18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:05 20.10.2018
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

I Фотобиеннале Русского музея: Россия, которую они отобрали

На двух этажах Мраморного дворца развернут масштабный смотр отечественной фотографии. Имена тонут в бездне фамилий, пестрота русской жизни обволакивает со всех сторон. Вообще-то в России такая качественная современность, что из нее без труда можно составить не одно музейное фотособрание, – а вот можно ли с его обретением поздравить Русский музей, еще вопрос.

I Фотобиеннале Русского музея: Россия, которую они отобрали

На двух этажах Мраморного дворца развернут масштабный смотр отечественной фотографии. Имена тонут в бездне фамилий, пестрота русской жизни обволакивает со всех сторон. Вообще-то в России такая качественная современность, что из нее без труда можно составить не одно музейное фотособрание, – а вот можно ли с его обретением поздравить Русский музей, еще вопрос.

Начало проекта походило на жест отчаяния. Организаторы фотобиеннале открыто признали: в области фотографии Русскому музею нечем гордиться, а когда-то надо бы взяться за формирование коллекции, поэтому выбрали формат грандиозной свалки (единственное требование к участникам – наличие российского гражданства), дабы приобрести не только работы известных фотохудожников, но и что-то более демократичное и свежее.

В.Борисов. Диалог. 2008
В.Борисов. Диалог. 2008


За четыре месяца, с февраля по май, на сайт музея обрушилось шесть тысяч снимков, из них жюри, куда помимо внутримузейных специалистов вошли замминистра культуры России Павел Хорошилов и пара городских экспертов, в два тура отобрало около пятисот.

Их разбили на несколько номинаций, оправили в одинаковые паспарту и вывесили в Мраморном дворце. Теперь из этой фотобиомассы жюри должно выбрать трех победителей, и наиболее вероятно, что среди них будет один профессионал от арт-фотографии, один глянцевый автор и один безвестный владелец «широкоугольника» из провинции.

К. Белкина. Sleeping Beauty. Из серии "No man's world". 2009
К. Белкина. Sleeping Beauty. Из серии "No man's world". 2009


Кроме того каждый посетитель выставки и сайта музея, на котором вывешен каталог работ, может проголосовать за потенциального лауреата приза зрительских симпатий. Пятьсот вещей – это, конечно, безумный объем для просмотра, но тут есть существенный плюс: на больших выставках гораздо лучше, чем на камерных, проявляются намерения организаторов, и фотобиеннале вполне можно рассматривать как индикатор музейного сознания.

А. Кудрявцев. Идущий сквозь. 2009
А. Кудрявцев. Идущий сквозь. 2009


Прежде всего это касается «фотографии действительности», которая на выставке четко отделена от художественной – фотографии как части современного искусства. Среди сотен снимков только единицы не стоит показывать детям, да и на них нет ничего особенно страшного или отвратительного. Грузино-южноосетинский конфликт? Вот идет югоосетинский спецназ, и местная женщина в платочке со слезами благодарности прикладывается к руке одного из парней. На другой фотографии того же автора, Андрея Чепакина, коровы идут мимо брошенного трупа – не показать нельзя, но пусть будет буднично, без трагедии. Пожар на Бадаевских складах? А уже потушили, спасибо МЧС. Троице-Измайловский собор горит? Да, было, но красиво же, а рядом такое же пламя – это просто выдача кокса.

А. Сладков. Горит Наша история. 2006
А. Сладков. Горит Наша история. 2006


Раздел ню не заходит дальше мягчайшей и скромнейшей эротики: одни нимфы, застенчиво скрывающие лицо под волосами, и развязные молодые люди, бреющие подмышки.

Екатерина С. Нимфа. 2009
Екатерина С. Нимфа. 2009


Да и все остальное словно из политически взвешенного учебника новейшей истории. Подъезды обшарпанные, избы дырявые, дороги непроезжие – но люди-то, люди! Они одухотворены, уверены в своем светлом будущем, в их руках нет водки, а в глазах – тоски или страха. Ни одного заплаканного лица на всю выставку! Собирают иван-чай, празднуют свадьбу, подледно рыбачат, наяривают на гармони, загорают в мороз. Просторы необъятны, луга колосисты, архитектурные памятники грандиозны. Ветераны в орденах, старики излучают стойкость, из флагов – красные, из портретов – Сталин. Дети иногда улыбаются и даже играют, но чаще полны недетских дум. Раздел религии поражает официозной мертвечиной: сплошные крестные ходы, целования креста, окропления святой водой, девочки в платочках, божественные сияния. Только одно изображение иноверцев-гастарбайтеров во время намаза, – да и оно не на самой выставке, а на сайте.

Е.Аносова. Крещенское утро. 2003
Е.Аносова. Крещенское утро. 2003

Н.Дементьев. Из серии "Великорецкий крестный ход". 2008
Н.Дементьев. Из серии "Великорецкий крестный ход". 2008

О. Каплин. Из цикла "Старообрядцы". 2006
О. Каплин. Из цикла "Старообрядцы". 2006

А. Шлыков. Портрет старушки. 2005
А. Шлыков. Портрет старушки. 2005

С.Аникеев. Зима. 2007
С.Аникеев. Зима. 2007

В.Ламзин. Звонарь. 2007
В.Ламзин. Звонарь. 2007


Снимкам «действительности» катастрофически не хватает юмора, да и вообще естественных эмоций, только арт-фотография шутит, нет, скорее пытается, скатываясь в постановочность, глянец и спецэффекты. Здесь крайне мало глубоких, неоднозначных работ, по остроте и ясности близких к ведущим фотомастерам вроде Картье-Брессона.

В.Райтман. Воробьи. 1986
В.Райтман. Воробьи. 1986

Разве что «Памятник» Владимира Райтмана (1980), где низкорослый бюрократишка всматривается вдаль из-под ладони, взгромоздившись на картонную коробку, да «Одна» Ильи Зеленецкого (2008), бабуся-юродивая на фоне жующе-куряще-гогочущей молодежи. Но дело не только в зоркости участников, – дело в тенденциозности самого проекта. Судя по фотобиеннале, в России нет ни скинхедов, ни язычников, ни маршей несогласных, ни стяжателей в рясах, ни оборзевших ментов. Главная мысль после прогулки по Мраморному дворцу: что же на остальных пяти с половиной тысячах снимков? Неужели самоцензура Русского – лишь продолжение самоцензуры народной?

Ольга Лузина
Фонтанка.ру
 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор