Рынки и мигранты

Власть российская долго прятала голову в песок, а сейчас проявляет безудержную активность в борьбе с незаконной миграцией, смешивая все проблемы в одну кучу. На самом деле она не решает ни одной из них. Зато создает новые.

0
Ксения Потеева
Ксения Потеева
ПоделитьсяПоделиться

Власть российская долго прятала голову в песок, а сейчас проявляет безудержную активность в борьбе с незаконной миграцией, смешивая все проблемы в одну кучу.  На самом деле она не решает ни одной из них. Зато создает новые.

Начало  новой пьесы, разыгрываемой российской властью, наблюдал из-за кордона. Из Литвы. Устроившийся на работу в одном из тамошних санаториев белорусский врач так прокомментировал последовавшие зачистки после всем известного события на Матвеевском рынке: «Ну, кажется, у вас за этих наконец-то взялись». Поспешил остудить его оптимизм. Мол, все это организовано в рамках предвыборной кампании господина Собянина, делается попытка перехватить инициативу у Навального. Пройдет то, что называется выборами, и все сойдет на нет.

Однако дальнейшие события показывают, что кампания – кампанией, но она тоже не конечная цель, а скорее хороший предлог для дальнейшего расширения силового поля российской власти. Хотя казалось бы: куда уж тут расширяться! И так все вокруг людьми в формах с какими-то лычками наводнено. Оказывается, есть куда. Пока система государственного насилия не лопнет от внутреннего перенапряжения страны под бременем ее содержания, и главное - ее активности, она будет расти.

Интерес ФМС
    
ФМС играет пока второстепенную роль в иерархии российских силовых ведомств. Это-то ей и обидно. Даже размещающая в обратном порядке полосы российского флага ФСКН более влиятельна. И тут такой шанс выпал! Впрочем, шанс шансом, но вряд ли в ведомстве не готовились к нему заранее. Только уж очень наивный человек может думать, что озвученные им планы по развертыванию более 80 лагерей (у многих тянется рука написать концентрационных, что по смыслу этого прилагательного отвечает реальности) и увеличения числа работников более чем на 3 тысячи не разрабатывались заблаговременно и ни с кем не согласовывались предварительно. Другое дело – насколько полно эти планы воплотятся в жизнь.

Любая бюрократическая контора имеет своей целью рост ради получения большего бюджета. Однако этот рост надо оправдать, как перед принимающим решения высшим государственным руководством, так и, желательно, перед обществом. Когда, к примеру,  ФСКН желает расти, то пугает всех повальной наркотизацией школьников, а под прикрытием этого шума проталкивает законы о принудительном лечении наркоманов и уголовной ответственности за употребление наркотиков. Иначе говоря, готовит из части общества будущих клиентов, занося их деятельность из ненаказуемой в разряд преступной. У ФМС положение даже лучше: нелегальные мигранты – это готовые преступники.

Предположим, что все, к чему стремится ФМС, сбудется. Каковы последствия? Во-первых, нелегальный мигрант, работавший за гроши и живший на них, становится бюджетником. Кто-нибудь подсчитывал, во что обходится дневное пребывание его в подмосковном кемпинге с гречкой и сосисками? Не забудьте, кстати, включить сюда стоимость содержания его охранника и прочие накладные расходы.

Во-вторых, отдельно посчитаем затраты этапирования на родину.  Во Вьетнам теплушки не отправишь, придется самолетами вывозить. Сколько стоит один билет до Ханоя из Москвы?  А тут москвичи в СМИ пишут, что в последнее время к ним и из Бангладеш все больше едут. Будем заказывать пароход до Калькутты?

В-третьих, учтем, что распухшее ведомство не сможет оставаться без работы. Если представить, что численность его целевого контингента его же трудами сильно снизится, то кем-то эти лагеря все равно надо будет заполнять. Логично задать вопрос: кто будут эти «кем-то»? Может быть, граждане РФ, не зарегистрировавшиеся в отведенные сроки на территории проживания?  Напомним, что новый жесткий закон о регистрации наш «штамповочный цех», скорее всего, выдаст до конца года.

Наконец, если издержки найма нелегального труда вырастут, то часть их непременно ляжет на всех, кто пользуется его услугами. Например, стоит вспомнить о квартплате. Или стоимости квадратных метров новостроек.  

Рынок труда

Справедливо сейчас пишут, что решить вопрос с нелегальной миграцией очень трудно в нашем сверху донизу коррумпированном государстве. Однако не будем все сводить к этому обстоятельству. Возьмем США. Там вопрос о нелегальной миграции стоит не менее остро. О Западной Европе уже и не говорю. Так в чем тут дело?

Дело, как ни странно, в доступности высшего образования. В США, и особенно в Европе, это еще усугубляется пособиями по безработице. В 1990-е гг. Россия пошла по пути европейскому в его самом худшем варианте и сделала высшее образование всеобщим. О последствиях этого шага для самого высшего образования я не один раз писал на «Фонтанке». Но есть и последствие для рынка труда в целом: физический труд стал уже прочно ассоциироваться с презренным занятием рабов. Те, кто работает руками на стройках, в городском хозяйстве или даже водит общественный транспорт, стали восприниматься «коренным россиянином» примерно так, как в Индии шудра воспринимается брахманами.

Куда же идут новоявленные «брахманы»? С дипломами каких-нибудь факультетов менеджмента они оккупируют офисы не жалеющих денег фирм, разных государственных и полугосударственных структур. И, конечно же, в силовые ведомства. Мы по числу работников МВД на одну тысячу жителей уступаем разве что Израилю, но, поднимаясь по эскалатору в метрополитене, каждый раз слышишь призывы от этого ведомства: требуются, требуются, требуются. Ну а та же ФМС – чем не место для карьеры? Юрфаков теперь - что грязи. Обзаведись дипломом – и вперед!
Не знаю, как у кого, а у меня лично особое раздражение вызывают охранники в метро, целый день уныло пасущиеся у своих стеклянных комнаток с аппаратами и от нечего делать время от времени проверяющие багаж пассажиров. Только не говорите мне, что они предотвращают теракты.   

Называют цифру: 10 млн нелегальных мигрантов трудятся в России. Правда, никто ее по-настоящему не проверял, но примем за истину. И даже в таком явно завышенном варианте наши силовики всех мастей составляют не менее трети этого контингента. Если к ним присоединить избыточных служащих разного рода контор и т.п., то полагаю, что получим цифру, не так уж далекую от этих 10 млн.

«Брахманы» чаще всего выражают недовольство незаконными мигрантами. Однако, не будь их, многие из высших каст почувствовали бы себя не столь комфортно. С одной стороны, высокие прибыли компаний от эксплуатации бесправного контингента – финансовая база для взяток контингенту, который «в праве». Да и сами эти мигранты в личном их качестве выжимаются низовым слоем силовиков. С другой стороны, компании, где работают гастарбайтеры, платят налоги, часть которых тоже перепадает «брахманам» по официальным каналам. Об убранном мусоре и снеге я уже и не упоминаю.

Это вовсе не защита нелегальных мигрантов. Просто люблю периодически окунать «мордой в грязь» (в реальность) тех, кто сидит на вершине «пищевой цепочки» и полагает, что его блага берутся ниоткуда. Разумеется, вклад этих мигрантов – далеко не решающий (нефтегазовая рента, несомненно, важнее), но достаточно значимый.  
    
А что в итоге?

Заметим, что в нашем обыденном восприятии нелегальные мигранты нередко путаются с гражданами России из северокавказских регионов. С ними связаны и исходные события в Москве с проломленным черепом человека из МВД. Но это другая тема - колониальное наследие России. Граждане же с Северного Кавказа дворниками не работают; они держат рынки и еще много чего.

Российский плебс  в рабочие не пойдет. У молодых есть диплом. У более старших – кое-какая работа. Да и как «гордый римский гражданин» возьмется за позорный труд невольника!

Когда-то гастарбайтерами была так называемая «лимита»: молодежь из глубинки славянских национальностей. Теперь молодежи там почти не осталось. У среднего возраста – алкоголизм, а из пожилых какие работники-мигранты! Им пенсии и огорода с картошкой вполне хватает.  Нередко они еще и содержат алкашей средних возрастов.

Россия, как ни странно, в плане рынка труда все больше напоминает богатые нефтяные эмираты: местные там заняты непыльной работой (если вообще чем-то заняты), трудятся индийцы и пакистанцы. Во всяком случае, в Москве структура занятости уже почти не отличается от такой модели.

Долго ли это продлится? Некоторые полагают, что пока есть, чем платить нелегалам. Иначе говоря, пока цены на нефть и газ создают привлекательный для них рынок труда. Увы, опыт других стран показывает: те, кто проник внутрь, в массе своей не уйдут отсюда никогда. Даже при значительном падении этих цен. На одного высланного придется как минимум один всеми правдами и неправдами въехавший. Мигранты уже создали сеть, которая втягивает сюда тех, кого они очень хотят втянуть.

Несмотря на все националистические пароксизмы, у России нет выхода. Неуклонное сокращение народонаселения – это ее судьба. Ну а природа, как известно, не терпит пустоты. У тех, кто лупит бейсбольной битой по прилавкам с фруктами, детей будет куда меньше, чем уже есть у гоняемых продавцов. А значит, эффект вытеснения продолжится.

И последнее: в этой констатации факта нет никаких эмоций. Ни положительных, ни отрицательных. Биолог же не плачет (и не смеется), если видит, что один вид муравьев постепенно завоевывает территорию другого.  

Андрей Заостровцев, специально для "Фонтанки.ру"

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...