9

«Перестал иметь ценность». Григорий Березкин рассказал, почему продал «Деловой Петербург»

Глава промышленной группы ЕСН и крупного медиахолдинга Григорий Березкин в ходе ПМЭФ-2021 рассказал «Фонтанке», что его поразило и обрадовало во время коронавируса, а также зачем ему когда-то понадобилась газета «Деловой Петербург», которую он в итоге продал.

автор фото Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»
автор фото Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»
ПоделитьсяПоделиться

— Вы владеете предприятиями из очень разных и непохожих сфер. Что вы, управляя ими всеми в этот трудный коронавирусный год, узнали и поняли для себя нового? Чему вы научились, что теперь навсегда останется с вами?

— Я понял, на удивление, насколько, на самом деле, нестабилен мир. Удивительно нестабилен — это было прямо самым большим откровением, насколько всё зыбко. А с другой стороны, меня очень удивила эффективность работы городских властей Москвы. Я много путешествую по работе по Европе — драматическая разница. Весь тот год у меня были десятки поездок по работе в Европу, Латинскую Америку, Азию. И Москва (на общем фоне. — Прим. ред.) на удивление хорошо справилась.

Еще я понял, что, оказывается, есть большая разница между медициной и здравоохранением. У нас, может быть, с передовой медициной не на пять с плюсом. А здравоохранение, слава богу, у нас сохранилось с советских времен и не упало. Это величайшее достижение, и слава богу, что оно сохранилось.

Я видел, с какой скоростью в Москве и Подмосковье разворачивались ковидные больницы — своими глазами видел, проезжая мимо. Я впечатлен, как это эффективно всё было сделано.

Так что, с одной стороны, неожиданное ощущение нестабильности и растерянности. А потом — как хорошо все сработали. Я впечатлен и тронут всеми моими сотрудниками, как они работали. Особенно журналистами. РБК, в первое время еще «Деловым Петербургом». Они ни на секунду не останавливались. Многие перешли в онлайн. И во всех наших производственных компаниях. В общем, ни на секунду ничего не остановилось. Даже в период жесткого локдауна, который в Москве длился полтора месяца, мы все работали. Все собрались, и это было очень значимо.

— По какой части вашего бизнеса больше всего ударило?

— В какой-то момент я боялся, что в медиачасти провалится реклама сильно. Ведь у нас у всех, и у вашего издания, основная бизнес-модель — это реклама. Платная модель, подписная, только начинает развиваться в России. И поэтому я боялся за рекламную модель. И в энергетике я боялся, что за время локдауна сократится потребление. Хотя это не было так драматично.

Но по факту ничего не произошло. Экономические показатели РБК в 2020 году, по сравнению с 2019-м, оказались в плюсе.

— Почему вы продали «Деловой Петербург»?

— «Деловой Петербург» — прекрасное питерское издание, но оно тоже деловое СМИ. И делает примерно то же, что РБК, у которого в Питере очень неплохой офис есть, вполне продуктивный и эффективный.

Но чем отличается «Деловой Петербург» от остальных СМИ — наверное, это самое передовое СМИ в России с точки зрения платной подписки. Оно исторически принадлежало шведскому холдингу, который одним из первых в Европе вообще отказался от бесплатной версии своих изданий. То есть рекламная модель была у шведов полностью замещена на платную подписку.

Да, платная подписка требует высокой квалификации. Это совершенно другая технология. Конечно, рекламная модель, когда все читатели вынуждены в таком количестве сталкиваться с рекламой, всех сильно утомила. Экран телефона не очень большой. А эта модель, с баннерами, сформировалась, когда все смотрели это на больших компьютерах. Мир будет переходить на подписную модель.

Так вот, «Деловой Петербург» был самым передовым в России СМИ, который переходил на подписную модель. И эта задача стояла также перед РБК. И первое, что я сделал, купив его — вы сейчас поймете, зачем он был мне нужен, — я всю группу специалистов, включая Максима Васюкова, который был руководителем всего «ДП» (в тот момент номинальный владелец, генеральный директор и главный редактор. — Прим. ред.), пригласил в Москву. Они сохранили большое влияние, работая в течение длительного срока, курировали «ДП». Но их задача основная в Москве была — развивать по имеющимся технологиям платное подписное направление в РБК. Во всём. И они с этой задачей прекрасно справлялись и справляются сегодня.

Когда эта задача была выполнена, то «ДП», для меня представлявший ценность в основном за счет обладания этими людьми и этими технологиями, перестал иметь такую большую ценность. И поскольку это дублирование РБК, тоже делового СМИ, мне расстаться с ним в этот момент уже не представляло никакой проблемы.

Да и покупал я его только для того, в основном, чтобы а) поддержать команду — там был тяжелый момент перехода собственников, когда уходили предыдущие акционеры. И б) — научиться большому РБК у «ДП» работать в платной системе. И мы эту систему в РБК успешно развиваем. Вот так Питер помог Москве.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

автор фото Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»
автор фото Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (9)

Сегодня, пока завтракал, включил НТВ, там шла реклама.........так вот я успел позавтракать, а реклама так и не закончилась.
Березкин рассуждает здраво, хотя не очень представляю в принципе целевую аудиторию РБК и ДП. Что такого они там вещают, что люди готовы платить.
Но раз платят, значит кому то это нужно и таких видимо много.

Москва поднялась на деньгах. Когда из Питера, из глубинки сманивали медиков деньгами и квартирами. Говорят, что даже из Военмеда уезжали туда. А откуда деньги в Москве? И почему их нет за Мкадом? Почему в ковидное время некоторые путешествуют, разнося заразу?

Конечно, под Москвой все быстро разворачивалось - Москва кровушкой (деньгами) всей России напитана...

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...