Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

05:44 23.08.2019

А судьям как?

Третий день все 22 районных суда Петербурга зарастают мусором, полы здесь не моют. У подрядчика попросту нет денег для оплаты работы уборщиц, электриков и сантехников.

А судьям как?

Кирилл Кухмарь/Коммерсантъ

Судебный департамент Петербурга пожинает плоды теплого отношения к любимому подрядчику. Спустя два месяца после заключения контрактов райсуды перестали обслуживаться и ремонтироваться, вышла из строя система видеонаблюдения. Предыдущий содержатель судебных помещений забрал все ключи к системам безопасности, в результате чего в Красносельском райсуде уже вышла из строя система видеонаблюдения. Отключен канал радиосвязи, по которому передавались данные о состоянии противопожарной защиты.

Во вторник, 29 марта, во всех 22 районных судах Петербурга, а также в двух военных гарнизонных судах полностью прекратились работы по уборке и содержанию, техническому обслуживанию внутренних помещений — инженерных сетей, оборудования — и аварийные работы по устранению повреждений кабелей, засоров, прорывов труб. Эту информацию «Фонтанке» подтвердил Павел Шахов, гендиректор фирмы «Каракка», которая выполняет все эти работы.

В прошлом декабре управление Судебного департамента в Петербурге заключило два контракта на 2016 год общей стоимостью 87 млн с фирмой «Стройотдел» Надежды Михайловой. Она, в свою очередь, передала весь объем работ компании «Каракка» за минусом 20% своей прибыли. Однако практически сразу же перестала оплачивать «Каракке» ее услуги.

«За январь "Стройотдел" заплатил нам 4,7 млн, остался должен еще 1 млн рублей. За февраль из 5,7 млн и за март из 5,5 млн не заплатили ничего. Деньги у меня закончились, зарплаты платить не из чего. Расходных материалов нет. Генподрядчик объясняет задержки финансовыми проблемами и блокировкой счета в банке, откуда деньги списываются в счет других долгов. Мы написали жалобу главе управления Судебного департамента, под ней подписались 87 наших сотрудников — плотники, электрики, сантехники, уборщицы. Мусор с позавчерашнего дня не вывозился. Противопожарные системы, видеонаблюдение, если что-то сломается, чинить будет некому», — рассказал Павел Шахов.

Реклама



Скачать документ Adobe Acrobat (PDF),858 Кб


Начальник управления Судебного департамента по Петербургу Валерий Силюков в своем письме «Фонтанке» был немногословен: «Обязательства, предусмотренные заключенным управлением Судебного департамента с ООО "Стройотдел" контрактом, выполняются». Хотя из документов, которые имеются в распоряжении «Фонтанки» (контракты со «Стройотделом» и его субподрядные договоры с «Караккой»), следует, что «Стройотдел» своими силами никаких работ практически не ведет.

Как сообщили «Фонтанке» три не связанных друг с другом источника, управление Судебного департамента по Петербургу теперь пытается нанять новую фирму Надежды Михайловой, не обремененную долгами. Якобы подписано некое допсоглашение к контракту со «Стройотделом», согласно которому деньги отныне, минуя эту фирму, пойдут в компанию «Ленспецторг». Валерий Силюков планы по переводу денег в «Ленспецторг» оставил без комментариев, отметив лишь, что на сегодняшний день никаких договоров с ней не заключено.

Компания «Стройотдел» заслуживает отдельного внимания. В декабре петербургское управление Судебного департамента наряду с официальными контрактами заключило с ней странный договор о противоаварийном обслуживании районных судов. Во-первых, он был заключен без конкурса, хотя это разрешено только в экстренных ситуациях (например, когда авария уже произошла), либо сумма договора не должна превышать 100 тыс. рублей. Контракт «Стройотдела» стоит 5,9 млн рублей за один месяц (71 млн в год). Во-вторых, на сайте госзакупок его нет, как и самой закупки, хотя заказчик обязан был его опубликовать. На договоре, который имеется в распоряжении «Фонтанки», нет даже номера.

Глава управления Судебного департамента Валерий Силюков пояснил «Фонтанке», что публикация извещения на сайте госзакупок не требовалась, и сослался на часть 2 статьи 93 закона № 44. Однако в указанной части, состоящей из одного абзаца, ничего не сказано о таком праве госзаказчика, а описан лишь один из случаев, когда заказчик может заключить договор с фирмой как с единственным поставщиком (в обход конкурса).

В январе Валерий Силюков тоже общался с «Фонтанкой» на эту тему (http://www.fontanka.ru/2016/01/19/014/). Он утверждал, что договор со «Стройотделом» будет исполняться безвозмездно, и предлагал повнимательнее почитать его текст. Ничего подобного в нем, тем не менее, не оказалось: там четко прописана стоимость работ. Теплое отношение госструктуры к бизнесу Михайловой участники рынка объясняют по-разному. Одни склонны видеть за ее спиной высокопоставленных работников Совета Федерации, другие — владельцев некогда одной из крупнейших охранных ассоциаций «Торнадо», третьи — родственные связи с работниками департамента. Ни одну из версий «Фонтанке» подтвердить не удалось.

Финансовое положение «Стройотдела», похоже, действительно подкосилось. За весь 2015 год к фирме было подано исков на 59 млн рублей, а за три месяца 2016 года — уже на 70 млн. Кроме того, Комстрой хочет расторгнуть с ней контракт на строительство за 263 млн рублей школы на Малой Бухарестской улице. В ведомстве подтвердили наличие проблем, уточнив, что уведомления о расторжении пока не направляли. Школа готова на 75%, и субподрядчики, которые занимаются отделкой, прекратили работу. «На стройку перестали поставлять материалы, работать не с чем. Есть также задержки по оплате наших услуг. Сидим ждем», — сказал владелец ООО «Развитие» Геннадий Сухинин.

Реклама


Отметим, что у компании есть также крупный контракт на проектирование в 2016 году за 731 млн корпуса для филиала Военного научно-учебного центра ВМФ в Пушкине. Заказчик — Главное управление обустройства войск Минобороны — спустя два месяца после подписания контракта уже подал иск о взыскании с фирмы 53 млн.

Проблема обслуживания районных судов содержанием и ремонтом не ограничивается. Дело в том, что до 2016 года эти работы выполняла всеволожская группа компаний «Волна». С приходом «Стройотдела» прежний подрядчик забрал ключи доступа к компьютерным программам системы безопасности. Это привело к тому, что в Красносельском районном суде вышла из строя система видеонаблюдения «Интеллект», у которой истек срок действия ключа. Кроме того, лицензия на работу системы принадлежит «Волне», в результате чего «Стройотдел» не может вносить изменения в программу или перенастраивать ее.

«Аналогичная ситуация [как в Красносельском суде] может возникнуть в любом из судов, где установлена система видеонаблюдения Интеллект [в 24 судах]... Срок действия лицензионных ключей может быть прекращен в любой момент, что вызовет выход из строя систем видеонаблюдения», — пишет глава «Стройотдела» Надежда Михайлова руководителю управления Судебного департамента Валерию Силюкову. Для решения проблемы Михайлова предлагает изъять ключи у «Волны» либо полностью заменить ее во всех судах, однако на это потребуются бюджетные деньги.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Но и это не последняя проблема. Прежний подрядчик использовал УКВ-радиостанции для своевременного информирования оперативного дежурного (и МЧС) о состоянии систем противопожарной защиты. По требованиям МЧС, эти станции нужны на случаи чрезвычайных и других ситуаций, когда в здании суда включают «глушилки» мобильной связи. Теперь этого радиоканала больше нет, так как «Волна» вывозит свои радиоэлектронные средства.

По информации «Фонтанки», «Стройотдел» сейчас пытается нанять работников «Волны», чтобы они что-нибудь придумали с системой безопасности. Нанимает фирма и работников «Каракки» — напрямую, чтобы выполняли обязанности по уборке и техобслуживанию помещений и коммуникаций. По оценкам директора «Каракки», около 20 человек от него уже перешли в «Стройотдел».

Александр Аликин,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор