Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

06:43 08.12.2019

Мигрантские души. Смольный проигрывает диаспорам борьбу за потоки из Средней Азии

В специализированные центры Петербурга за минувший год обратились 12 тысяч трудовых мигрантов. Это еще не провал, но мы рассчитывали на другие масштабы, говорят в Смольном.

Мигрантские души. Смольный проигрывает диаспорам борьбу за потоки из Средней Азии

Сергей Бертов/Интерпресс

Санкт-Петербург первым в России запустил организованный набор иностранной рабочей силы. Город претендует пока на 20 процентов от 250-тысячного потока приезжающих сейчас в Северную столицу мигрантов. Но даже такие амбиции натолкнулись на бюрократию и особенности рынка труда Средней Азии. Работодателям не хочется ждать специалистов по два месяца, да и те тоже не готовы просиживать без дела — им нужно выплачивать взятые на родине кредиты.

Сеть зарубежных центров по оргнабору мигрантов Смольный развивает четыре года. В шести офисах, которые в 2018-м действовали с апреля по октябрь в Таджикистане и Киргизии, рабочим организовывали видеоинтервью, оформляли документы и помогали добраться и легализоваться в России. В этом году на все потратили 6,6 млн рублей.

В 2015-м центры посетили 1,5 тысячи человек, в 2017-м – почти 10 тысяч. В 2018 году ждали 20 тысяч, а пришли чуть больше 12. Из потока, как правило, отсеивается 80 – 85%. Так что 12 тысяч — капля в море при амбициях Смольного привлекать по 50 тысяч работников в год, то есть принимать по 250 – 350 тысяч человек. Не говоря уже о том, что в Петербург сейчас только легально приезжают более 250 тысяч мигрантов в год. Неудовлетворительную динамику вынужден был признать глава комитета по труду и занятности Дмитрий Чернейко.

«Я не могу сказать, что мы что-то провалили или не сделали. Но мы рассчитывали на совершенно другие масштабы. И абсолютно недооценили, как будет идти перестройка в головах у лиц, которые принимают решения по этому вопросу. Речь идет и о странах исхода, и о нашей стороне. То есть всё идет гораздо медленнее, чем хотелось бы. Сопротивление колоссальное», – пожаловался он журналистам на декабрьской пресс-конференции.


Плюсы в теории

На первый взгляд, работодателям выгодно обращаться в Смольный за поиском иностранных рабочих рук. В Кыргызской Республике и Таджикистане их ищут вообще на безвозмездной основе. А в Узбекистане, где действует центр на основе государственно-частного партнерства, стоимость привлечения одного кандидата рассчитывается в зависимости от требуемой квалификации и количества заявок от работодателя и колеблется от 3 до 50 тысяч рублей. Самостоятельно найти там профессионала и протестировать его вряд ли обойдется компании дешевле. А привлечение без формальностей грозит штрафом до 800 000 рублей за каждого нелегала.

Самому трудовому мигранту это вроде бы тоже как выгодно. За счет сокращения количества посредников цена за оформление патента с учетом медицинского освидетельствования, ДМС, сдачи экзамена о знании русского языка, истории России и основ законодательства Российской Федерации, нотариально удостоверенных переводов паспортов снижается в среднем с 30 до 18 тысяч рублей с человека, утверждают в комитете. В России кандидатов встречают и помогают оформить им весь пакет разрешительных документов, а комитет по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики даже проводит для них адаптационные мероприятия, «направленные на знакомство с культурой, историей и правилами поведения в Санкт-Петербурге» – возят их на экскурсии. Кроме того, чиновники обещают при увольнении во время испытательного срока подыскать альтернативные варианты трудоустройства.

Выгоден организованный набор и для города, которому не хватает внутренних трудовых ресурсов. А если схема заработает в полную силу, то в Петербург будут ехать только действительно необходимые работники в нужном количестве, а не все подряд, сократится нелегальная миграция и снизится социальная напряженность. Но это всё в теории.

Долго и сложно

На практике работников пока приходится ждать по два месяца, а им самим, набрав кредитов на поездку, неделями сидеть в хостеле в ожидании необходимых разрешений в общем порядке, вместо того чтобы кормить семьи на родине.

– Вы, как работодатель, разместили заявку, в течение двух недель мы начинаем подбор и организовываем личное собеседование по видеосвязи. Потом у нас проверка квалификации дистанционно — швеи реально шьют воротники рубашки на камеру, сварщики варят, каменщики онлайн кладут кирпич. После того как отобрали людей, у них проверяют разрешения на выезд и въезд, они берут кредиты. Процесс занимает недели три, и потом они приезжают в Россию. Мы размещаем их в хостелах и обеспечиваем питанием, и они получают патент — это еще 15 – 20 дней. В итоге в идеальной схеме все занимает 1,5 – 2 месяца от подачи заявки, – рассказал «Фонтанке» директор по развитию ООО «Трудовые резервы Евразии» Игорь Сумин.


Его компания – оператор первого Центра предвыездной подготовки и отправки трудовых мигрантов в Россию в Узбекистане, открытого совместно с Центром трудовых ресурсов Смольного и Министерством труда республики. Он специализируется на отборе и подготовке узбекских мигрантов, которые хотят работать в Петербурге. Но за год в него обратились немногим более 1000 человек, при планах в 5000 ежемесячно. И значительная часть не прошла отбор.

По его словам, то, что отсеивается до 85% обратившихся, связано с тем, что приходят низкоквалифицированные работники, заявки на которых работодатели из Петербурга не размещают — их быстрее и проще найти в России. А число высококвалифицированных кадров (слесарей, швей), также как и в России, ограничено. Кроме того, значительная часть даже отобранных специалистов не доезжает в итоге до Петербурга.

– Даже после того, как они отобраны и готовы ехать, приезжает из них в лучшем случае половина. Тут сказываются личные причины, вопросы кредитования — у жителей аулов зачастую нет кредитной истории и имущества, а также запреты на въезд в Россию и на выезд из страны, невозможность пройти медицинский осмотр, плохое знание языка, – перечислил Сумин.

По словам Вячеслава Поставнина, экс-замглавы ФМС России, основная проблема заложена в самой системе организованного набора.

– Еще в мою бытность в ФМС была запущена формулировка «оргнабор», взятая из советского времени, когда набирали людей по лимиту на заводы и стройки. А что предлагает оргнабор? Да ничего. Людям вроде бы как дают работу, но для того, чтобы туда попасть, нужно приехать, в общем порядке зарегистрироваться, встать на учет, подать документы на патент. И никто тебе не гарантирует, что ты его получишь, – рассказал «Фонтанке» экс-чиновник. – Вы месяц должны где-то находиться, вместо того чтобы сразу приступить к работе. Никаких преференций нет. А страны исхода, в свою очередь, не спешат учить своих граждан русскому языку и сертифицировать их специальности.

По его мнению, для того, чтобы система оргнабора заработала, кандидат и работодатель должны понимать, что все бюрократические нюансы будут проходить четко и в короткие сроки.

– Для оргнабора надо сократить время оформления патентов – процедуру надо начинать уже в стране исхода. Надо вводить цифровые методы: зашел на сайт, загрузил все документы и на месте в России только пришел и подписал готовые документы. Но никто не шевелится, – констатировал Поставнин.

При условии таких задержек при оформлении главным дорожным указателем для мигранта становятся соплеменники и диаспоральные образования.

– Узбекская и таджикская диаспоры перераспределяют потоки низкоквалифицированных работников, а армянская диаспора чуть повыше и даже ими управляет. Государство практически все это отдало им на откуп, – считает Вячеслав Поставнин.

Дадут кредиты и обучат

В комитете по труду признают, что у них есть сложности с перенаправлением годами формировавшихся неорганизованных потоков, квалификацией иностранных работников и ограниченной возможностью ее корректной оценки, а еще с уровнем знания русского языка и законодательства Российской Федерации потенциальными работниками.

«Вместе с тем, сегодня большая часть проблем выявлена, и сейчас организуется активная работа по их разрешению», – заверили «Фонтанку» чиновники.

Например, в Смольном планируют развивать систему предварительного медицинского освидетельствования в странах исхода мигрантов. Учитывая, что у них зачастую нет денег на проезд, проживание, оформление разрешительных документов, в Узбекистане уже организовано кредитование в местных банках. А также достигнута договоренность о 20%-ных скидках на билеты 1 раз в год для трудовых мигрантов, выезжающих в РФ.

Параллельно прорабатывается вопрос по организации обучения кандидатов по востребованным работодателями профессиям – на базе родных для приезжих промышленных колледжей. Там их собираются обучать таким профессиям, как сварщик или «работник сферы гостеприимства».

При этом резкого увеличения числа приезжих в Петербурге в комитете в 2019 году все равно не ждут. Планируется, что количество выданных рабочих патентов останется на уровне предыдущих лет и составит 200 – 250 тысяч штук. А вот качество работников, надеются в Смольном, подрастет.

Илья Казаков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор