команду, которая была семьей, в том числе и за пределами площадки. Любой, кто был хотя бы просто на сборах, становился частью этой семьи. Поэтому, когда ты видишь людей, с которыми ты там был, всегда в памяти всплывают разные истории. Очень круто, что в «Зените» я сейчас играю сразу с двумя из них – это Женя Воронов и Дима Хвостов.

– Новость о проблемах со здоровьем Дэвида Блатта сильно ударила по вам (врачи диагностировали у него первично-прогрессирующий рассеянный склероз. – Прим. ред.)?

– Конечно, это шок, но мы все знаем, насколько Дэвид силен характером, силен духом. Он всегда сам нас учил не опускать руки и никогда не сдаваться. Поэтому, когда он руководил сборной, многие команды не хотели с нами играть. Это реальная история. Все знали, что сборная России никогда не сдастся. Мы могли легко в предсезонке проиграть 40 очков кому угодно, но в официальных матчах мы бились до последнего. Это его черта характера, которую он прививал и нашей команде. Поэтому я более чем уверен, что и в этой ситуации он будет бороться до конца.

– Правильно ли он сделал, что решил продолжить работу несмотря на свой недуг?

– На 1000 процентов уверен, что правильно. Вне зависимости от того, чем ты болен, нужно продолжать работать, чем-то заниматься. Только концентрируясь на чем-то, ты можешь пройти через это. Если ты скажешь «все, я больной» и ляжешь дома, станет только хуже.

Фото: БК "Зенит"

– Вы рассказывали, что с возрастом стали по-другому относиться к своему телу и режиму. Какие изменения вы внесли?

– В России есть очень смешная теория, что в 29 ты еще молодой, а в 31 – уже старый. Я иногда называю сам себя старым, но это просто стеб, а многие мне об этом говорят всерьез, типа: посмотри, тебе уже 33 года! А я открываю составы на чемпионате мира и вижу там Луиса Сколу, которому 39 лет. На сегодняшний момент в спорте важен не возраст, а твое отношение к делу. Если ты профессионал и следишь за тем, как ты тренируешься, как ты питаешься, как восстанавливаешься, я не вижу преград, чтобы доиграть до 40 лет.

– В каком возрасте вы изменили взгляд на все эти вещи?

– Наверное, лет в 30. Я всегда очень много работал, проводил в зале большую часть времени. С годами я понял, что иногда важнее не то, как ты работаешь, а как ты восстанавливаешься. Перетренированность – это проблема. Теперь я слушаю свое тело, и если организм мне говорит, что хватит, я не будут перерабатывать. Если есть зоны, которые меня беспокоят, я уделяю им больше внимания. Многое что изменил в питании. Практически не употребляю алкоголь. Стараюсь убрать сладкое и сладкие напитки, но с этим пока тяжелее. Мучное вечером не ем.

– Хоккеист сборной России Артемий Панарин в одном из недавних интервью довольно подробно рассказал, куда он инвестирует деньги, чтобы после окончания игровой карьеры не остаться на мели. Вы что-то делаете для этого?

– Я отвечу немного по-другому. Дам совет молодым спортсменам, может, даже после окончания карьеры буду тренинги по этому вопросу проводить. Ха-ха. Понятно, что, когда человек получает большие деньги, вокруг всегда вращается много друзей, знакомых или вообще посторонних людей, которые предлагают разные бизнесы. Я сам, играя в Казани, получал кучу таких предложений. Человеку, который в этом не разбирается, они кажутся супервыгодными. Условно говоря, тебе предлагают вложить 100 рублей, чтобы через полгода получить сверху 50. Понятно, что такое просто невозможно, иначе все были бы миллионерами. И вот мой совет: никогда не слушайте этих людей. Если вы хотите куда-то вложиться, вкладывайте в недвижимость и не забивайте себе голову. Благодаря этому, когда вы закончите карьеру, вы сможете спокойно заниматься любым делом. Потому что любой бизнес нужно контролировать, иначе в 95% случаев ты окажешься либо банкротом, либо еще и должен останешься. Вот такой совет. Назовем его мини-лайфхак.

– Это совет из собственного опыта?

– Чего уж скрывать, я тоже вкладывался и пару раз обжегся при этом. Мне этого было достаточно, и я теперь понимаю, что у меня нет времени и возможности чем-то заниматься, кроме баскетбола.

– Слышал историю, как однажды вы пришли уже с деньгами в автосалон за Porsche Cayenne, а ушли оттуда с оформленным кредитом на более дорогой Cadillac Escalade. Что там случилось?

– Ты сейчас обалдеешь: продавец просто завел её. Это был «кадиллак» с шестилитровым двигателем. Я действительно шел за четырехлетним «кайеном», но меня в салоне перехватил управляющий: «А ты смотрел "кадиллак"?» Я такой: «Блин, у меня сейчас нет столько денег». «Ерунда, кредит же можно оформить». Машина стояла в отдельном помещении на третьем этаже. Там была крутая акустика, и когда он этот аппарат завел, это меня сломало.

– Сколько вам было лет?

– 22–23 года.

– Не жалели потом об этой покупке?

– Ни одного дня. Машина была – пушка. Все меня потом стебали из-за длины машины, говорили, что я езжу на гробовозке, но я ездил и кайфовал. Через 3–4 года я ее продал, потому что «кадиллак» оказался не готов к нашей зиме. С тех пор у меня немного изменилось отношение к деньгам.

– Жена повлияла?

– Ха. Нет, просто, когда ты становишься мужем и папой, ты понимаешь, что от тебя зависят другие люди, и если ты не принесешь деньги, они не поедят.

– Рассказывали еще, что недавно вы стали очень религиозным человеком.

– А вот это уже благодаря жене. Она меня подтолкнула на это все. Я был крещеным, но не относился серьезно к этому вопросу. Благодаря ей я начал углубляться в эту тему. Этим летом мы пошли на серьезный шаг: обвенчались. Теперь я понимаю, что вера способна на многое. Стараюсь жить по принципам, стараюсь не делать плохих вещей, посещать регулярно церковь, молюсь, прошу прощения у Бога.

– Пост тоже держите?

– До этого пока не дорос. Слишком большие нагрузки. Я общался на эту тему с батюшкой, и он дал мне добро на то, чтобы я ел без ограничений в пост, потому что это моя работа, и мое физическое состояние напрямую зависит от моего питания.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор