18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
16:46 22.10.2018

Особое мнение / Александр Беренда

все авторы
11.01.2017 13:11

Время работы над ошибками

Итак, 2016-й позади. Во многих аспектах он оправдал и русское поверье (високосный - ожидаемо сложный и непредсказуемый год), и восточную символику: огненная Обезьяна вволю покувыркалась.

Свои кульбиты были и в мировой политике. Самые, общепризнанно, заметные и неожиданные – в ее западном сегменте: британский exit и «смена караула» в Вашингтоне. При всей неожиданности они были во многом и закономерны: миру давно уже тесно в однополярной модели, слишком очевидна стала несостоятельность либерального неоглобализма и слишком широк – общественный запрос на перемены.

Вокруг нас по факту уже многополярный мир. Правда, он еще не имеет четких очертаний, и мало кто знает, что с ним делать. Как в любом переходном периоде, прибавилось нестабильности, хаоса, неопределенностей и рисков. В уходящем году мир стал свидетелем драматического, вплоть до признаков предвоенной обстановки, обострения противоречий между некоторыми глобальными и региональными игроками, критического увеличения фактора военной силы, доминирования политических интересов над экономической целесообразностью и здравым смыслом, ослабления институтов предотвращения войн и конфликтов, откровенно деструктивной роли многих международных организаций. В то же время как никогда возросла необходимость и открылись реальные возможности для нового устройства мира или как минимум изменений в устройстве нынешнего.

В школе нас учили, что прежде чем осваивать новую тему, нужно исправить ошибки по прошлой. Работу над своими внешнеполитическими ошибками Россия начала делать десять лет назад под лозунгом «чужого нам не надо, но и своего не отдадим». Свое – это суверенность и безопасность, в первую очередь, безопасное ближнее окружение и недопущение экспансии терроризма на российскую территорию. Права законные. И в последние годы они, по большому счету, обеспечиваются: Москва гораздо реже и тактически грамотнее «прогибается под изменчивый мир», Грузия и Украина – не в НАТО, все попытки крупных терактов в стране профилактируются. В том числе, через Сирию. Труднее решается порожденная прошлыми ошибками проблема обретения «третьего союзника» – экономики, адекватной армии и флоту. В основном, по этой причине Россия пока не может поменять статус важного мирового игрока, показавшего пределы влияния коллективного Запада, на полноценный геополитический центр силы.

США, пока только в лице вновь избранного президента Дональда Трампа, приступили к исправлению своих ошибок. После окончания холодной войны они неразумно и нерационально использовали шанс на глобальное лидерство, принеся позитивное созидание в жертву гегемонии. Своекорыстной и затратной. В итоге надорвались. Сегодня Штаты, все еще оставаясь лидером, – уже не единственный центр принятия мировых политических решений, их авторитет – не безоговорочен, а в военной сфере им брошен беспрецедентный вызов. Трамп, судя по всему, понял это и продекларировал смену курса и приоритетов. Да, он еще не инаугурирован, накат на него со стороны уходящих элит нешуточен, да и позиции американских президентов, знаем из истории, бывают переменчивы. Но самостоятельному и трудносгибаемому миллиардеру в логике и последовательности не откажешь. Он уже дал понять, что будет сначала ремонтировать тыл, оптимизировать расходы, строить союзников, переранжировать конкурентов/противников. Параллельно – восстанавливать абсолютную военную незаменимость США, повышать эффективность военных вложений и работы силовых ведомств, боеспособность армии. А дальше – по обстановке. Обещанная Трампом политика «с позиции силы» – вещь многогранная, не исключающая рецидивы гонки вооружений и агрессивной экспансии. Но это потом. Сейчас же, и это главное, лидер западного мира намерен взять паузу и переключить внешнюю политику на режим диалога.

Силы, наиболее последовательно противостоящие переменам, ошибки и поражение признавать не спешат. Речь идет о глобалистских политических элитах высшего звена, которые представлены американскими неоконсерваторами, евро- и натовской бюрократией и частью европейских политиков, связавших себя с обамовской администрацией и сгруппировавшихся вокруг Ангелы Меркель. Несмотря на определенную растерянность после «обезьяньих шалостей» уходящего года, они по полной программе использовали свое немалое влияние, продемонстрировали сплоченность и способность на скоординированные и достаточно эффективные, в том числе разрушительные, действия. Достаточно вспомнить их «черные метки», оставленные Трампу. Или плотную, порой абсурдно алогичную информационную завесу, которую они с помощью подконтрольных СМИ и ООНовской дипломатии ставили на пути практически всех конструктивных и успешных акций России и ее союзников. Особенно на фронте борьбы с международным терроризмом.

Действия сторонников однополярного мира стопорят, прежде всего, реконструкцию связывающих их основных структур – НАТО и Европейского союза. А она назрела. Полезность оборонительных пактов и синергетики экономической интеграции бесспорна. Однако, на протяжении почти 70 лет Североатлантический альянс, обеспечив внутреннюю безопасность, частенько позволял себе переходить «красную черту», отмечаясь военными интервенциями вне границ организации. С далеко не однозначными целями и отнюдь не позитивными последствиями. Продиктованная временем идея европейского объединения с самого начала стала, вдогонку за НАТО, обрастать чрезмерными геополитическими амбициями. Для этого, собственно, и понадобилась жесткая централизация внешней политики. Откровенно уродливые формы приобрела изначально гуманитарная миссия новой миграционной политики Евросоюза. Все это сопровождалось парадоксально ослабляющим оба союза географическим расширением, переварить которое становится все труднее.

Эти и другие «переборы» 2016 год еще более обнажил. Хватит ли оппонентам и, одновременно, соседям России на общей планете, разума и доброй воли, чтобы скорректировать их? Обнадеживающие предпосылки огненная Обезьяна подарила. Прокукарекает ли красный Петух – символ 2017-го – нечто большее, чем занимающуюся зарю? Будет ли наступающий день менее облачным, чем сейчас? Ответ, как всегда, за будущим.