18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
13:08 16.11.2018

"Томагавки" украсят победу Асада в Сирии

Новое обострение противостояния вокруг Сирии - результат победы Башара Асада в войне, рассказали «Фонтанке» эксперты. Угрозы и обвинения со стороны США и России могут перейти в ракетные удары по Сирии уже в середине сентября.

"Томагавки" украсят победу Асада в Сирии

Xinhua/Sipa USA/Коммерсантъ

«Башар Асад выиграл войну в Сирии», – заявил глава МИД Франции Жан-Ив ле Дриан. Последним оплотом оппонентов сирийского правительства остаётся провинция Идлиб. На этом фоне США готовят новый удар по Сирии, если там «снова будет использовано химическое оружие», очередная американская подлодка с ракетами "Томагавк" зашла в Средиземное море. Минобороны РФ проводит там же крупномасштабные учения, подвозит новую военную технику и обвиняет американцев в поддержке боевиков, которые пытались прорваться к Пальмире

«Фонтанка» спросила экспертов о причинах очередного роста напряжённости вокруг Сирии, реальных и мнимых угрозах наступления войск Башара Асада на неподконтрольные территории.

Опрошенные эксперты сходятся во мнении, что в военном плане ситуация благоприятствует Асаду. А значит, военной операции быть. «Когда намечается крупная военная операция, очевидно, что обе стороны пытаются создать наиболее позитивный информационный фон для себя, упрекнуть оппонентов. И США, и Россия в той или иной мере заложники своих союзников в Сирии, – говорит востоковед, доцент департамента востоковедения и африканистики ВШЭ в Петербурге Леонид Исаев. – Российское руководство говорило, что до середины сентября никаких операций не планируется. Пока идут консультации и переговоры. А вот дальше я не ручаюсь, что удастся сохранять условное перемирие. Сирийский режим намерен операцию проводить».

Вопрос в том, не выльется ли «разруливание внутренного конфликта» за пределы Сирии.

Бахнет / не бахнет

Обострение ситуации в сентябре 2018 года более чем реально и более опасно, чем то, которое было в апреле, когда Трамп бросал "Томагавки" в Асада, считает академик РАН, эксперт по международной безопасности Алексей Арбатов. «Отношения между РФ и США с тех пор очень обострились, – поясняет он свою мысль. – И нельзя исключать, что удары заденут и российские объекты, и российский персонал. Это может повлечь открытый конфликт между Россией и США».

Эксперт напоминает, что американцы хотят остановить наступление Асада. У сирийской оппозиции, подконтрольной США, остается место к востоку от Евфрата, там достаточно большая территория. Но все, что находится к западу от Евфрата, Асад считает принадлежащим ему. «Это классическая ситуация: в Сирии разделались с общим врагом – ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Прим. ред.) и другими террористическими организациями – и лбами столкнулись, кто же будет контролировать Сирию после, – говорит Арбатов. – Конечно, все исторические аналогии очень условны, но давайте вспомним, что, когда разделались с гитлеровской Германией в Европе, бывшие союзники столкнулось лбами в переделе и разделе и началась холодная война. А в Сирии географические границы между оппозицией и террористами очерчены еще в меньшей степени. Регион бурлящий, с новыми факторами конфликтов и расколов. И тут может быть не просто холодная война, но и горячая».

«Помощь по реконструкции Сирии США будут выделять только по окончании политического процесса», – с одной стороны, согласен с коллегой специалист по внешней политике США на ближнем Востоке, научный сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Давыдов. Но, тем не менее, эксперт не видит тупика в сегодняшнем развитии конфликта. «Очередной виток напряженности. Требуется время, чтобы выработать консенсус. Теоретически он возможен. Но надо, чтобы возникли взаимовыгодные условия», – теоретизирует Давыдов. Например, по его словам, уход Трампа с поста президента никак не повлияет на эту ситуацию. «Это вопрос системный, а не конкретной личности, вопрос американского истеблишмента», – говорит американист. Вероятности открытого столкновения США и России эксперт также не видит. «Последствия будут очень серьезные, плюс идет постоянный контакт между нашими разведывательными службами», – уверен Алексей Давыдов.

Химическое оружие: миф или реальность

Разведка разведкой, однако в мировом сообществе нет единой оценки насчет того, грозит ли Сирии угроза химического удара и, собственно, с какой стороны.

«Россия заявляет о готовящемся применении химоружия в качестве провокации, для того чтобы привлечь американские удары с воздуха, – считает Алексей Арбатов. – США это отрицают и говорят, что это Асад готовится применить химоружие, которое оказывает деморализующее, шокирующее воздействие и на союзников, и на оппозицию. Как считают на Западе, и в прошлом с его помощью удавалось отвоевать ключевые районы, и сейчас Асад хочет это сделать». 

Академик РАН напоминает о том, что Асад заявлял о ликвидации своего химоружия. «Но Запад утверждает, что есть еще не заявленное», – говорит эксперт.

«По договоренности 2013 года гарантами ликвидации химического  оружия в Сирии были и США, и Россия, это двойная ответственность, – меж тем говорит о деталях, которые часто важнее общего фона, Алексей Давыдов. – О чем американские дипломаты часто забывают или не хотят говорить. И в случае химической атаки невозможно будет обвинить только Россию».

Однако, настаивает Арбатов, теперь организация по запрещению химического оружия может не только установить факт применения химического оружия, но и адресно привязать его. Раньше такое право было только у Совета по безопасности ООН. «И скорее всего, любое применение химоружия эта организация привяжет к действиям режима Башара Асада», – говорит Алексей Арбатов. 

«Заявления про химическую атаку или провокацию – это информационный шум, – уверен Леонид Исаев. – Судя по предыдущему опыту, мы с вами вряд ли поймём, кто действительно использовал химическое оружие. Не вижу ни одного реального повода его использовать сейчас ни одной из сторон. С моей точки зрения, вся история его использования нужна исключительно для того, чтобы ещё больше опорочить своего соперника. Кто это делает, действительно понять очень сложно».

Хороший момент

Логику нынешнего обострения как следствие успехов режима Башара Асада признают не только российские эксперты и учёные.

«Асад выиграл войну, мы должны это признать, – заявил минувшей ночью министр иностранных дел Франции Жан-Ив ле Дриан в эфире радиостанции France Inter, но намекнул на неизбежные трудности дальше: – Но он не выиграл мир». Глава внешнеполитического ведомства Франции при этом уточнил, что в случае «химической атаки» при освобождении Идлиба Франция будет готова нанести удар по сирийской территории.

«Признание военной победы Асада корректно, – согласен с дипломатом Леонид Исаев. – Но это банальная военная победа в гражданском конфликте. А есть еще масса вопросов, как будет идти восстановление, как Сирия будет выглядеть в политическом плане. Мне кажется, рано или поздно сам факт отложения проблемы в долгий ящик военным путем все же потом скажется». 

Основной вопрос, как поступит Россия, ведь проведение операций в регионе невозможно без поддержки с воздуха. "Турки будут стоять до последнего, у них есть возможности в военном плане дать серьезный отпор", – напоминает об еще одном крупном участнике конфликта в Сирии Исаев.

На прошлой неделе в Москву приезжал глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. «Как я понял итог их переговоров с Лавровым, российский коллега проинформировал его, что операция неизбежна и к ней надо готовиться. С этой точки зрения понятно, что нужно понимать, как можно минимизировать её риски, – рассуждает востоковед. – Вероятно, одним из таких сценариев является некая делёжка провинции Идлиб между турками и сирийским правительством. Сомневаюсь, что сирийцы смогут взять под контроль всю провинцию Идлиб в ходе единственной операции. Наверняка турки имеют необходимое количество возможностей, чтобы оставить под своим контролем определённую часть провинции Идлиб».

«Переговоры в Хельсинки, да и вообще логика российско-американских переговоров по Сирии показывают, что из-за Сирии мы с американцами вступать в прямой бой не собираемся, – уверен Леонид Исаев. – Все споры между Россией и США остаются исключительно в информационном поле». 

Тем не менее Алексей Арбатов возвращается к анализу истории в целом. «Мы впервые в истории ведем вместе с американцами боевые действия в одной и той же стране, не являясь союзниками, – говорит академик РАН. – В 1945 году в Германии мы были союзниками. В других конфликтах мы открыто друг с другом не участвовали. Скрытно  помогали противоположным сторонам. Но открыто – никогда. То, что сейчас происходит, исторический прецедент. И в этом огромная опасность. Тем более что помимо России и США там еще существует целый ряд других игроков».

Дополнительной «спичкой» в общем противостоянии России и США, по мнению Арбатова, в современной истории выступает Донбасс. «Еще не завершено следствие по делу о террористическом акте против Захарченко, а уже объявлено, что это Украина и Запад за этим стоят. И уже отменена встреча нормандского формата, без которой невозможна реализация минских договоренностей, даже в обозримой перспективе, – говорит Арбатов. – Из-за Донбасса между Россией и США существует противостояние, сравнимое с временами холодной войны. И на этом фоне то, что происходит в Сирии, усугубляет вероятность прямого лобового вооруженного столкновения. Чего бы ни в коем случае не было без Крыма и Донбасса».

Николай Нелюбин,

специально для "Фонтанка.ру"

 

P.S. Каким будет ближайшее будущее Сирии, станет известно уже 7 сентября, когда в Тегеране пройдут переговоры лидеров Ирана, Турции и России. Ожидается, что Владимир Путин проведёт отдельные встречи с президентом Ирана Хасаном Рухани и Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Н. Н.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор