Сейчас

+29˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+29˚C

Небольшая облачность, Без осадков

Ощущается как 29

1 м/с, вос

758мм

37%

Подробнее

Пробки

3/10

Pussy Riot остались по разные стороны решетки

282
ПоделитьсяПоделиться

Приговор солисткам Pussy Riot остался прежним: всем – по 2 года. Но только Надежда Толоконникова и Мария Алёхина будут отбывать его в колонии общего режима, а Екатерина Самуцевич – уже на свободе. Такое решение принял в среду, 10 октября, Московский городской суд. Выходя из зала с условным сроком, Катя только раз и очень коротко посмотрела на подруг, оставшихся в стеклянной клетке.

Монотонный голос судьи прервал короткий вскрик из стеклянной клетки. Показалось, что голос не один. Может быть, все три девушки решили, что сейчас их освободят, когда услышали: "...судебная коллегия Мосгорсуда… определила… изменить…" Но нет: судебная коллегия Мосгорсуда определила изменить приговор только в отношении Екатерины Самуцевич. Для Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной всё остаётся по-прежнему: из суда их повезут в СИЗО. А потом – в колонию.

Утром 10 октября, в начале заседания, девушек ввели в зал, как и раньше, всех трёх вместе. И за стеклом их усадили тоже, как прежде, рядышком. Только Маша Алёхина, оказавшись посерёдке, чуть отодвинулась от Кати Самуцевич, да так, что почти прижалась к Наде Толоконниковой, сидевшей на самом краю скамейки. Они мало улыбались и втроём больше не переговаривались. За столом у их адвокатов было много места, поэтому Ирина Хрунова, новая защитница Самуцевич, сидела на почтительном расстоянии от коллег.

Нет больше согласия в Pussy Riot. Самуцевич от подруг открестилась. Если это слово, конечно, применимо к богохульницам и хулиганкам. А то, что 21 февраля в храме Христа Спасителя все три участницы панк-молебна именно хулиганили и богохульничали, коллегия Мосгорсуда сегодня подтвердила. Хоть одна и вышла на свободу, но поступок всей троицы так и остался хулиганством, совершённым по мотивам религиозной ненависти.

Напомним, что Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич своим выступлением в храме Христа Спасителя и опубликованным потом в Интернете видеороликом так оскорбили чувства алтарников, охранников и свечниц храма, что те подали заявления в полицию. Сами девушки продолжали утверждать, что обидеть никого не хотели.

– Хочу в последний раз сказать о наших мотивах, – отчаянно повторяла 10 октября Маша Алёхина. – Призываю всех верующих послушать: мы не хотели вас оскорбить! Мы шли, чтобы выразить свой протест против сращивания. Мы не имели цели оскорбить прихожан, священнослужителей, алтарников…

Солисткам панк-группы, как они много раз говорили, не понравилось, что патриарх Кирилл с амвона храма Христа Спасителя призвал паству 4 марта голосовать за Путина. Поэтому с того же амвона 21 февраля они призвали: "Богородица, Путина прогони". В храме эта фраза не звучала, но такой рефрен сопровождал видеоролик, вывешенный в Интернете. Вскоре девушки были арестованы, просидели под стражей 5 месяцев, а 17 августа Хамовнический суд Москвы признал их виновными в хулиганстве, совершённом по мотивам религиозной ненависти.

Адвокаты потребовали отмены обвинительного приговора. В кассационной жалобе они настаивали на том, что "выводы суда не соответствуют фактическим материалам дела", и указывали на "отсутствие состава преступления в действиях подзащитных". Мотив религиозной ненависти, утверждали адвокаты, "не подтверждается ничем, кроме экспертизы, проведенной не по фактическим событиям, а по видеоролику, который является художественным произведением".

Рассмотрение жалобы было назначено на 1 октября. И до того дня считалось, что подсудимые и их защитники едины. Утром 1 октября выяснилось, что Катя Самуцевич от монолита откололась, она хочет искать нового адвоката вместо Виолетты Волковой. Суд пошёл ей навстречу и перенёс заседание на 10-е число. Что означал такой поворот – никто тогда объяснить не мог. И вот всё прояснилось.

– Никакого раскола в группе нет! – твердила Самуцевич во время заседания.

Подруги на неё не смотрели.

Впрочем, поначалу и в эту среду, 10 октября, многое шло, как раньше. По выступлениям адвокатов в Хамовниках мы уже знаем: и экспертиза с её Трульским собором незаконна, и отвод судье звучал 8 раз, и условия у подсудимых были невыносимые, и дети у них малые…

Откровением стало выступление нового адвоката Екатерины Самуцевич – Ирины Хруновой. Она заявила: Хамовнический суд не должен был квалифицировать действия трёх девушек "как идентичные". Потому что "совершённое Самуцевич сильно отличается от действий других обвиняемых". Она, в отличие от подруг, "не принимала участия в действиях, которые суд признал хулиганскими". Да, она пришла с ними в храм, чтобы принять участие в панк-молебне. Но успела только надеть шапку-балаклаву и вытащить гитару. А потом её вывели. И в храме Самуцевич находилась не 40 секунд, как другие, а всего пятнадцать. Она "не успела спеть, не молилась, не прыгала, не делала ничего из того, что описывают потерпевшие", а "танец, который потерпевшие считают непристойным, проходил без её участия".

Процессуальные противники отнеслись к версиям защиты по-разному: кассационные жалобы адвокатов Толоконниковой и Алёхиной – это "ни о чём", а доводы Хруновой – "блестящая аргументация". В таком духе выразились адвокаты потерпевших. Но то, что Самуцевич не успела толком сплясать и "не задирала ноги", всё-таки не означает, что она менее виновна. Потому что и она, подчеркнула адвокат верующих Павлова, "скандировала богохульные слова в адрес Господа". И раз подсудимые вместе хулиганили – так и отвечать должны тоже вместе…

Коллегия из трёх судей Мосгорсуда оценила разницу в позициях защитников после 40-минутного перерыва: Толоконникова и Алёхина отправляются досиживать 2-летний срок в колонии, а Самуцевич может исправиться и на свободе. Её освободили из-под стражи на глазах у вчерашних подруг.

                                                                                                                                  ***

Всем этим событиям предшествовали ещё два, и о них просто нельзя не вспомнить. Неделю назад ПАСЕ обратилась к России с призывом о пересмотре приговора по делу Pussy Riot. А на днях президент Путин в телеинтервью назвал справедливым решение суда, который "влепил двушечку" певуньям. Можно было, конечно, гадать, кто лучше предскажет реакцию независимого российского суда: их парламентарии или наш президент. Но о ПАСЕ забыли сразу. А президента не устают цитировать. Сделала это в суде и Маша Алёхина.

– Мне хотелось бы отреагировать на слова Владимира Владимировича Путина, который сказал, что нам "правильно влепили двушечку", – начала она.

Судья стала прерывать девушку: дескать, не по существу говорит. Но Алёхина упрямо продолжила. Президент, сказала она, ни разу не произнёс названия панк-группы, наверное, считает его неприличным. Поэтому она решила перевести Pussy Riot для Владимира Владимировича. Зал оживился.

– Название переводится, – объявила Алёхина, – как "Бунтующие киски". И это вряд ли более неприлично, чем призывы мочить людей в сортире или размазывать их печени по асфальту.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close