Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:02 17.07.2019

Особое мнение / Евгений Вышенков

все авторы
14.11.2015 15:54

Как просто убить нас в Париже

Согласно разведке США, теракты столь скоординированы, что указывают на «Аль-Каиду». Вот вам и весь мир мудрых мыслей спецслужб. Минуточку, глянем, как они взяли и просто убили Париж.

В новостном водовороте о терактах в Париже есть и предсказуемые реакции спецслужб. Аналитика называется. Вот и разведка США не исключает, что ИГИЛ здесь ни при чем. А во всем, с их точки зрения, виновата немного забытая «Аль-Каида». В этом пассаже есть и доводы – мол, скоординированы нападения были так, как молодые воины ИГИЛа совершить пока не в состоянии. Логика их понятна: в одно время, в разных местах, с автоматами да взрывчаткой. Закономерность какая-то детская. Будто разбудили эксперта среди ночи, он чуть глянул в телесюжеты, да брякнул. Потому что должен хоть что-то прокомментировать.

Если в колоссальном мегаполисе, где так долго бушуют религиозные страсти и огромные районы живут своей арабской жизнью, появление горстки фанатиков – аномалия, тогда и дождь в Петербурге из разряда сверхъестественного. А о том, что в Париж за последний год прибыло тысяч так сто неизвестно каких беженцев, даже журналистам говорить уже надоело.

Если доехать до центра Парижа небольшой группе, рассредоточиться, да начать веерно поливать все и вся пулями – это уникальная операция, то тогда и любая спланированная драка футбольных болельщиков – эталон боевого перемещения в пространстве на уровне генеральных штабов современных армий.

Даже поверхностный взгляд на происходящее дает ощущение хаоса. Я не о полиции и контрразведке Франции. Тут все понятно. Все как у всех – неожиданно зимой пошел снег. А вот смертники метались по улицам, пока не кончились патроны. Пока не нажали на кнопочку своего пояса шахида. Да любые профессиональные угонщики, если бы сошли с ума и занялись террором, организовали запугивание мира кратно тщательнее. Потому что никакого ума, специальных навыков, особых планов для того, чтобы устроить в Париже или где еще резню – не требуется. А надо только внутреннюю решимость на смерть. Фанатизм называется.

А фанатик истеричен и туп. В момент же высшего экстаза – жертвенности – он находится далеко и глубоко не в себе. Его можно год инструктировать, но как только началось его восхождение в выдуманный им рай, он забывает о здравом смысле своего черного дела. Превращается в буйно помешанного на людном месте. Какая там, к чертям, координация. Ему в ухо кричи – он не слышит. И все превращается в свалку. Смертник – где стоит, там и кровь льет. Полицейский – где его видит, туда и стреляет. Журналист – что понимает, то и пишет наотмашь. Президент с министрами понимают, что ничего не понимают. А прохожему просто страшно.

Теперь чуть о толковом. Знать о чем-то секретном заранее можно, только если внутри системы у тебя есть «свой». В мексиканские наркокартели внедрить такого можно, хотя там, если ошибется, – сразу без горла. Но завербовать человека в среде фанатиков невозможно. Оттого, что можно научить человека всему. И приспособить к тому же. Но фанатик на зверином уровне в секунду раскусит самого подготовленного, самого-самого с любой мотивацией. Это как запах. Собака определяет запахи в тысячи раз лучше человека. Этому не научить. Это природа. Нет, в кино, – оно, конечно.

Забыл. Еще хорошо получается в докладах и меморандумах с гифами «top secret» или «совершенно секретно». Да, их можно рассекретить и вывесить, например, на «Фонтанку». Мало ли кому любопытно будет.

Что касается сегодняшних размышлений спецслужб об «Аль-Каиде» или ИГИЛ, то напоследок приведу реальный пример, с чего начинается любое серьезное расследование.

Как-то очень давно в Петербурге застрелили Галину Старовойтову. Понятно, что в парадную, где лежало тело, было не войти. Не войти оперативникам. Там толкались одни начальники, генералы и другие ответственные лица. Возле арки дома стояли тогда несколько грустных сотрудников уголовного розыска. Старший, а звали его Максим, скомандовал: «Значит так: ищем двух человек. Приметы двух преступников: мужчина и …. еще один мужчина». Вздохнул, не улыбнулся и добавил: «Наверное».

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"