23.08.2019 09:41
12

Причинили благоустройство. Жители Большого проспекта воюют за исторические двери

На деньги «Газпрома» на Петроградке ведется замена дверей парадных на новые, деревянные. Но стали исчезать не только ржавые железные, но и исторические входные группы. Обязательное в таких случаях разрешение КГИОПа заказчик для экономии времени решил не спрашивать.

Фото: Ника Артемьева
Фото: Ника Артемьева

Ассоциация «Дормост» на спонсорские средства «Газпрома» благоустраивает Большой проспект Петроградской стороны. Вместе с новым освещением и тротуарами меняют и входные двери в домах. Вместо современных металлических появились деревянные, красивые. Но возмущение местных жителей вызвало исчезновение исторических порталов. Происходит это без внимания к положенным по закону процедурам согласования, частной собственности и статусу домов-памятников.

В начале июля «Дормост» приступил к работам в рамках благотворительной программы – меняют мощение, уличное освещение, дорожные знаки. Как поясняет директор ассоциации Кирилл Иванов, стоит задача сделать адрес комплексно. В том числе предполагалось, что заменят металлические двери парадных, выходящих на проспект, на новые.

Но, как у нас бывает часто, желающих критиковать всегда больше, чем желающих что-то делать. Благотворительность в ряде адресов обернулась скандалом и войной с местными жителями и подключившимися градозащитниками. Вместе с металлическими подрядчики начали менять и немногочисленные сохранившиеся исторические двери. Жильцы пожаловались в комитет по охране памятников (КГИОП).

На Большом проспекте подрядчики «Дормоста» успели заменить 62 двери, из которых 15 – в домах-памятниках, при этом КГИОП разрешение на проведение работ, которое требуется по закону, не выдавал. Иванов утверждает, что двери «Дормост» (как заказчик работ) меняет по всему Петербургу уже четвертый год, и ничего, кроме благодарностей, в свой адрес в качестве обратной связи не получал.

Возмущение жильцов вызвали: несоответствие новоделов сохранившимся историческим фрамугам (верхние или боковые части у входа), один такой элемент вообще подрезали, чтобы установить новую дверь; упрощенный декор, явная чужеродность новых дверей и изменение конфигурации проемов в домах №№7\4, 17, 33А, 63, 69, 86, 82, 61.

Например, в доме №61 на деревянные заменили двери из железа. Выглядит, бесспорно, опрятнее. Однако в подъезде сохранилась оригинальная отделка тамбура, которой свежая дверь теперь не подходит. В домах №№7\4, 19, 82 и 86 фрамуги диктуют форму и внешний облик дверей, однако с ней подрядчик считаться не стал.

Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: Ника Артемьева
Фото: Ника Артемьева

Здания под номерами 6, 10-12, 25, 35 и 61 теперь могут похвастаться одинаковыми дверьми. 

Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»

Подрядчиком по замене является ООО «Студия дизайна интерьера». Ее руководитель и владелец (по данным СПАРК) Тариел Меликян сообщил «Фонтанке», что лицензии, дающей право работать с объектами культурного наследия, у компании нет. Комментируя жалобы жильцов о том, что «реплики» исторических дверей представляют собой неточные копии с упрощенными элементами декора, бизнесмен заявил, что установленные двери по своей форме более сложные, чем демонтированные. Но фотографии дома №63 доказывают обратное.

Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»

 «Есть дома-памятники, а остальные дома – не памятники. С точки зрения права многоквартирный жилой дом на Большом проспекте и МКД в Колпино имеют абсолютно идентичный правовой статус. И в проекте дома, когда он строится или ремонтируется, элемент входной группы всегда обозначается очень условно. Поэтому ни КГА, ни другой орган не выдает задание на замену дверей. Разбирая ситуацию с дверями в домах-памятниках, мы пришли к дилемме, что если соблюдать все регламенты, на это уйдет порядка года. Потому что нужно заплатить около 600 тысяч рублей за историко-культурную экспертизу, которая 6 месяцев будет писаться, а потом еще согласовательные работы месяца на три-четыре», – поясняет руководитель ассоциации «Дормост».

По закону согласование КГИОП требуется не только для смены дверей на объектах культурного наследия, но и фасадных входных групп любого исторического здания, построенного до 1917 года, – комментирует зампредседателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов: «Это часть внешнего облика исторических зданий. Его изменение возможно только по заключению комитета по охране памятников, соответственно, налицо состав административного правонарушения. По закону речь идет только о лицевой части фасадов, которая формирует внешний облик , но они не меняют двери во дворах, насколько я знаю. Идут конвейерно по лицевому фронту».

По информации ВООПИиК, с петель сняли уже пять таких исторических дверей. А на сегодняшний день выходящие на Большой проспект фасады «украшают» более поздние металлические двери, исторические – уже редкое явление, их осталось совсем мало. «То, что они меняют металлические, – это правильно. Не будем обсуждать, насколько качественно в художественном плане сделаны новые, но это в любом случае хорошие деревянные двери вместо металла», – добавляет градозащитник.

Справедливости ради стоит отметить, что ряд фасадов визуально действительно стал выглядеть лучше.

Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»

В комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников «Фонтанке» сообщили, что проведут проверку в связи с несогласованной заменой дверей на объекте культурного наследия.

Кроме того, любая дверь парадной в многоквартирном доме – общая собственность владельцев помещений. Подрядчики «Дормоста», уверяет Иванов, прошлись по подъездам и собрали подписи жильцов на замену.

Однако в соответствии с Жилищным кодексом, чтобы дом дал официальное согласие на замену входной двери, необходимо провести общее собрание собственников. Оно считается состоявшимся, если в голосовании приняли участие 51% и более владельцев помещений. Из них более половины должны проголосовать за. При этом неважно, в какой именно парадной планируется заменить дверь. Итоги собрания должны быть отражены в протоколе.

Письменное согласие жильцов, данное в «свободной форме», фактически – просто бумажки, которые не имеют юридической силы. На вопрос корреспондента, было ли проведено собрание или процедура выглядела как «прошлись по квартирам, получили подписи», Иванов подтвердил – действовали по второму сценарию. 

«Представьте, что делать жителям подъезда, где дверь развалилась, аварийная? Она может упасть на коляску, на бабушку. Да, она историческая, пусть даже она охраняемая, а на дворе – декабрь, открытый подъезд, вымороженные трубы. Да, мы, может, сознательно шли на нарушения, но мы сейчас эти работы остановили, чтобы соблюсти все формальности», – рассказал Кирилл Иванов. По его словам, когда подрядчики заходят в подъезд для работ, производится поквартирный обход с презентацией проекта. Если дверь, по мнению благотворителей, представляет архитектурный интерес, изготавливается реплика из массива дуба. А старые по акту передаются управляющей компании.

Жильцы, в свою очередь, утверждают, что объявление о работах вывесили постфактум. Кроме того, например, в доходном доме Алюшинского, объекте культурного наследия (дом 69 на Большом проспекте), рабочие умудрились расколотить оригинальную напольную плитку, осколки которой в надежде на восстановление в будущем сохранила одна из жительниц. А старые двери, оставленные в парадной, обитатели вывезли на «дружественный чердак». 

Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»
Фото: ассоциация «Дормост»

В «Дормосте» подозревают, что у протестующих может иметься сугубо меркантильный интерес.

«Сегодня, к сожалению, мы входим в эпоху такого потребительского терроризма. Что мешало людям, радеющим за двери, собрать пожертвования и отреставрировать двери так, как они должны выглядеть с их точки зрения?» – задается вопросом Иванов.

Ирина Корбат, «Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (12)

kvasvik
Если делать по закону долго и дорого, то можно его не соблюдать, - поясняет руководитель ассоциации «Дормост». ЛОЛ

Xmik
А двери в арке? Даже в один цвет не покрасили - типа, наше дело - пуговицы пришивать. К пуговицам претензии есть?

Xmik
"Представьте, что делать жителям подъезда, где дверь развалилась, аварийная? Она может упасть на коляску, на бабушку. Да, она историческая, пусть даже она охраняемая, а на дворе – декабрь, открытый подъезд, вымороженные трубы" - говорит некий Иванов. Как до сих пор достояла, не упала на бабушку и не выморозила трубы? Декабрей-то много прошло.

А, судя по виду дверей, кто-то свою фирмочку дверную пристроил, не удивлюсь, что заказчик. Лучше бы меньше сделали, да восстановили - двери (не металлические, конечно) очень красивые были

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор