Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

14:20 11.12.2019

Спорт

27.11.2019 11:34

Ярослав Ракицкий: Сказал, чтобы Магомед не подходил ко мне с поцелуями. Я стесняюсь

Насколько тяжело переехать из Донбасса в город-герой, как играется в паре с Браниславом Ивановичем и что делать с поцелуями перед пробитием штрафных ударов: отдел спорта «Фонтанки» умудрился поговорить с украинским вице-капитаном «Зенита», который с одной стороны новичок, а с другой — уже лидер команды.

Ярослав Ракицкий: Сказал, чтобы Магомед не подходил ко мне с поцелуями. Я стесняюсь

Ярослав Ракицкий

Мы с Ивановичем не медленные, от нас так просто не убежишь

- Вы пришли на интервью после теоретического занятия. Что рассказывали?

– Готовимся к «Лиону». Детали? Какие детали! Нам выигрывать надо.

- Быстрая и понятная задача. Футболисты не очень любят теорию?

– Любят, если это обсуждение и разбор игры.


- Какие были самые тяжелые теоретические занятия в вашей карьере?

– Ууу, это было в Донецке с тренером Луческу. Разбирали игру с «Барселоной». 90 минут мы смотрели игру + остановки для разбора. Это была игра в Лиге чемпионов. Было трудно в 

моральном и физическом планах. 

- Футболист же не делает заметки, в одно ухо влетело, а из другого вылетело?

– Ну почему же, смотришь свои ошибки и пытаешься их больше не повторять.

- Существуют футболисты, которым нравилась теория?


– Нет, таких не знаю.

- Вы центральный защитник. Позади только вратарь. Цена ошибки велика. В партнерах у вас Бранислав Иванович: мягко скажем, опытный рейвер. Насколько вы с ним быстро наладили контакт в центральной зоне?

– Да, Иванович опытный футболист, с большим багажом. Мне с ним легко, а вот как ему со мной – это у него надо спросить.

- «Зенит» – один из тех клубов РПЛ, которые пропустили меньше всех мячей.

– Есть к чему стремиться: вообще не пропускать.

- При этом считается, что в идеальной паре центральных защитников должен быть один опытный защитник, условный Иванович или Ракицкий, а вторым — молодой и резкий. В «Зените» удивительный центр: 2 опытных, но не самых быстрых футболиста, тем не менее прекрасно справляются со своими задачами.

– Да мы не медленные. От нас так просто не убежишь. Плюс есть какая-то взаимосвязь между Браниславом и мной. Он мне подсказывает. У нас все отработано и по щелчку.

- Вы с ним по-русски разговариваете, да?

– Да, Иванович хорошо говорит, есть акцент небольшой и все.

- У болельщиков есть наблюдение, что в какой-то момент вы начинаете активно размахивать руками. Это примерно начинается на минуте 67-72. Болельщики объясняют это тем, что вы не очень довольны тем, что происходит на поле. Так ли это?

– Это эмоции. Бывают моменты, когда нашего игрока ударили, и судья не показал фол. И я так поддавливаю на арбитра. В целом же я не вправе говорить нашим игрокам какие-то футбольные аспекты, что правильно, что неправильно. Максимум — что-то подсказать. 

- Жирков слева или Сантос слева в обороне? С кем вам спокойнее?

– Мне кажется, у Юры самая лучшая левая нога, которую я видел. Как он передачи делает, забивает – фантастика. Дуглас – молодой парень. Большой объем дает, хороший пас, двигается с мячом. Главное, чтоб им хорошо игралось со мной. Если им хорошо, значит мне хорошо.

- 3 центральных или 2 – это два разных вида спорта?

– Спорт-то один. А играть в него лучше в 2. Всю жизнь так играл.

- Понятно, что схема с 5 игроками обороны – это значит, что тренерский штат хочет поплотнее. Казалось, что должно легче становиться.

– Бывает по-разному: если мы сидим в обороне, то так легче. А если на поле «качели», то мы — центральные защитники — тоже выдвигаемся вперед. Могут быть ситуации, когда теряешь зону, а её ж надо страховать — проблемы. Когда играем в два центральных защитника, то все понятно.

- Барриос в Казани долго не выходил из раздевалки: вся команда его ждала для ритуальных обнимашек. Шутили, что он от холода не хотел выходить на второй тайм.

– Он очень замерз. Жаловался, что у него ноги отказывали. Для него это впервые.

- Недавно «Зенит» играл в Туле с «Арсеналом». И там в какой-то момент в самом конце матча вы стремительно несколько раз вырывались вперед, вплоть до чужой вратарской. Это была тренерская установка или вы такой кураж поймали?

– Да нет, были свободные зоны, я подключался. В целом мне не запрещают бежать вперед.

- То есть нет установки «дальше центрального круга не подниматься»?

– Нет, конечно. Это то же самое, что запретить в футбол играть.

- Я подозреваю, вы впервые столкнулись с тем, чтобы вас целовал мужчина перед пробитием штрафного.

– Конечно. Я уже сказал, чтобы Оздоев не подходил ко мне. Я стесняюсь.

- И при этом я знаю, что футболисты очень суеверные. Насколько вот этот элемент фарта с поцелуем присутствует?

– Ну да, 3 гола забил. Тут Магомед снова подходил, пытался поцеловать. Но я сказал, что не надо, дай бог – сам так забью, без поцелуя.

- У вас фантастический удар со штрафного. Это тренируется или это то, что у вас в Першотравенске выросло, то и выросло?

– Это и годы тренировок: после них еще остаешься заниматься, побить через стенку . Да и сам бог дал, природное. Сейчас раза 2-3 в неделю остаюсь после тренировки, бью через манекены. Как долго? Да недолго. Сейчас погода такая — побил раза 3, и пальцы отмерзли.

- В прошлом сезоне в зимнее трансферное окно три новичка пришли: Барриос, Азмун и вы – центральная ось по сути. И «Зенит» так уверенно и ловко прискакал к чемпионству.

– Ну как. Пришли три парня. Тренер объяснил, что надо им делать. Одному – забивать, второму – выиграть, третьему – с обороной справиться. И всё сложилось. Ребята нас поняли, и мы – их. Связь образовалась – и хорошо. Чемпионат действительно хороший, серьезный. Нет легких соперников: каждый матч нужно стараться, иначе поедешь домой без очков. Сейчас такая пора, что уже все подуставшие морально и физически. Самое главное – это брать 3 очка.

- Сейчас такой отрезок – 4 игры у «Зенита» за достаточно короткий отрезок. Насколько тяжело? Насколько успеваете восстановиться?

– Все хорошо. До игры еще 2 дня, а я уже физически хорошо себя чувствую, успел восстановиться после матча с «Рубином». И команда также.

- «Зенит» в Лиге чемпионов попал под каток немецкого «Лейпцига». При этом в свете результатов матчей «Лейпцига» в чемпионате Германии «Зенит» выглядел еще неплохо. Семь голов не пропускал.

– Да, это сильная команда. 2 игры мы проиграли. У нас еще остались 2 встречи в группе. Самая важная – это в среду, сегодня. Берем 3 очка и уже начинаем строить планы на выход в плей-офф.

- Задача выходить в плей-офф Лиги чемпионов? Не Лиги Европы?

– Конечно.

 - Вы уже играли против «Спартака»? Впечатления как от игры «Динамо» (Киев)-«Шахтер»?

– Да, ажиотаж сумасшедший. Море болельщиков, полный стадион. Тут даже мотивировать не надо. Ходить, биться, драться, показывать игру и заработать 3 очка. 

- Бывало в вашей карьере, когда товарища по команде персонально обкладывают половыми органами болельщики соперника? 

– Такого не встречал.

- По вашим ощущениям, это больше Дзюбу злит или расстраивает?

– В сборной – расстроило 100 %. Он же капитан сборной, лидер. Мне кажется, болельщики должны относиться к нему уважительно как минимум. Дзюба же никому ничего не говорит, забивает голы, помогает команде. 

Сборная Украины и без меня играет хорошо

- Вот вы попали в новый футбольный коллектив. При этом Толю Тимощука вы знаете, начальник команды Женя Кошелев тоже украинец, Сергей Богданович пусть и сделан в Советском Союзе, но сам из Луганска. Насколько легко входилось?

– Очень легко. Познакомился со всеми, парни все хорошие, понимающие. Меня приняли, проблем никаких не было. 

- Вы начинали карьеру в маленьком украинском городе Першотравенске. Расскажите детали.

– Это маленький город, тысяч 30 население. Там был хороший тренер: Павел Васильевич Дулинов. У него было много друзей, работающих в «Шахтере», мы занимались у него, в частности вместе с футболистом Виталием Виценецем.

- Это который был у вас с свидетелем на свадьбе?

– Да-да. Мы с одного города, в один день родились, но с разницей в год. Я ездил на просмотр в Киев к «Динамо», но что-то не пошло, и я в итоге оказался в «Шахтере».

- А кто в футбол вас привел?

– Больше всего возил и водил дедушка. Спортивный дед, любит теннис настольный. Сейчас ему 75 лет исполнилось. До сих пор в пинг-понг рубится.

- Вы почти два десятилетия провели в Донецке. Очень сложно, по моим ощущениям, решиться на переход после такого срока.

– Очень сложно, очень слезно. Всё это долго обдумывалось мной и женой. Надо было сделать этот шаг. Позвонил президенту, мы с ним поговорили и всё обсудили.

- Какие ощущение за год в Петербурге? Вы же здесь бывали? 

– Да-да, бывал, когда с «Зенитом» в Лиге чемпионов в 2011 году играл, и к отцу приезжал в гости. Красивый, сумасшедший город, очень нравится.

- Тяжело было привыкать к новому месту жительства?

– Вообще не тяжело. Новый этап в жизни, новые тренера, новый коллектив. Подсказывают, помогают. И мне уже не 20 лет. Тем более мы на сборы сразу в Испанию поехали.

- В Петербурге как выбирали, где остановиться?

– Мы решили жить в частном доме. В Киеве я привык жить за городом, в своем доме; в Донецке начал строить свой дом, не достроил — война началась. Мне так легче жить. Не нравится мне эта суматоха. В центре не люблю бывать. До базы ехать минут 20-25, недолго. Детям удобно. Артем — младший сын — пока домашний, ползает. А дочку возим на развивалки. Гуляем с ней, то жена, то я езжу. Ей все нравится.

- У вас в апреле родился сын... А как футболисты решают проблемы с пробуждением по ночам?

– Да нам хорошо дают спать дети, что младший, что старшая. Привыкаешь. Иногда, если заезда в гостиницу перед матчем на карантин нет, я звоню жене, говорю: останусь поспать на базе, чтоб отдохнуть, выспаться перед хорошей игрой.

- Жена Ольга же певица? Насколько ей сейчас комфортно? Из профессии она слегка выпала.

– Выпадает, потому что у нас Ярослава родилась, потом переехали в Питер, Артем родился. И я уверен, что сейчас этот период пройдет, и она возьмется за свое дело. Тем более она продолжает репетировать, писать песни, записывается, хочет сделать свой концерт. Она ничего не бросила.

- Вы её поддерживаете?

– Конечно. Сейчас еще на погоду все время смотрит: небо ж серое постоянно, легкая депрессия началась. В Киеве то все налажено было, сейчас посложнее.

- Досуг как проводите? Гуляете?

– Сейчас редко: игры же, игры. Дома с детьми играем, по улице бегаем. Точнее, они бегают, а я за ними смотрю.

- У вас роскошные татуировки, расскажите, что где.

– Ну, вся правая рука посвящена Донецку. Это герб города, это вагонетки такие, которые из шахт выезжают, это памятник горняку, официальное название – «Слава шахтерскому труду», в народе зовут Артемом. У меня вся семья шахтеры – дед 35 лет в шахте отработал. На левой руке татуировка, посвященная жене; тут крест, тут символ Донбасса – роза, компас – как я объясняю, по нему поеду в Донецк. На спине лев – мой знак зодиака. А на пальцах – это так, ерунда, в детстве ручкой написал.

- Вы написали сильный, эмоциональный пост про прощание со сборной Украины. Были после этого слова, которые вас удивили?

– Кто-то писал «чудак на букву М» и тому подобное, другие – «понимаем твой выбор». Сборную обсуждать не очень хочу. Скажу так: без меня команда и так играет хорошо. Я там буду лишний.

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор