18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
00:59 24.09.2018

Боится ли Путин Международного уголовного суда

Шестнадцать лет потребовалось России, чтобы отказаться от ратификации Римского статута Международного уголовного суда. Решение было принято на фоне заявлений об «аннексии Крыма» и преступлениях в Восточной Украине в 2014 году. Однако эксперты полагают, что украинская тема лишь повод, реальная причина — в начале расследования по вооруженному конфликту на границе Грузии и самопровозглашенной Южной Осетии в 2008 году.

Боится ли Путин Международного уголовного суда

фото с сайта twitter.com

Владимир Путин 16 ноября подписал распоряжение об отказе России участвовать в Римском статуте Международного уголовного суда. В документе говорится, что решение принято под «давлением» Минюста РФ. И оно согласовано с позицией МИДа, Верховного суда, Генпрокуратуры и Следственного комитета. О своей позиции Россия уведомила Генсекретаря ООН.

Международный уголовный суд (МУС) создан в 1998 году на основании Римского статута, который принят на дипломатической конференции полномочных представителей под эгидой ООН в Риме. Статут — договор, прописывающий полномочия и основы работы суда по делам, связанным с геноцидом, военными преступлениями и преступлениями против человечности. На данный момент он подписан порядка 140 странами, из которых чуть более 80 его ратифицировали. Россия влилась в ряды подписантов в 2000 году, работала в МУСе в качестве наблюдателя и до сегодняшнего дня раздумывала над полным принятием обязательств Римского статута. Отметим, что США подписали статут в 2000 году, а через два года отозвали свою подпись. А еще одна держава — Китай — и вовсе отказалась участвовать в работе суда.

За два десятка лет существования МУС в основном занимался расследованием дел по преступлениям, совершенным на территории Африки. В 2006 году по запросу суда был арестован лидер «Союза конголезских патриотов» Томаса Лубангу Дьило. Он обвинялся в призыве на воинскую службу детей в возрасте до 15 лет и использовании их в военных действиях. В 2012 году ему был вынесен обвинительный приговор.

В 2008 году МУС выдал ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира по обвинению в геноциде в связи с конфликтом в Дарфуре. Таким образом, аль-Башир стал первым действующим главой государства, против которого было выдвинуто обвинение органом международной юстиции. Недавно ЮАР, на территории которой, как полагают в суде, скрывается аль-Башир, отозвала свою ратификацию статута.

Украина как повод

За сутки до решения Путина за подписью прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуда МУС опубликовал отчет по предварительному расследованию ситуации в Украине. Из документа следует, что Украина (которая также до сих пор не ратифицировала Римский статут) обратилась в суд в апреле 2014 года за расследованием преступлений, совершенных на территории страны с ноября 2013-го по февраль 2014 года. Для того, чтобы заявление было легитимным, заявителям пришлось признать юрисдикцию МУСа.

Согласно предварительным выводам суда, «ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией. Данный международный вооруженный конфликт начался не позднее 26 февраля, когда Российская Федерация задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины».

Однако опрошенные «Фонтанкой» эксперты права полагают, что результаты предварительного расследования (которые еще не говорят о том, что дело будет возбуждено) могут быть лишь поводом для отказа в ратификации. Причиной же, скорее всего, является открытое в начале 2016 года дело по вооруженному конфликту в августе 2008 года, когда армия Грузии начала артобстрел столицы Южной Осетии, после чего предприняла попытку установления контроля над территорией самопровозглашенной республики. 8 августа 2008-го президент России объявил о начале «операции по принуждению к миру» в зоне конфликта; в регион были введены российские вооруженные силы. Грузинские военнослужащие были вытеснены с занятых территорий. Данные о погибших и пострадавших во время конфликта до сих пор разнятся.

Этой версии придерживается эксперт по международному праву адвокат Сергей Голубок: «Римская конференция в 1998 году приняла статут при участии России, которая подписала его в 2000 году. Должны были ратифицировать, но сегодня принято решение отказаться. Я думаю, что связано это с делом Грузии, так как по Украине фактически расследование не началось. Это символический жест, так как, если российские граждане каким-то образом были вовлечены в преступления на территории Украины или Грузии, они по-прежнему могут преследоваться Международным уголовным судом. Насколько практически это будет возможно — другой вопрос».

По мнению юриста, принявший решение Путин вряд ли боится МУСа, но не хочет допускать даже потенциальной возможности предъявления обвинений российским военным, которые находились на территории Южной Осетии.

«МУС, безусловно, один из важнейших международных институтов. Его идея в том, чтобы консолидировать международные инициативы по борьбе с геноцидом, военными преступлениями и преступлениями против человечности. Отказ России работать в рамках этой структуры сильно подрывает позицию нашей страны как глобальной державы», – уверен Сергей Голубок.

Его коллега – доцент кафедры уголовного права СПбГУ Наталья Шатихина согласна в части кейса «Грузия» как причины отказа от Римского статута, но полагает, что Международный уголовный суд – спорная структура. «Вопрос о необходимости и целесообразности МУСа среди юристов обсуждается с конца 1990-х. Когда речь шла об уголовных делах международного порядка, Совбез ООН созывал специализированные трибуналы. Поэтому не во всех странах, не только в России, положительно рассматривали новую надстройку. Когда речь идет о конвенциональных составах: наркотрафик, отмывание денежных средств или связанные с военными действия, то это вопрос либо той стороны, где совершено, либо той, чьи граждане участвовали. Такова концепция общественной безопасности, на которую посягает МУС. Эта структура не доказала своей беспристрастности, а принимать условия договора, в котором мы не уверены, что будет соблюден баланс и учтены наши интересы, согласитесь, неправильно».

Вопрос в отказе от ратификации статута, по мнению бывшего судьи Конституционного суда Тамары Морщаковой, – это вопрос внешней политики, к юриспруденции имеющий мало отношения. «Работа таких структур всегда есть результат соглашения сторон. В международном праве жизнеспособность определяется теми, кто участвует и хотят ли участники объединенными усилиями поддерживать функционирование. Что тоже зависит от политической расстановки».

Статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России, в недавнем прошлом сенатор, Константин Добрынин считает решение Путина частью юридической ревизии. «Ещё будучи сенатором, после проигрыша по делу ЮКОСа, я вносил в правительство предложение провести ревизию всего массива заключенных юрисдикционных международных договоров, хартий, конвенций на предмет выявления их соответствия нашему праву, необходимости их для страны сейчас, а также возможного нанесения ущерба в случае их применения в будущем. Чтобы по результатам анализа мы поняли, есть ли там что-то, что не служит интересам России, и тогда можно предложить их денонсировать. Похоже, государство именно этим сейчас и занимается, и поэтому сегодняшнее решение о выходе выглядит вполне логичным и является безусловно политическим».

По мнению Добрынина, большой трагедии в отказе от Римского статута нет, при этом из всех международных соглашений и конвенции все равно не выйти.

Татьяна Востроилова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...