18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:42 20.08.2018

«Громкий мир» пока ещё совсем тихий

Выставку в «Лофт Проекте Этажи», которую организовала общественная организация помощи людям с ментальными проблемами «Аутсайдервиль», назвали «Громкий мир». Хотя этот мир совершенно тихий – кто же в открытую у нас рассказывает о своих психиатрических диагнозах, о своих переживаниях, не пряча лицо. Этого принято стыдиться. Это принято скрывать.

«Громкий мир» пока ещё совсем тихий

Сергей Нколаев /"Фонтанка.ру"/

Но в других странах наоборот. Даже проводятся марши MadPraid, которые можно перевести как «безумная гордость», когда люди выходят с плакатами «У нас у всех есть право на психическое здоровье», «Я так же ценен, как и другие». Примерно с такими плакатами регулярно выходят на улицы и те, кто посещают клубный дом в финской Котке – люди с психиатрическими диагнозами, проходящее там реабилитацию.

На выставке в «Этажах» работы двух финских фотохудожников Юхана Лаппалайнен и Жасмин Дарейя из клубного дома в Котке, а также россиянки Сары Герцман, которой помогает реализовать себя общественная организация «Аутсайдервиль».

«Громкий мир» пока ещё совсем тихий

Сара Герцман приехала из Москвы – на открытие выставки, а заодно пройтись по петербургским музеям и выставкам, вдохновиться, как она сама говорит. Остановилась у подружки Аси, с которой знакома уже много лет. У Аси тоже психиатрический диагноз, о котором она говорит открыто. Но, в отличие от Сары, у Аси непростые отношения с родителями, которые живут далеко. К тому же Ася несколько лет назад потеряла любимого человека.

Сара, говоря о себе, спрашивает, можно ли ей поблагодарить своего мужа, который сейчас в Москве, пишет диссертацию, во всём её – жену свою, поддерживает и помогает, а также следит, чтобы лекарства вовремя принимала. Они познакомились, когда Саре было 20, а ему 17 лет. Сара, которой сейчас 26, рассказывает о себе:

«У меня были плохие отношения в школе с одноклассниками, меня дразнили, унижали – из-за внешности, в частности из-за черных волос, широких бровей. Мне пришлось уйти из школы, доучивалась в частной, но психологические проблемы накапливались, к 20 годам после попыток суицида все выросло в шизофрению».

С двадцати лет Сара наблюдается у врачей, лечится. Начала рисовать в студии при дневном стационаре больницы. Рисует до сих пор. Сара после школы училась в вузе, но из-за здоровья пришлось уйти, сейчас закончила курсы при Музее современного искусства, куда поначалу тоже не хотели брать: «Узнали, что я выставлялась на «психиатрических» выставках, наверное, думали, что я буйная какая-нибудь. Но потом отношения наладились, я стала учиться, а теперь получила сертификат».

Сара рисует, делает коллажи, вышивки, не боится говорить о своем внутреннем мире, открыть свои переживания.

«Стигматизация психических заболеваний мешает социализации больных. В нашем обществе «стыдно» болеть даже депрессией, не говоря уже о чем-то более серьезном, как в моем случае – шизофренией. Люди возвышают тех, кто победил такие «благородные» заболевания как рак. Но шизофрения – это позорно, потому что, если окружающие узнают о том, что ты перенёс такое заболевание, тебя будут клеймить буйным, ненормальным, неадекватным. О моей проблеме знают только ближайшие друзья и родственники, потому что мне страшно. Страшно примерить на себя клеймо сумасшедшего, которого никто не будет воспринимать всерьез», – эти слова Сары стали эпиграфом к её работам на выставке.

«Участием в этой выставке я хочу показать миру, что такие люди как я, «психические инвалиды», могут быть частью художественного сообщества, им не чужды проблемы поиска творческого вдохновения, любви, экзистенциального озарения и кризиса. Я не уверена, что мы одним движением сможем победить стигматизацию, но это будет один из немногих шагов к этому и, я думаю, мы двигаемся в правильном направлении», – говорит Сара.

Среди работ финских художников потрясает и притягивает дневник Жасмин. Она многие годы страдала анорексией. Вот девушка сделала селфи – невозможно худая, в одном белье. Её дневник стал художественным актом – она рисовала его листы. Эта рукопись переведена на русский и распечатана – строгие чёрные буквы на листках формата А4. Жасмин пишет о своей болезни, как о чудовище, обращается к отцу и матери: «Моё заболевание не было вашей виной». Пишет, как постепенно она выбирается из ада анорексии и снова может ощущать радость жизни.

Финские художники не приехали из Котки в Петербург, в открытии выставки принимал участие Маркку Кярманиеми, руководитель Общественного объединения «Социально-психиатрическое общество Юго-Восточной Финляндии Какспю». Он рассказал, что в Котке нет психиатрической больницы, но есть Служба психического здоровья. НКО «Какспю» – общественное объединение, работает в Котке с 1998 года, помогает наркозависимым, людям с задержкой развития, психиатрическими проблемами. Его финансируют муниципальные власти, Европейский социальный фонд, также существует грантовая поддержка. Ещё деньги передаёт финское Общество игровых автоматов. В НКО «Какспю» есть два клубных дома – в Котке и Хамине. Это важная часть системы помощи людям с психиатрическими заболеваниями.

Клубный дом – не финское изобретение, а общемировой опыт. Все началось в 1948 году в США, когда несколько человек, выписавшись из нью-йоркской психиатрической клиники, объединились в группу самопомощи, назвав ее «Мы не одиноки» — We Are Not Alone (WANA). Группа со временем превратилась в сообщество, поддерживающее людей с психиатрическими заболеваниями. С помощью благотворителей через несколько лет группа приобрела здание и стала организацией под названием «Fountain House», ставшей моделью для клубных домов в разных странах мира.

Прежде всего, здесь нет понятия «врач-пациент», здесь есть члены клуба, которые каждый день проживают часть жизни в этих стенах. Каждое утро можно прийти к восьми часам на бесплатный завтрак – кофе и каша, а чтобы пообедать надо позвонить на ресепшен и записаться. Утром на специальном стенде расписано, чем будет заполнен день. Здесь есть кухня, где готовят сами, здесь есть офис, где работают сами, ведя документацию, принимая звонки, отвечая на письма. Здесь кафе, занятия музыкой, иностранными языками, «женский клуб», занятия физкультурой, занятия искусством. Каждое утро после завтрака пришедшие в клуб ставят задачи на день и выполняют их – в труде и общении. Здесь разные люди, которые поддерживают друг друга.

В Петербурге есть лишь один клубный дом «Феникс» – не имеющий своего помещения и финансирования, постоянно испытывающий трудности. «Громкий мир» – для нас пока ещё не громкий. О проблемах людей с психиатрическими диагнозами не хотят говорить, стыдятся. А серьезный разговор об искусстве таких людей случается очень редко – спасибо Эрмитажу, который эту тему регулярно ведёт, да нескольким галереям.

Галина Артеменко, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.